Опубликовано: 410

"От насильников, садистов и маньяков не застрахован никто" - правозащитница о преступлениях против ЛГБТ

"От насильников, садистов и маньяков не застрахован никто" - правозащитница о преступлениях против ЛГБТ Фото - Paperpaper.ru/Сергей Чернов

"Сексуальная ориентация – это территория частной жизни, которая должна охраняться законами", - считает отечественная феминистка Йохана Акбергенова.

Вряд ли Казахстан можно назвать самой толерантной страной на свете. К примеру, в последнее время в СМИ активно обсуждается новость о том, как 21-летний парень-гей из Нур-Султана стал жертвой жестокого избиения, насилия и вымогательства. Тема прав ЛГБТ в Казахстане имеет далеко не самый однозначный характер. Она актуальна и обладает своей проблематикой. Например, в марте текущего года комитет по экономическим, социальным и культурным правам при ОНН рекомендовал Казахстану включить СОГИ (сексуальная ориентация и гендерная идентичность) в законодательство на 65-й сессии в Женеве. Все это говорит лишь о том, что проблема действительно существует.

Но стоит ли ожидать, что преступления, совершенные против ЛГБТ-граждан, будут рассматриваться на равных правах с другими, как и должно быть в цивилизованном и светском государстве? На эти вопросы корреспонденту медиа-портала Caravan.kz отвечает казахстанская правозащитница, феминистка и ЛГБТ-активистка Йоханна Акбергенова.

- К сожалению, страна наша является ортодоксальной со всеми вытекающими из радикального настроения последствиями, - отметила Акбергенова в начале беседы. - Это не только проявления гомофобии (преследование, буллинг, моббинг, шантаж и пр.), но и ксенофобии, мизогинии (виктимблейминг, газлайтинг, шейминг и пр.) и других нетерпимостей и ненавистей, которые государство и общество не хотят признавать, потому что изменение ситуации требует больших ресурсов. Многие в нашей стране еще живут и передают молодому поколению вбитые с советских времен представления «казенного патриотизма», что страну непременно надо спасать от «загнивающего» Запада; другие – убеждениями, что «сила есть – ума не надо». Все вместе готовы культивировать агрессию и заряжаться от нее; это считается мужеством, «не быть тряпкой» и даже (OMG) «умением не поддаваться манипуляциям».

Откуда корни большой агрессии у нас? Факторов не так уж много. Главное – это качества законодательной, исполнительной и судебной властей. Казахстан подписал множество международных правовых документов, чтобы выглядеть прогрессивной страной и иметь выгодные экономические связи с Западом, однако мало что ратифицировал, то есть не привел национальные законы в соответствие с международными законами, которые имеют приоритет. В УК РК нет понятия «преступление на почве ненависти по СОГИ», которое помогало бы вести официальную статистику хотя бы физического/сексуального насилия и убийства ЛГБТИК-граждан (ЛГБТИК – лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендерные люди, интерсекс-люди, квир-люди). Грустно об этом говорить, но в наших национальных документах нет даже толкования слова «дискриминация». Конституция говорит, что, например, запрещена дискриминация по половому или национальному признаку, но не поясняет, что можно считать дискриминацией, а что дискриминацией не является. И так почти все наши законы, а ведь дьявол кроется в деталях.

Вторым фактором высокого уровня агрессии к ЛГБТИК-лицам является качество образования. Еще 1992 году гомосексуальность и бисексуальность официально исключили из списка международных болезней; на сегодня биологи обнаружили, что гомосексуальность и бисексуальность встречаются у свыше 1500 видов животных (в том числе и у млекопитающих). То есть наука утверждает, что гомосексуальность и бисексуальность – это два из трех видов сексуальной ориентаций, хотя как голубоглазых людей, левшей или рыжих гомосексуалов и бисексуалов меньше. Однако в некоторых медицинских учреждениях преподаватели продолжают навязывать устаревшие или ненаучные теории, что можно делать выводы, где находится не только наше образование, но и медицина.

Есть еще один фактор гомофобии. Возможно, кого-то это удивит, но там, где сильна гомофобия, силен и патриархат. В патриархальной системе большинство мужчин воспринимает женщину как сексуальный объект. Такие мужчины боятся, что есть гомосексуальные мужчины, которые могут воспринимать их так же, как они женщин, то есть как объект. На Западе, где с правами женщин гораздо лучше, чем на Востоке, с правами ЛГБТ так же относительно хорошо, нежели на Востоке. Многие ЛГБТ в курсе этого фактора, поэтому среди них можно часто встретить людей, разделяющих некоторые идеи феминизма.

- Проявляется ли гомофобное и нетолерантное отношение к представителям ЛГБТ в рядах органов исполнительной власти?

- Да. Более того, с призывами линчевать нас, закрыть в лечебницах, выслать в «гейропы» в разное время открыто выступали экс-депутаты парламента и члены Верховного суда. Видимо, это отличительная черта гомофобов - не читать не только международное право и свежие медицинские материалы, но и историю и новости. Во времена Третьего рейха гомосексуальность считалась преступлением и влекла уголовное наказание. Перевернутый розовый треугольник – один из ЛГБТ-знаков – родился в каторжных тюрьмах и концлагерях и сегодня используется лесбиянками и геями в память об ЛГБТ, ставших жертвами фашизма, как и евреи, цыгане, религиозные меньшинства, политзаключенные и прочие неугодные фашистам группы. В 2018 году власти современной Германии принесли извинения ЛГБТ-людям «за все страдания и несправедливости и за последовавшее длительное молчание». Я – человек злопамятный; как гражданка и член ЛГБТИК-сообщества я жду, когда наши гомофобы-депутаты и судьи извиняться за свои оскорбления.

- Перед написанием этого материала мы ознакомились с несколькими интервью ЛГБТ-граждан в Казахстане за разные годы. Многие из них заявляли, что проще и безопасней скрывать свою ориентацию от окружающих. Что вы думаете на этот счет?

- Это очень сложный вопрос для меня. Я не хочу никого принуждать к каминг-ауту, пусть каждый решит для себя и потратит столько времени, сколько посчитает нужным. Потому я дам информацию общего плана, какие есть мнения на данную тему в ЛГБТ-сообществах разных стран.

Начну с напоминания, что есть такие понятия, как «внутренняя гомофобия/ бифобия/ трансфобия». Боязнь и устыжение себя, презрение и ненависть к себе могут быть вызваны не только лицезрением отношения общества и государства к ЛГБТ, но с табуированностью темы секса в целом на протяжении долгого периода в истории человечества. Например, с точки зрения ведущих религий грехом считается не только гомосексуальность, но и секс до брака, мастурбация, сексуальные фантазии, полиамория, вибраторы, контрацепция, аборты. Внутренние фобии могут обладать сокрушительной силой и годами съедать изнутри, иногда сводя человека с ума, - подметила Йоханна.

По словам нашей собеседницы, наличие внутренней фобии не всегда объясняет сокрытие ориентации. Но на что рассчитывают те, кто не скрывает своей ориентации, если речь не идет о таких странах, как Узбекистан или Иран? Кто-то живет с открытым статусом, думая, что чем больше открытых ЛГБТ-лиц, тем сильнее звучит голос сообщества. Кто-то вынужден быть открытым, чтобы открыто бороться за свои права. Иные не хотят всю жизнь прожить во лжи и совершают каминг-аут.

- Также мне известно, что в 20-м веке в Европе были сильны подпольные ЛГБТ-группы, которые, достигнув определенного уровня сплоченности внутри сообщества, массово вышли и потребовали от государства защиты их прав как группы, - добавила правозащитница.

- ЛГБТ-граждане, ставшие жертвами преступления у нас в стране зачастую сталкиваются с полицейским безразличием. Как, по-вашему, можно добиться позитивных сдвигов в этом отношении?

- Любое насилие, совершено ли оно в отношении ЛГБТ, гетеросексуалов или детей, должно осуждаться обществом. Антидискриминационное законодательство, приведение национальных законов в соответствие с международными документами, огласка, желание жертвы идти до конца и поддержка общества могут привести к падению уровня насилия. Насилие можно победить только сообща, но, повторюсь еще раз, ни ЛГБТ, ни какая-то другая группа не должны защищать себя сами от преступников, этим должно заниматься государство.

Мне очень понравилось желание Аяна идти до конца, не замалчивать. Он говорит: «Несмотря на всю тяжесть и боль, я решил, что не стану молчать о происшедшем. Это произошло со мной, но я не хочу, чтобы это повторилось с кем-то еще. Я хочу предостеречь и защитить других парней…» (ЛГБТ-СМИ Kok.team, «Пытки гея в Астане: «Меня жгли утюгом»).

Аян – мой герой. Мы, казахстанцы, должны быть благодарны ему за смелость и желание спасти других от насилия, какому его подвергли. Мы должны поддержать этого парня. Вот вы, читатель, нашли бы в себе мужество заявить на преступников, если бы вас насиловали и пытали, неважно, гей вы или гетеросексуал, мужчина или женщина? Никто от насильников, садистов, маньяков не застрахован.

ЛГБТИК прежде всего граждане этой страны, и, как другие граждане, мы являемся налогоплательщиками. Чиновники и полицейские получают зарплату с налогов, которые платят граждане. Если чиновники и полицейские не хотят работать, пусть уходят – свято место пусто не бывает.

Сексуальная ориентация, в том числе и гетеросексуальная, – это территория частной жизни, которая должна охраняться законами. Если чиновники и полицейские попирают международные и национальные законы, тормозят развитие страны, то пусть уходят – мы, налогоплательщики, можем подсказать даже, как им найти дверь к выходу.

В нормальном государстве за изнасилование, пытки, шантаж, вымогательство, угрозы отвечают по закону. Если чиновники и органы открыто или косвенно поощряют насилие, пусть уходят – мы, налогоплательщики, можем даже за ними подмести и наймем на наши налоги других, более способных и работящих, - сказала в заключение наша собеседница.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи