Опубликовано: 42100

Мифы и сказки оппозиции. О чем молчат противники Дариги Назарбаевой

Мифы и сказки оппозиции. О чем молчат противники Дариги Назарбаевой

Три года назад в Великобритании приняли Акт о криминальных финансах, в рамках которого уже в январе 2018-го правоохранительные органы в "лице" Национального агентства по борьбе с преступностью (НАБП) получили полномочия требовать от иностранных граждан, покупающих имущество на территории Великобритании, раскрытия информации об источниках своего благосостояния и подтверждения, что эти источники легальны и не связаны с криминалом.

В случае появления у НАБП подозрений о криминальном происхождении средств и имущества какого-либо лица, оно имеет право выписывать так называемые «ордера в отношении богатства неустановленного происхождения» – то есть производить арест имущества.

Весной 2019-го под действие ордеров НАБП попало три особняка в Лондоне. В марте 2020-го Верховный суд Англии и Уэльса раскрыл имена собственников указанного имущества стоимостью в 80 миллионов фунтов стерлингов – Нурали Алиева и Дариги Назарбаевой - и, рассмотрев все материалы, ордера на имущества снял.

НАБП подало заявку в Апелляционный суд Лондона, чтобы оспорить это решение. Апелляционный суд Лондона заявку НАБП рассмотрел и 19 июня ее отклонил – ввиду отсутствия весомой и убедительной доказательной базы и «реальных шансов на успех», о чем было сказано в заключительном слове судьи Карр.

Это один из случаев, когда громкие заявления оппозиции в Казахстане закончились пшиком.
В социальных сетях представители старой оппозиции регулярно вспоминают прошлое. А в последнее время в очередной раз главной темой для воспоминаний стал "захват" Даригой Назарбаевой ряда СМИ в 90-х годах.

"Голая правда" рубится с плеча. Вот только были и нюансы. О них среди правдолюбов вспоминать не принято.

С подачи "искателей правды" в социальных сетях у немалого числа жителей нашей страны в возрасте до 40 лет сложилось чуть ли не устойчивое мнение, что Дарига Назарбаева единолично владеет большим количеством различных СМИ. Причем якобы все эти издания достались ей всевозможными коварными путями. Такими, что бывшим владельцам и другим причастным к этим СМИ талантливым редакторам приходилось срочно из страны сбегать. На самом же деле все было, мягко говоря, далеко не так.

Дело "Хабара"
Начнем с принадлежащего государству агентства "Хабар". Естественно, "захваченного Даригой Назарбаевой". Уже не первый год "правда" о владении агентством основывается на двух событиях, которые отнюдь не подтверждают, что "Хабар" принадлежал именно Дариге Нурсултановне и членам ее семьи. В первом случае обычно ссылаются на судебный процесс в июне 2005 года, в ходе которого проигравший суд экс-министр информации Алтынбек Сарсенбаев якобы доказал связь Назарбаевой с агентством "Хабар".

Зато есть люди, которые могут рассказать, как Дарига Назарбаева в течение 10 лет непосредственно руководила становлением агентства. Сегодня поколение 30–40-летних казахстанцев вряд ли даже догадывается, что, прежде чем "Хабар" вырос до нынешних масштабов, с 1994 по 1997 год он занимал две небольшие комнаты в здании Государственной телерадиокомпании "Казахстан" по улице Желтоксан в Алматы, ежедневно занимаясь выпуском теленовостей. В середине 90-х на этом поле наблюдалась жесткая конкуренция, идея ликвидировать которую пришла вовсе не Дариге Нурсултановне, а… Акежану Кажегельдину и Алтынбеку Сарсенбаеву.

Для тех, кто не в курсе: в 1996 году именно с подачи в тот момент премьер-министра страны Акежана Кажегельдина и председателя Национального агентства по делам печати и массовой информации РК Алтынбека Сарсенбаева в стране был придуман и проведен тендер на телерадиочастоты. За право вещать в метровом телевизионном диапазоне требовалось найти 1 миллион долларов, а в дециметровом – 350 тысяч долларов. В итоге закрылись 38 независимых теле- и радиоканалов, у которых таких немыслимых денег не было. Но к мнящему себя лидером оппозиции за рубежом Кажегельдину и, к сожалению, погибшему при невыясненных обстоятельствах Сарсенбаеву у "правдолюбов" претензий нет. Молчат они и о том, что Кажегельдин и Сарсенбаев буквально настояли, чтобы агентству "Хабар" были выделены и средства на приобретение новейшего оборудования, и своя "третья кнопка" в метровом диапазоне ради создания казахстанского Си-эн-эн, Би-би-си и Euronews в одном флаконе.

Гиллеровские активы
"Виновата" Дарига Назарбаева и в случае с приобретением бывших активов Бориса Гиллера. Любители оппозиционную правду-матку резать ныне уверяют: зажала, придавила, отобрала. Речь прежде всего о телеканале "КТК" и газете "КАРАВАН", которые из-за их задиристости и независимости власти ну очень невзлюбили. На том же, что на самом деле произошло, как ныне говорят, хайпа не поймаешь. В реальности Борис Абрамович в конце 1997-го – начале 1998 года в Россию собрался переехать. И не только потому, что у него там основной бизнес стал складываться. Обладая не самым покладистым характером и желая приумножить свою империю "заводов, газет, пароходов", Гиллер еще в период 1993–1994 годов нажил себе множество друзей заклятых. В чем в одном из немногих интервью, что в начале 2000-х годов появились, признался: в те годы даже охрану был вынужден специальную нанимать.
Соответственно о планах Бориса Гиллера, который выставил на продажу свои КТК с "КАРАВАНОМ", знали все заинтересованные лица.

