Опубликовано: 15400

"Мы из-за нашей бедности сжигаем наше богатство": зачем Казахстану атомная станция

"Мы из-за нашей бедности сжигаем наше богатство": зачем Казахстану атомная станция Фото - Caravan.kz

«Караван» собрал самые популярные претензии критиков к будущей атомной электростанции. Большая часть этих опасений связана с политической ситуацией в мире, поэтому надо разобрать суть опасений и как они влияют на казахстанцев.

В этом редакции помог разобраться заслуженный энергетик Казахстана Жакып Хайрушев.

- Нужна ли АЭС Казахстану с точки зрения энергетики?

- Конечно, нужна. Мы с вами помним, как трудно мы прошли прошлый отопительный сезон. Постоянно происходили аварии, города замерзали, люди страдали. Причина этого в том числе - большой физический износ основных генерирующих станций страны. По данным министерства энергетики - порядка 70%. Это очень много. Это означает, что аварии пока будут продолжаться.

- Сколько АЭС надо Казахстану?

- Я думаю, не менее трех, и каждая мощностью - минимум по 2400 МВт.

- Где они должны находиться?

- Любое действие в экономике страны требует электрической энергии. Поэтому источники энергии должны быть в местах экономической концентрации.

На западе, где нет связи с ЕЭС Казахстана, должна быть базовая электростанция. Там у нас сейчас работают в основном газовые станции. И они работают в базовом режиме. Мы из-за нашей бедности сжигаем наше богатство. Эта генерация в будущем должна перейти в разряд маневренных. И надо вернуться к вопросу обессоливания воды с помощью АЭС, ведь этот процесс очень энергоемкий.

На юге также должна стоять базовая электростанция, работающая вместе с возобновляемыми источниками. Этот регион динамично развивается и растет население. Многие перспективные проекты не находят своего решения именно из-за отсутствия достаточного объема электроэнергии.

В Центральном Казахстане пересекаются все наши линии электропередач (ЛЭП). Работающие здесь угольные электростанции будут понемногу убывать. Поэтому будущая АЭС призвана частично заменить угольные станции.

- Станет ли Казахстан энергонезависимым, если построит АЭС?

- Нет, не станет. Общая располагаемая мощность электростанций Казахстана составляет около 20 ГВт, рабочая – около 16 ГВт. В пиковые моменты наша энергосистема покупает в ЕЭС России около 1,5 ГВт мощности.

К 2029 году нам надо реконструировать или построить новые свыше 3 ГВт.

Если АЭС построят, то она даст 2,4 ГВт к 2035 году. Это будет только 10 % от потребности энергосистемы. И мы снова не успеваем за ростом потребления. К этому времени тратить за импорт электроэнергии придется уже миллиарды. Поэтому я, как энергетик, считаю, что нам надо минимум две-три АЭС по 2,4 ГВт.

- Почему нельзя обойтись традиционными или зеленой энергетикой? Та же Германия отказалась от АЭС, а они явно не дураки.

- То есть французы, увеличивающие производство на АЭС, дураки? Все это странные рассуждения.

Германия сейчас уже начала расконсервировать свои угольные ТЭС, ветряки для себя строит или офшорные (на море), или в соседних странах. Это лучше, чем АЭС? Мне кажется, в Берлине сейчас кусают локти из-за такого решения. Особенно после прекращения поставок дешевого газа.

Казахстану нужны две, а лучше сразу три АЭС - эксперт

Во-первых, электричество от атомной генерации дешевле "солнечного" и "ветряного" (приведённая стоимость электроэнергии). Во-вторых, атом наименее опасен для экологии и населения по сравнению с традиционными источниками - углем, газом или нефтью.

В-третьих, атом вносит вклад в снижение антропогенного воздействия на окружающую среду.

позволяет сокращать выбросы углекислого газа. Она генерирует энергию благодаря процессу расщепления атомов урана и выделяемому при этом теплу. Таким образом, отсутствуют выбросы, характерные для ископаемого топлива. По данным МЭА, замена атомом генерации на базе угля в 1 ГВт позволяет сократить выбросы CO₂ на 5,9 млн т в год, на базе газа — на 2,7 млн т.

АЭС занимают немного места, особенно по сравнению с солнечными или ветряными парками.

Стандартная установка 1000 МВт занимает 2,6 км2. Ветростанциям для этого нужна площадь в 360 раз больше, солнечным установкам — в 75 раз. Типичный реактор может выработать столько же энергии, сколько около 3 млн солнечных панелей или более 400 ветряных турбин.

Самым главным преимуществом атомной энергетики остается надежность производства электроэнергии. Она производит электроэнергию непрерывно 24 часа в сутки семь дней в неделю вне зависимости от ветра, солнца или температуры за окном. Это то, чего не хватает сегодня энергосистеме Казахстана.

- Тимур Жантикин, генеральный директор АО "Казахстанские атомные станции", говорит, что цена АЭС для Казахстана может составить 15 млрд долларов. Многие эксперты говорят, что это очень дорого.

- 15 млрд за АЭС мощностью 2400 МВт – это очень конкурентная цена. В той же Турции АЭС «Аккую», которую начали строить в 2018 году, стоит 22 млрд долларов за два блока по 1200 МВт. Но там в проекте 4 блока по 1200 МВт каждый, или 4800 МВт общей мощности. Значит, цена будет, как минимум в два раза выше.

15 млрд - нормальная цена, так как две трети стоимости уходит на безопасность. В мире строят гораздо дороже. Чтобы примерно рассчитать, можно применить такую формулу: 1 кВтч установленной мощности стоит 7-8 тысяч долларов. Итого: станция мощностью 2400 МВт будет стоить 19 млрд долларов или 9 трлн тенге. Нам сейчас предлагают за 15.

- Национал-патриоты опасаются, что при строительстве и дальнейшей работе АЭС иностранцы подвинут казахстанцев. А так как на станции будет работать много людей, то это будет такой анклав внутри Казахстана, который страна-исполнитель будет защищать своими войсками. Насколько это реально?

- Полный бред! В странах, где присутствуют российские специалисты, ключевые специальные работы, связанные с реакторной установкой, ведут именно российские специалисты. И это справедливо. Но общестроительные работы ведут местные компании. Так было и в Турции, и в Бангладеш, и в Египте.

Всего на период строительства будет задействовано до 10 тысяч человек. Объем работ большой. Думаю, соотношение будет 1 к 3 в пользу местных.

Сама реакторная установка – конечно, ноу-хау. И ее будут эксплуатировать на начальном этапе, конечно, иностранные специалисты. Возможно, и турецкие, которые уже к тому времени будут иметь опыт эксплуатации АЭС «Аккую». Но их будет человек 50-60, которые работают посменно. Может, даже меньше. Остальные 1,5–2 тысячи – обычные энергетики. Не атомщики. Это турбинисты, котельщики, ремонтники и и.д.

Соответственно, никакой второй «поднятой целины» в Казахстане не будет. Сюда не поедут тысячи экспатов на строительство АЭС.

Через 2-3 года после запуска АЭС начнется ротация кадров. На станцию придут казахстанские специалисты, которые уже в данный момент обучаются на физиков-ядерщиков. К этому времени они должны будут не только получить диплом, но и пройти соответствующую стажировку на подобных станциях. Этот пункт тоже должен быть прописан в межправительственном соглашении.

Кстати, сейчас в казахстанском филиале МИФИ уже учатся наши студенты. Они пошли уже на второй курс, а также у нас уже есть физики-теоретики. Критики АЭС как-то забывают, что в Казахстане уже есть два ядерных реактора: МАЭК в Актау и научный ВВР-К в Институте ядерной физики под Алматы.

- У казахстанских чиновников от министерства энергетики чувствуется явное тяготение к российскому «Росатому». Почему так происходит?

- Россияне обычно предлагают привлекательную схему финансирования. Это самый главный критерий при выборе проекта после его безопасности.

Обычно «Ростатом» работает по схеме «финансирует-строит-эксплуатирует». То есть компания сама привлекает деньги, сама строит и сама эксплуатирует, отбивая инвестиции через тариф.

Другое дело, какой тариф установит страна-заказчик. Это предмет переговоров еще на этапе проектирования, чтобы не получилось, что нам станцию построили, а потом начали выкручивать руки, запрашивая повышенный тариф.

Энергия, вырабатываемая на АЭС, относительно дешевая по приведенной стоимости. Да, затраты на строительство АЭС высоки, зато эксплуатационные расходы низкие. Ее цена предсказуема, тем более Казахстан - крупнейший производитель урана в мире.

Сам тариф расписывается на десятки лет вперед. Мы смотрим по экономике страны, насколько этот тариф нас удовлетворяет. Нельзя забывать, что в нашей энергетике уже работает единый закупщик, который микширует цены так, чтобы потребителям было не так накладно платить за электроэнергию.

К 2034 году тариф от единого закупщика, с учетом АЭС, будет в пределах 29 тенге. От АЭС, может быть, и будет цена в 60 тенге. Но ведь это некорректно говорить об этом так в лоб. Все электростанции продают электроэнергию единому закупщику. Он «смешивает» электроэнергию от разных производителей, и на выходе получаем 29 тенге. Сейчас - в пределах 15 тенге. Это цифра расчетная и предварительная. Есть также механизм адресной социальной помощи.

- Если выбор падет на «Ростатом» - Россия сможет одна обеспечить строительство АЭС, ведь она сейчас под санкциями? Помнится, американцы отказали «Росатому» в поставке турбин для станции «Аккую» в Туркции.

- Да, с Россией никто не делится секретами ядерных технологий. Да ей это и не надо. Потому, что это самодостаточная в ядерной энергетике страна со своей научной школой. Более того, она законодатель моды в мирном атоме. Она смогла построить первый энергетический реактор в мире в Обнинске в 1954 году, который производил электрическую энергию.

А технологии в принципе одинаковы. Это ядерная физика. Ее основы были заложены в XIX веке и с тех пор не менялись. Все остальное - это попутные технологии.

Строительство АЭС в Казахстане: стоит ли бить тревогу

- Вы энергетик и знаете, как проводится такой конкурс по выбору проекта энергостанций. Расскажите, как это будет происходить?

- Я не думаю, что конкурс будет в традиционном понимании. Решение будет принято после референдума. Предполагаю, что если народ скажет «да» атомной электростанции, то правительство запросит предложения, и образованная для этого комиссия проведет их комплексный анализ и выберет лучший для страны вариант. После этого Казахстан выйдет на межправительственное соглашение. В приоритете будут два параметра: безопасность и финансирование. Насколько я знаю, все рассматриваемые проекты безопасны и имеют 5-6 ступеней защиты.

- Где будет храниться отработанное ядерное топливо будущей АЭС?

- Как правило, во многих странах мира действует запрет на хранение чужого ядерного топлива. Точно такой запрет есть и в Казахстане: мы чужое топливо у себя не храним. Россия, например, вывозит отработанное топливо к себе на переработку и провозит обратно заказчику. Точно так же в соглашении о строительстве АЭС в Казахстане должен быть пункт о том, что оператор должен вывезти использованное топливо из нашей страны, переработать и привезти обратно. Утилизировать отработанное и не использующее в цикле топливо мы будем самостоятельно.

Но стоит сказать, что от одной станции объем отхода ничтожный: примерно две 200-литровые бочки в год. При реакции распада остается всего 4 % от всего объема первичного топлива.

По данным Минэнерго США, все использованное ядерное топливо с американских АЭС за 60 лет могло бы поместиться на футбольном поле на глубине до 9 метров. Таким образом, можно говорить, что ядерная энергетика стоит в одном ряду с возобновляемой энергетикой.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи