Опубликовано: 2600

Легендарный боксер Холифилд дает советы Геннадию Головкину

Легендарный боксер Холифилд дает советы Геннадию Головкину Фото - Фото Максима ИВАНОВА

Кофейным утром у “Старбакса” на парковке высокий мужчина сделал нам комплимент.

– Вот это настоящий внедорожник, – сказал он, глядя на наш рамный Toyota 4Runner.

– Да и ваш Cadillac Escalade тоже весьма внушителен.

– Да ладно, это так, черный представительский поезд…

Высоким мужчиной оказался американский боксер-профессионал Эвандер Холифилд. Единственный в истории профессионального бокса четырехкратный чемпион мира в супертяжелом весе. Ну и тот самый, которому Майк Тайсон “шепнул” кое-что на ушко, откусив “орган” прямо на ринге. В общем, мы вернулись обратно в кофейню…

– Мистер Холифилд, я из Казахстана, и первое, что хотелось бы спросить: вы знаете такого боксера-профессионала, как Бейбут Шуменов?

– Бейбут кто?

Шуменов.

– Нет, к сожалению, не знаю.

– Геннадий Головкин?

– Конечно же, Triple G, верно? Он очень хороший боец, наверное, лучший на планете сегодня.

– Знакомы лично?

– Да. Он потрясающе хорош. США еще не знали такого боксера, если спросишь меня. При этом сам себя построил. И если бы он был американцем, то, поверь, его портрет висел бы на рекламном плакате в каждом штате. С американским паспортом, даже не родившись в США, он был бы мегапопулярным, потому что здесь все равно все иммигранты (смеется).

Он напоминает мне себя самого. У меня не было много возможностей на старте карьеры, включая финансовых. Я просто старался хорошо делать свое дело. Мама мне один раз сказала: будь хорош в чем-то одном. И я послушался. Мне кажется, что Головкин сейчас делает то же самое. Старается быть лучшим в чем-то одном.

– У вас десятки лет опыта. И вы наверняка следите за миром бокса в целом. Какой следующий шаг был бы более эффективен с точки зрения карьеры Triple G?

– Для начала нужно понимать, что он работает в среднем весе. И если он там лучший, то я бы на его месте начал продвигаться вверх по весовой категории. Особенно если он добавит к своему списку пояс WBO. Ему в данном случае просто не останется смысла сидеть в среднем весе. Он доказал, что никто не может так работать. Значит, нужно идти дальше. Если, конечно, он любит движение вверх, а не момент зависания с кучей поясов на полке.

– Каково ваше мнение о новых изменениях в Олимпийских играх? Я о решении Международной ассоциации любительского бокса (АИБА) в пользу профессиональных боксеров, позволяющем им выступать на ОИ.

– Я не думаю, что это высокоорганизованное изменение. Это неэффективное смешивание тактик категорий. Интрига? Да, но тут больше думали о рекламе, а не о реальной пользе. Любителям нужно оставаться любителями. И это небезопасно для них. Летят головы, понимаешь. Это попросту небезопасно.

При этом я считаю, что молодой паренек, конечно, может побить профессионала, ведь в Олимпийских играх – это спринт, три раунда по три минуты. А профессионал – это часто машина замедленного действия. В мое время, когда я был любителем, мы были лучше профессионалов просто потому, что последние тратили слишком много времени на разогрев. Но, опять же, недостаточный опыт для новичка может его попросту погубить даже в трехминутке с профессио­налом. Новичок ведь бывает разный – окончивший среднюю школу и уже окончивший колледж. Понимаешь параллель?

– Понимаю прекрасно. А вы бы приняли участие в ОИ, если бы имели возможность?

– Лично я нет. Для меня, профессионала, – это откат назад. Кто хочет назад? Ты? И я тоже нет. 19 лет – иди. 21 год – конечно. Но у меня было слишком много шагов вперед, чтобы идти назад. И не забывай, профессиональный бокс – это тот вид, в котором ты зарабатываешь. Сколько ты заработаешь на Олимпийских играх? Бесплатно будешь бороться? Благословляю тебя! Да, ты выступаешь за свою страну, нацию. Но у нас полно молодых ребят, которые и без меня отлично ее представляют.

– Ну а как же патриотизм, нести флаг страны?

– Ну я, по-моему, делал это намного больше в боксе начиная с 1984 года, чем многие олимпийские чемпионы на Играх. И меня тут сложно в чем-то обвинить. Я бы принял участие в Играх только в одном случае.

Интересно.

– В качестве команды поддержки. Я бы использовал свой опыт и достижения, чтобы приободрить молодых ребят, стимулировать их к золоту. И, самое главное, мне не пришлось бы бороться, бегать, плавать и вообще как-либо физически напрягаться. И не исключаю, что в данном случае внес бы вклад не менее важный, чем если бы выступал на ринге. В общем, дайте дорогу молодым, а мне – лучшее место в зале. Я постараюсь правильно использовать молодую энергию, направлять ее в нужное русло.

– К нам в Казахстан по разным поводам не раз приезжали известные боксеры. Как заманить вас?

– В Казахстане я еще не был ни разу. Был в Москве, наверное, самая ближайшая локация из стран СНГ, где я был. Но если получу приглашение, то обязательно рассмотрю. Главное, чтобы был порядок с вопросом безопасности. Именно поэтому мы изучим в первую очередь само приглашение.

– Я не буду вас спрашивать о “том самом” поединке с Майком. Спрошу другое – вы не устали от этих вопросов? Ведь их продолжают задавать снова и снова.

– Я не устал. Да и у людей всегда есть выбор. Я же дал тебе согласие на интервью. И не могу указывать, какие вопросы задавать, а какие нет. И, конечно, этот вопрос продолжают задавать, ведь ты публичная персона, часто мелькаешь в телике. Поэтому скажу, что я хороший персонаж в той ситуации. Я мог дать сдачи, но выбрал другой путь. Простить. Потому что если не простишь, то будешь сам мучиться всю свою жизнь.

– То есть вы человек, который подставит вторую щеку?

– Называй это, как хочешь. В жизни нужно научиться быть позитивным, если не научишься, то просто рискуешь стать злым дядькой. Не хочу быть таким, я счастливый человек, я улыбаюсь. Самый младший – девятый ребенок в семье. А они делали много сумасшедших вещей. Как братья, так и сестры. Сложно сказать, что я их любил в детстве. Но самым успешным среди них стал именно я. И, возможно, благодаря их отношению ко мне, как к самому младшему. Мама учила меня прощать. Но своих братьев и сестер я все равно простил через довольно продолжительный период времени. Слишком прессинг с их стороны был жесткий.

– На парковке вы сказали, что участвуете в танцевальном шоу, и, собственно, поэтому сейчас в Майами. Подготовка к съемкам, тренировки в зале. Вы вообще хороши в танцах, мистер Холифилд? Вам не чужд этот зал, вы в своей тарелке?

– Абсолютно в своей. Думаешь, бокс – это не танцы? Танцы – практически то же самое, только без джебов и хуков. Я очень любил танцевать в детстве и очень люблю в принципе. Как я попал в бокс? Мне нравилось двигаться. И у меня было все в порядке с ритмом. А это, возможно, краеугольный камень успеха в боксе. И в танцах, естественно. Ты поворачиваешься, ты уворачиваешься. Это мне позволяло валить больших ребят, которые не были так изворотливы, как я. Почему? Правильно! Потому что я умел танцевать. И если ты думаешь, что танцевать проще, чем боксировать, то ничего не понимаешь ни в боксе, ни в танцах. Так что танцуйте, когда хочется. Чем я сейчас и занимаюсь.

Благодарим Kirova Ballet of Miami за помощь в организации интервью

Беседовал Роман МАСЛЕННИКОВ, МАЙАМИ, ФЛОРИДА, США

[X]