Кстати, аппетит у "медиамагната" того времени был совсем не слабый. За оба издания Борис Абрамович просил ни много ни мало, а 16 миллионов долларов. Даже сегодня это очень приличные деньги в издательском деле, а в начале 1998 года их можно было смело назвать умопомрачительными. Чтобы было понятно: трехкомнатная квартира в центре Алматы тогда стоила 6 тысяч долларов, тогда как сегодня такая же жилплощадь оценивается в 10 раз дороже. Что интересно, покупатель у "единого пакета СМИ" нашелся. Им стала группа компаний "Акцепт", создателем которой был известный бизнесмен Нурлан Каппаров. Торговались жестко. В итоге сошлись на 10 миллионах долларов. Хотя оба актива в лучшем случае вытягивали на 3 миллиона долларов. Но "Акцепт", как и Борис Абрамович, не проиграл. Меньше чем через год "КАРАВАН" с КТК были проданы за те же 10 миллионов долларов уже тому, кого сейчас оппозиция обвиняет в "захвате". Кстати, покупали у "Акцепта" за взятый в Халык банке кредит, за который рассчитывались несколько лет. Но только кому сейчас это важно? Куда интереснее пойти по пути того же Бориса Абрамовича, который вдруг вспомнил, что его заставили продать казахстанские СМИ, только после того, как и в России возникли проблемы с партнерами по бизнесу.

Да, простой вопрос: кто-нибудь знает, чем ныне занимается ранее сверхуспешный предприниматель? В последний раз Борис Гиллер давал о себе знать в 2010 году, когда продал все свои СМИ, входящие в издательский дом "Провинция", миллиардеру Леонарду Блаватнику. Сумма сделки неизвестна до сих пор. Хотя все эксперты тогда отмечали убыточность изданий Бориса Абрамовича. С 2017 года активами "Провинции" владеет ставший гражданином РФ Олег Никанов. Тот самый, который в начале 90-х годов был главным редактором газеты "Ленинская смена", после ребрендинга превратившейся в "Экспресс-К".

Это радио, радио "бзик"
Впрочем, Борис Абрамович был не единственным "вумным товарисчем", который в кризисные 1998–1999 годы сделал всё, чтобы как можно дороже продать свои СМИ. Хорошо заработать подобным образом вознамерился тогда и еще один "медиамагнат", ныне называющий себя не иначе, как руководителем форин-офиса казахстанской оппозиции за рубежом – Серик Медетбеков. В первой половине 90-х этот господин был известен как создатель и владелец относительно популярной радиостанции "РИК".

Политикой тогда Медетбеков абсолютно не интересовался, да и другим не советовал, поскольку во главу угла ставил исключительно деньги, которые у него всегда водились. Поэтому, когда Кажегельдин с Сарсенбаевым объявили о предстоящем проведении тендера на телерадиочастоты, мало кто сомневался, что далеко не бедствующий Медетбеков не сможет найти необходимых для победы денег. Но, к огромному удивлению знающих его людей, это произошло.

Именно в период конца 1996-го – начала 1997 года в медийных кругах и пошла гулять версия, что Медетбеков затеял какую-то игру. Позже эти догадки отчасти подтвердились. Оказалось, что Рахимбаевич был абсолютно уверен, что купленная накануне тендера франшиза на ретрансляцию эфира созданного в 1995 году "Русского радио" гарантирует сохранение за ним частоты 104,7 FM. Потому и на проведение самого тендера Серик Медетбеков смотрел несколько свысока – куда денутся, забесплатно частоту отдадут, так как "Русское радио" – это политика.

Между тем хозяин для "забронированной за "Русским радио" частоты в ходе проведенного тендера нашелся практически сразу. Им стала компания "Телефабрика "Дала", принадлежавшая тогда ныне другому видному представителю оппозиции – политологу Дастану Кадыржанову. Смекнув, что на компании можно неплохо заработать, он очень скоро заключил с Даригой Назарбаевой выгодную для себя сделку. Сумма сделки неизвестна. Но факт остается фактом: в СМИ претензий от Кадыржанова в адрес Назарбаевой по вопросу до сих пор действующей "Телефабрики "Дала" за минувшие годы замечено не было.

Но вернемся к "Русскому радио". Поскольку ранее закрепленная за радио "РИК" частота 104,7 FM была потеряна, транслировать "Русское радио" для Медетбекова стало делом невозможным. Выход виделся только один – продать франшизу и ранее приобретенное оборудование для радиостанции. Начался торг, который длился почти 2 года. Запросы Серика Медетбекова оказались немаленькими – за все вместе один миллион долларов. Однако ценность представляло только право на вещание эфира популярного российского бренда, тогда как все оборудование, на котором работала радиостанция "РИК", в лучшем случае стоило лишь 65 тысяч долларов.

Решение вопроса с франшизой пришло неожиданно. В ходе подготовки к президентским выборам в январе 1999 года консультанты из России выразили удивление, что "Телефабрика "Дала", официально владея радиочастотой, на которую заключалась франшиза, до сих пор не переоформила ее на себя. С 30 августа 1999 года "Русское радио" начало вещать в Казахстане.

Очевидно, что миллион долларов Серику Медетбекову никто платить не стал. Тем не менее без денег он не остался. Рассказывают, что ему заплатили 100 тысяч долларов и по его же просьбе помогли выехать в Канаду, где, впрочем, долго он задерживаться не стал. В начале 2000-х годов он переехал в Германию, в которой ныне и проживает, периодически рассказывая о том, как темной-темной ночью к нему ворвались люди в черных масках и с оружием в руках, потребовав от его семьи в течение 3 дней покинуть Казахстан. Что ему и пришлось срочно сделать с одним чемоданом в руках.

Полагается верить пренепременно. Причем не только ему, но и всей своре беглых преступников и их оплаченных "шестерок" в стране.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи