Опубликовано: 3700

Этнические меньшинства и дестабилизирующий фактор в Центральной Азии

Этнические меньшинства и дестабилизирующий фактор в Центральной Азии

Все страны Центрально-азиатского региона - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан - имеют полиэтничный состав населения с разными долями наличия титульного этноса.

В Казахстане, например, казахи составляют 52%, доля киргизского населения в Кыргызстане составляет 56,5 %; таджикского населения в Таджикистане - 62,3%. В Узбекистане, для сравнения, удельный вес узбеков составляет 71,4%, а доля туркмен в Туркменистане - 77,0%. При этом на настоящее время в республиках Центральной Азии (Казахстане, Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане) имеются ряд крупных диаспор из республик региона (казахская, узбекская, таджикская и кыргызская), члены которых испытывают определенные трудности в реализации своих гражданских и политических прав, что создает реальные предпосылки возникновения угрозы межэтнических конфликтов в странах Центральной Азии. Существуют несколько факторов, способных при стечении обстоятельств стать аккумулятором роста конфликтогенности в Центрально-азиатском регионе. Первым фактором в настоящее время является дифференциация по уровню развития регионов внутри стран. Это приводило, в конечном счете, к проявлению самых различных форм общественно-политических движений, основанных на этнической принадлежности их членов. Так, например, в Таджикистане в начале 90-х годов протестные движения приняли форму борьбы по географической принадлежности "долинные-горные" таджики, по местам проживания - ленинабадские-памирские. В Кыргызстане деление также основывалось на принадлежности к северному (Бишкекскому) или южному (Ошскому) регионам. Следующим немаловажным фактором межэтнических противоречий в Центральной Азии является борьба за перераспределение ресурсов (территориальных, водных, энергоресурсов) между представителями различных этнических групп, особенно в тех республиках, где ощущается острый дефицит пригодных к обработке земель (Узбекистан, Кыргызстан). Достаточно вспомнить случаи межэтнического противостояния, наблюдавшегося между таджиками и турками-месхетинцами в 1989 г. (Таджикистан), узбеками и кыргызами в 1990г. (Ошская область), таджиками Исфаринского района Таджикистана и киргизами Баткенского района Кыргызстана в 1989-90 гг. Третьим фактором выступает большая плотность населения в местах компактного проживания представителей одной национальности. При этом нетрудно спрогнозировать ту ситуацию, когда политическое противостояние будет использовать и вопрос об этнической принадлежности и принадлежности к тому или иному региону внутри страны. Нужно учитывать, что в целом по Центрально-азиатскому региону численность населения превысила 40 млн. человек, на человека приходится в среднем менее чем по 0,20 га, а в Узбекистане - менее 0,17га. Не стоит забывать, что в транзитный период, связанный с перераспределением ресурсов и формированием новых политических элит в центрально-азиатских республиках усилилась внутриполитическая борьба. При этом составной частью многих политических объединений выступала эксплуатация этнических и религиозных лозунгов с целью привлечения рядовых граждан республик на свою сторону. Фактор, который в настоящее время пытаются не афишировать в средствах массовой информации, чтобы не актуализировать проблему является проблема анклавов в Центральной Азии. Последствия национально-территориального размежевания в СССР, включая Кавказ и Центральную Азию, инициированного советской властью в 1924 году до сих пор влияют на состояние межэтнических отношений. Если взглянуть на карту Центральной Азии и сопоставить данные, то складывается нелицеприятная картина, связанная с разделением компактных мест проживания представителей разных национальностей и передачей их под юрисдикцию "соседей". Так, например, после данного деления Ферганская долина, была поделена на 3 части, отошедшие соответственно Узбекистану (с городами Наманган, Андижан, Маргелан, Фергана), Таджикистану (с городом Ходжент), Кыргызстану (с городами Ош, Джалал-Абад, Узген). В результате чего различные этнические группы оказались разделены государственными границами, которые не совпадают с этническими. Межэтнические противоречия 90-х годов происходили в местах разломов - несовпадений этнических и территориально-государственных границ, а именно - в пограничных районах. В обосновании многих, если не всех этно-территориальных требований и притязаний лежат ссылки и на историческую память. Выдвигая подобные требования, этнические группы зачастую связывают их с воспоминаниями об "исконных" территориях народов. Таковы, например, призывы о возвращении на историческую родину когда-то вытесненных из нее народов - туркмен на полуостров Мангышлак в Казахстане, кыргызов - на Памир в Таджикистане, казахов - в Ташкентский оазис в Узбекистане. В настоящее время наблюдается ситуация, когда компактное проживание той или иной этнической группы на территории другого государства связывается с сохранением традиций, языка, образа жизни этнических меньшинств, которые в отдельных районах центрально-азиатских республик составляют преимущественное большинство. Так, этнические узбеки составляют значительную часть населения на юге Кыргызстана и Казахстана, на севере Таджикистана. Из казахов, проживающих в Узбекистане почти 90% в основном сосредоточено в городе Ташкенте, Ташкентской, Навоийской, Джизакской, Сырдарьинской областях, а также в Республике Каракалпакстан. Также местом компактного проживания казахской диаспоры является Бухарская и Хорезмская области. Таджики населяют такие центры Узбекистана как Самарканд и Бухара. Но интересен тот факт, что они считают территорию своего постоянного проживания своей исконной территорией, что не может не служить причиной для появления новых очагов напряженности в регионе. В Центральной Азии наибольшей конфликтностью отличаются узбеко-таджикские отношения в Узбекистане, где наиболее ярко выражено явление сочетания межэтнических и межгосударственных разногласий. Пятым фактором можно назвать проблемы трудовой и нелегальной миграции из центрально-азиатских республик в Казахстан. С наступлением летнего периода трудовая миграция в Казахстан принимает большой масштаб. Как следствие наплыва большого количества рабочих в Казахстане усиливаются социально-экономические проблемы. Это, в свою очередь создает реальные предпосылки этнической неприязни к трудовым мигрантам и способствует росту межэтнической напряженности в Казахстане, и как следствие - в регионе. Одной из проблем, которые в настоящее время не выходят на поверхность общественных дискуссий - преобладание на руководящих постах в республиках Центральной Азии представителей так называемой "титульной национальности". Представители этнических меньшинств, которые в некоторых областях значительно превосходят в процентном соотношении представителей титульной нации попадают в ту ситуацию, когда они не могут легитимным путем занять руководящий пост в той или иной стране региона. Подобная картина наблюдается по отношению к узбекской диаспоре в политической структуре Таджикистана и казахской диаспоре в Узбекистане, несмотря на их значительное численное превосходство в некоторых районах республик. Нужно осознать, что существующие территориальные разногласия, нерешенность вопросов земельных и водных ресурсов, наличие анклавов, а также тяжелая социально-экономическая ситуация в среде диаспор и титульной нации республик Центральной Азии создают почву для роста напряженности и появления конфликтов, самыми опасными из которых являются межэтнические. При этом происходит слияние межэтнических и межгосударственных противоречий, что чревато мощным взрывом внутри республик Центрально-азиатского региона. Если вышеупомянутые факторы продолжат и дальше усугубляться, то это может послужить основой дестабилизации внутриполитической ситуации в каждой из республик по отдельности. Поэтому для диаспор (казахов, таджиков, узбеков и кыргызов), проживающих в Центральной Азии, необходимо повышение уровня значимости своей роли для полноценного участия во всех сферах жизнедеятельности и управлении страной, а также соблюдения их прав и устранения факторов нестабильности в регионе. Необходимо отметить, что указанные диаспоры являются объектом внутренней политики и субъектом международных, двусторонних отношений в регионе, связующей нитью между внутренней и внешней политикой государства, а также индикатором стабильности всего Центрально-азиатского региона. И, как следствие этого, любое действие, направленное со стороны государства, представителей других этнических меньшинств, имеющих властные полномочия, могут послужить той каплей, которая может переполнить чашу терпения.

[X]