Опубликовано: 710

Будем считать по-новому: государство не может правильно определить нормальную налоговую нагрузку на игорный бизнес

Будем считать по-новому: государство не может правильно определить нормальную налоговую нагрузку на игорный бизнес Фото - И для этого казино карты легли под стол. Фото Тахира САСЫКОВА

Министерство национальной экономики создало рабочую группу для разработки нового Налогового кодекса. Среди приглашенных к работе – минкульт, минфин, представители бизнес-сообщества, в том числе и букмекерской отрасли. Это говорит, что правительству не очень нравится то, что происходит в игорном бизнесе.

Главный вопрос – налоги. В том числе и на игорный бизнес. Стоит ли развивать этот сектор экономики? Или, может, вообще не надо обращать внимания на такую мелочь. Пустить отрасль на самотек? Что это вообще – казино, букмекерские конторы, лотерея, тотализаторы? Какую пользу они приносят государству и обществу? А если приносят, то что можно получить взамен?

Пока рабочая группа трудится в обычном режиме. Но есть предпосылки, что проект объявят срочным. Тогда уже следующий Новый год мы можем встретить с новым Налоговым кодексом, который учтет все уроки пандемии. И то, что в команду еще на стадии разработки включили представителей бизнеса и Национальной палаты предпринимателей, дает надежду, что будущий документ будет если не идеальным, то учитывающим интересы всех.

Подайте идею

Один из спорных моментов – налог на добавленную стоимость (НДС). Когда его вешают на игорный бизнес, он вдруг начинает противоречить самой идее НДС. Добавленной стоимости здесь нет. Эта сфера не предоставляет ни услуги, ни товары и не проводит работы.

В Законе “Об игорном бизнесе” сказано: “Букмекерская контора – это организатор игорного бизнеса, заключающий пари с участником”. То есть профессиональный спорщик.

Положил клиент на свой счет 10 тысяч тенге. И он их может крутить сколько угодно, делать ставки, исходя из своего разумения. Клиент спорит с БК на результат события. Сколько он ставит – тоже его дело. Коэффициент тоже изменяется ежеминутно. Неизвестно, сколько он в итоге выиграет. Поэтому у букмекера невозможно подсчитать добавленную стоимость.

Напротив, у “традиционных” услуг есть фиксированная цена. В нее входят расходы на ее предоставление. От фиксированной розничной цены услуги отнимаем расходы – получаем добавленную стоимость, от которой можно высчитать налог.

Формально деятельность букмекерской конторы похожа на работу страховой компании.

Допустим, вы застраховали машину. Это риск, на который идет бизнес. Но ведь владелец авто тоже не хочет попасть в аварию. Он готов потерять деньги, которые заплатил за полис. Тогда эта сумма уходит в доход страховой компании. Но при ДТП наступает страховой случай. Владелец транспортного средства получает бонус в виде страховой выплаты. Считаем, что водитель, конечно, не устраивает ДТП специально.

Если этот пример перефразировать, то можно сказать, что владелец автомобиля спорит со страховой компанией о том, что он не попадет в аварию. И для нее ДТП клиента является случаем, на который они не могут повлиять. Точно так же, как букмекер не может повлиять на спортивные события. И если в течение года аварий нет, то плата за страховку становится доходом страховой компании. Но при этом она освобождена от НДС. А букмекерам в 2020 году – бумц! – прилетел новый налог.

Минус на минус дает минус

Почему это важно? Государство не может правильно рассчитать нормальную налоговую нагрузку на игорный бизнес. Любой эксперт, когда считает эффективность коммерческой деятельности, применяет шаблон: он пересчитывает расходы, доходы, затраты на сырье и материалы, фонд оплаты труда, кредиты и налоги. Чиновник минфина смотрит на бизнес со своей колокольни – ему важен коэффициент налоговой нагрузки. То есть сколько можно содрать с предпринимателя налогов так, чтобы тот не загнулся.

Букмекеры страны считают, что налоговая нагрузка на игорный бизнес составляет от 50 до 80 процентов. Ни у одного бизнеса не должно быть такой нагрузки. Это заставляет коммерсантов уходить в тень. Выгоднее давать взятки проверяющим, чем платить такие деньги.

Но чиновники букмекерам не верят. Бюро национальной статистики говорит, что коэффициент налоговой нагрузки (КНН) на игорный бизнес – максимум 18 процентов. Включаем арифметику и получаем доход – 82 процента! Поэтому, когда министерство нацэкономики видит эту цифру, оно обоснованно говорит, что это мелочь. И налоги надо поднимать.

Люди гибнут за процент

Если кто-то думает, что игорный бизнес в стране цветет и пахнет розами, рекомендую посетить 2 национальные игорные зоны – в Бурабае и Капшагае. Первая – тот еще инвалид. Из всей клубнички здесь работает только одно казино. Конкуренции – никакой. В Капшагае повеселее: тут аж 8 казино и 4 зала игровых автоматов. И еще 13 заброшенных зданий. Причем 9 уже достроены, и их владельцы даже получили лицензии. Еще 4 – стены в поле. Это яркий показатель роста налоговой нагрузки: в 2018 году налоговую ставку для казино подняли в 2 раза. Предпринимателям оказалось легче бросить работающий бизнес или недостраивать огромные здания, чем покупать “входной билет”.

Как так получается? Для игорного бизнеса в Налоговый кодекс 2020 года была введена норма: оборот равно доход. Просто для учета. Но в итоге доходом стал оборот. А он всегда в разы больше дохода. И при исчислении КНН совокупный годовой доход игорной отрасли высчитывается с совокупного годового оборота. Поэтому официальные источники и говорят, что коэффициент налоговой нагрузки на игорный бизнес у нас всего 18 процентов. “Мы хотим честно платить налоги. Но нам не верят”

Налоговый кодекс определяет, что на выигрыш клиентам должно уходить минимум 85 процентов от суммы ставки. Оставшиеся 15 процентов облагаются НДС по ставке 12 процентов. Планка возврата для игровых автоматов еще выше – 95 процентов. Это делает игорную деятельность заведомо невыгодной, так как прибыль выходит минусовой. А Бюро по статистике показывает, что букмекеры платят маловато налогов. Вам не кажется, что кто-то сделал небольшую ошибку?

Зона – она и такая зона

Люди не перестали играть. Куда же они идут? Сегодня очень легко можно найти активный игорный бизнес в городах. Но ведь там запрещены и казино, и букмекеры, и тотализаторы, скажете вы. И будете правы. Все эти заведения работают подпольно. Вчерную. Подпольный бизнес стремится быть ближе к людям. Которые живут в городах. Например, идет человек с работы, завернул в знакомый дворик, поиграл, ушел. Надо – пошел в кафе или ресторан, оттуда – в бильярд. Это комплекс услуг, собранных в одном месте. Ни одна игорная зона такого комплекса дать не может.

Например, в Капшагай люди едут только, чтобы сыграть в казино. Так как он не может похвастаться шикарной инфраструктурой курортной зоны. Даже для инвесторов Капшагай как зона отдыха мало интересен.

Чиновники хотели сделать Лас-Вегас в Казахстане, чтобы привлекать местных и зарубежных туристов. Даже думали построить международный аэропорт. Но не получилось, потому что опять нет цели и понимания, как работает система.

Приехал человек сделать ставку. Потом ему расхотелось играть. Куда он пойдет? По улицам не погулять. Здесь нет отдельных ресторанов с высоким сервисом и других развлекательных центров, кроме казино и нескольких закрытых зон отдыха. Поэтому вопрос один: как туристам добираться до окраин Капшагая и возвращаться обратно? Уничтожена цель создания большой курортной зоны.

Тот же Лас-Вегас в США стал центром игорного бизнеса потому, что дает отдыхающему человеку всё, что он пожелает. Туда стекаются все, кто хочет просто развлечься. И не только игроки. В среднем большая часть клиентов казино – пенсионеры, отпускники, приезжающие в курортные зоны культурно отдохнуть. И, поверьте, организатору игр они приносят не меньше денег, чем игроки в рулетку или автоматы. Потому что в том же Вегасе выступают звезды калибра Мадонны и “Rolling Stones”. А на них – касса.

В связи с большой налоговой нагрузкой легальному казахстанскому бизнесу тяжело конкурировать с офшорными или зарубежными представителями онлайн-игорных сервисов. Это приводит к большому оттоку клиентов и денежной массы за рубеж. Платежные системы отмечают рост таких платежей. Причем растут они в пропорциях роста налоговых ставок на казахстанский легальный бизнес. То есть наши легальные организации не могут конкурировать с зарубежными или офшорными компаниями.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи