Опубликовано: 640

Алим Анапьянов: Диас Омаров повторял: Дожить бы до 80

Алим Анапьянов: Диас Омаров повторял: Дожить бы до 80 Фото - Тахир САСЫКОВ

Известный казахстанский журналист Алим Анапьянов – один из немногих, кто не дает окончательно забыть историю отечественного спорта. На днях в соавторстве с Мейрханом Аширимбетовым и Ильясом Омаровым он выпустил книгу “Вел репортаж Диас Омаров” о нашем знаменитом футболисте и спортивном комментаторе.

– Эту книгу мы готовили к 80-летию Диаса Ильясовича, – вспоминает Алим Анапьянов. – Позвонил его племянник Ильяс Омаров из Норвегии: “Алим, ты более или менее вращаешься в журналистских кругах. Как смотришь на то, чтобы собрать в книгу весь материал, который есть про Диаса Ильясовича, попросить рассказать о нем его коллег, друзей? Только не говори ему об этом, сделаем приятный сюрприз”. Сам Диас почему-то с тревогой ждал этой даты, говорил: “Дожить бы до 80 и стать аксакалом”. Я ему: “Да ты уже аксакал”. – “Нет, только когда будет 80”. Получилось так, что не дожил до юбилея три месяца, а книга вышла уже как память о нем.

Велосипеды, лотерея и галстук

– В книге собрано большое количество воспоминаний о Диасе Ильясовиче. Какие из них оказались неожиданными даже для вас?

– Наверное, истории его бывшего одноклубника по “Кайрату” начала 1960-х Евгения Ивановича Кузнецова. Он вспоминал, что Дик (прозвище Омарова в команде. – Прим. ред.) был в коллективе хохмачом. Как-то приехали, говорит, молодые ребята на просмотр. Диас их спрашивает: “Вы получили экипировку?” – “Да”. – “А велосипеды? Как же вы будете ездить на тренировки? Идите получайте!”. Эти ребята побежали к начальнику команды. Им был тогда Дмитрий Павлович Черненко. “Палыч, у всех велосипеды, а у нас нет!”. Тот смеется: “Это Омаров, наверное, вас отправил ко мне?!”.

Или другая замечательная история. Один из кайратовцев зачеркивал в лотерейных билетах одни и те же цифры. Дик это знал. Однажды приходит в раздевалку и сокрушается: “Сегодня розыгрыш был. Так я всего одну цифру не угадал!”. И перечисляет “угаданные” цифры – как раз те, что его партнер всегда отмечал. Тот обрадовался, запрыгал до потолка: “Всё, я теперь миллионер, с футболом завязываю!”. На следующий день приходит хмурый: “Опять Дик пошутил”.

Еще одну расскажу. Диас подарил своему одноклубнику Стасу Каминскому цветной галстук, какие уже никто не носил. Тот говорит: “Зачем он мне?” – “У тебя же день рождения!” – “Так такие же никто не носит!” – “Ничего. Пройдет время, и этот галстук вернется в моду”.

– Откуда у Диаса Омарова появилось прозвище Дик?

– Не знаю. Это еще с юности пошло. Как-то на стадионе “Медик” молодых ребят просматривали для юношеской сборной Казахстана. В том матче Омаров, которого уже прозвали Диком, забил 2 мяча. У соперников столько же раз отличился Тимур Сегизбаев. Обоих взяли в сборную, а потом в “Кайрат”. Тот матч, кстати, 2:2 завершился. Я уточняю счет вот еще почему. Диас говорил: “В своей жизни я сыграл два тайма, то есть дважды был женат. В первом тайме у меня две дочери, во втором – два сына. Значит, счет равный – 2:2”.

Золотой фонд республики

– Как вы познакомились с Диасом Омаровым?

– Я знал его давно, с 1970-х годов. Он приходил к нам в университет на различные встречи. Тогда он уже был звездой эфира, популярным комментатором. Близко начали общаться в конце 2000-х годов, когда часто играли в футбол на стадионе “Динамо”. Я удивлялся, как в таком возрасте – а ему было за 60 – можно здорово действовать на поле, не портить игру? Диас обычно стоял в нападении, замыкал у штанги. Никогда не уходил с поля без гола, каждому из них радовался как мальчишка. В одном из матчей забил 8 мячей. Но Диас не только завершал атаки – мог скинуть партнеру под удар, хорошо просчитывал ходы. Мы даже защитников ругали, если они против него слишком жестко играли.

Диас Ильясович был моим старшим товарищем, другом. Мы с ним объездили практически весь Казахстан, проводили детские турниры.

Он никогда не жалел денег, из своего кармана покупал кубки, спортивную форму, которую дарил мальчишкам, комментировал прямо на стадионе.

Омаров был человеком из золотого фонда нашей республики. Таких людей надо ценить. Сейчас прорабатывается вопрос об установлении мемориальной доски на стене дома, где он жил. Но, думаю, этого все равно будет мало.

– Книга “Вел репортаж Диас Омаров” стала для вас уже десятой по счету. А какая была первой?

– “Путь, который ты выбираешь сам” о другом бывшем кайратовце – Михаиле Гурмане. Она вышла в 2008 году на его 55-летие. Отпечатали тогда 3 тысячи экземпляров, но Михаил Ильич почему-то тираж так и не забрал. Кое-что раздали, но где-то около тысячи до сих пор пылится на чердаке. Большинство книг у меня про футбол – “Запах апорта”, которую мы писали с Диасом Омаровым, “Огонь в сердцах”, “11 в поле”. Когда работал в “Динамо”, издали книгу “Годы становления, годы созидания”, посвященную 85-летию этого спортивного общества. В прошлом году вышла книга “На крыльях “Буревестника” о нашей знаменитой мужской волейбольной команде. Делали ее вместе с экс-игроком Александром Михайловичем Портным. Он – человек прямой, говорил: “Не все ребята правду скажут. Но надо всё равно написать, как было на самом деле, чтобы не прятать глаза при встрече”.

Спорт, армия, журфак

– Почему ваш выбор пал на спортивную журналистику?

– Я в школе много увлекался спортом, можно сказать, был универсалом: играл в баскетбол, футбол, волейбол, шахматы, занимался легкой атлетикой, бегал на лыжах и коньках. К примеру, в 9-м классе практически не учился – то одни соревнования, то другие. Однажды мы школьной командой по баскетболу прошли отбор и поехали в Талды-Курган на чемпионат области. В составе – семеро ребят из одного класса. Мы невысокие, друг друга хорошо понимаем. Играли финал с командой местной ДЮСШ, где мальчики ростом под 180–190 см. Но мы их победили. Наш тренер после матча схватился за голову: “Зачем вы выиграли? Теперь меня в облоно (областной отдел народного образования. – Прим. ред.) вызовут, будут ругать!”. Как чемпионы, мы должны были потом ехать в Алма-Ату на спартакиаду школьников Казахстана, но вместо нас отправили ДЮСШ.

Что касается журналистики, я еще в школе написал баскетбольную заметку в районную газету. Она называлась “Мяч в корзине”. Заметку напечатали. Читаю, фамилия стоит моя, а текст другой – так ее “подкорректировали”. Затем была армия. Выступал как-то с докладом. Подходит редактор дивизионной газеты: “Кто помогал доклад писать? Замполит, наверное?” – “Нет, сам”. – “Напиши мне в газету что-нибудь о службе”. Так начал потихоньку писать туда короткие заметки.

– О чем они были?

– О том, как ребята несут службу. Газета называлась “На боевом посту”. Я служил в зоне, охранял заключенных. Поэтому случалось всякое, в том числе попытки побега. В колониях общего режима тот еще бардак! Стою как-то на вышке с автоматом, в тулупе – хотя был май, но служил под Барнаулом, там снег в это время еще лежит. Подходит старшина: “Сдать оружие!”. Испугался: “Что я натворил? Может, кто-то сбежал?”. Привозят в роту. Другой старшина приглашает к себе: “Выбирай любой новый китель. Поедешь служить в штаб дивизии. Тебя забирают в редакцию!”.

Приезжаю на электричке в Новосибирск. Первое испытание – печатание на машинке. Это ведь не современные компьютеры, где Word красным подчеркнул, ты вернулся, исправил и набираешь текст дальше.

Закрывали на ночь в редакции (благо холодильник там был!), и до утра печатал на “Ятране”. Месяца через полтора-два уже мог печатать вслепую.

Дальше – грамотность для корректуры. Снова бессонные ночи, теперь уже с учебниками русского языка. Штудировал их все – начиная с 5-го класса. Интересной и полезной служба оказалась. Сразу после дембеля – с самолета, в военной форме сдал документы на журфак в КазГУ. Зачислили без всякого собеседования. Мой университетский друг Сырым Ержанов на 1-м курсе устроился в республиканскую газету “Спорт”. Русскоязычной редакцией заведовал Альберт Краснов. Потребовался им еще один студент, и Сырым привел меня.

– Альберт Павлович – бывший кайратовец

– Да. Как и Михаил Исаев, который тоже там работал. Диас Омаров пошел, получается, по их стопам, превратившись из футболиста в журналиста. В команде он был редактором стенгазеты, и как-то подошел к нему старший тренер Николай Глебов: “Из Москвы просят заметку про наш матч написать”. “Из Москвы” – это, значит, для “Советского спорта” – главной спортивной газеты страны. Диас написал. Получилось хорошо. После этого стали частенько из “Советского спорта” звонить, потом из “Казахстанской правды”, других республиканских газет. Так Омаров стал журналистом.

Борьба за выживание

– Вы в “Спорте” долго проработали?

– Нет. Совсем мало. После университета от спортивной тематики надолго отошел. Был редактором двух районных газет, потом в “Ленинской смене” занимался хозяйственными вопросами. В 1990-е каждый выживал как мог. Газеты – не исключение. Поэтому деньги искали, где только могли: пригоняли из России машины, перепродавали металл, аккумуляторы. Даже подсобное хозяйство открыли в Сарыозеке. Держали там скот, сажали картошку, в штат входили пастухи, скотники, доярки. В редакции хозяйственников, рекламных менеджеров и т. п. работало раза в два больше, чем журналистов. В спортивную же журналистику вернулся только в конце 1990-х – в “Вечерний Алматы”.

– Традиционный заключительный вопрос о дальнейших творческих планах…

– Готовлю материал об Олеге Долматове. Он приезжал несколько лет назад на 70-летие Тимура Сегизбаева. Мы с ним побеседовали, но интервью тогда не опубликовал. У Олега Васильевича непростая жизнь – жена пропала, дочь умерла… Тяжело материал пишется.

Если говорить о книгах, то раза три подходили хоккеисты с просьбой написать о команде алма-атинского “Динамо” по хоккею с мячом. Однако деньги найти на издание пока только обещают. Хотя надо, на самом деле, немного – полтора-два миллиона тенге, чтобы в цвете отпечатать тысячу экземпляров. В этом году исполняется 40 лет первой победе ватерполистов “Динамо” в чемпионате СССР. Те тоже хотят книгу, но всё не решаются перейти от разговоров к действиям.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи