Опубликовано: 22800

Казахстан потерял триллионы из-за войны в Украине

Казахстан потерял триллионы из-за войны в Украине

«Санкции против России специально направлены, чтобы ослабить потенциал финансирования Россией войны, и они не направлены ни на кого другого… Если есть какие-то сопутствующий ущерб, мы будем его восстанавливать», - сказал Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель на пресс-конференции в Астане.

А сколько это будет в деньгах? Какой счет можно предъявить Европейскому союзу за экономические потери, которые понес и будет нести Казахстан из-за санкций США и ЕС против России? В этих и многих других вопросах разбирался корреспондент медиа-портала Caravan.kz.

На кого катит бочку Боррель?

Сначала надо понять, насколько тесно Казахстан связан с Россией. Наши две страны входят в ЕврАзЭС, у нас единое таможенное пространство. При этом Россия - это примерно 80 % экономики Союза. То есть любое сокращение внешней торговли РФ автоматом ударит по всем его участникам.

Общая граница между Казахстаном и Россией – 7,5 тысяч км. Это самая протяженная сухопутная граница между двумя государствами в мире. Поэтому мы обречены на обширную взаимную торговлю. В 2021 году товарооборот между двумя странами составил рекордные 24 млрд долларов. За год до этого товарооборот составил 19 млрд долларов. То есть были перспективы роста.

Россия занимает во внешней торговле Казахстана 42 процента. Для нас российский импорт по своему значению – всё равно, что для США импорт из Китая и Канады, вместе взятых. Поэтому, если производство каких-то продуктов в России прекратится или сократится, нам придется искать более дорогие аналоги в Польше, Турции или Индии.

Сколько здесь будет потерь, сказать сложно, так как уже меняется структура потребления казахстанцев.

Инфляция

Инфляция нанесла самый тяжелый удар по стране. Именно из-за тесных связей с северным соседом. Одна из основных групп импортируемых российских товаров – продукты питания: крупы, мясные и колбасные изделия, консервы, жиры, кондитерские изделия, пшеница, напитки. Через обширную торговлю и валютный канал инфляция приходит в Казахстан.

«…мы обеспокоены постоянным высоким уровнем импорта продовольствия из-за рубежа, что приводит к высокой инфляции. Эксперты справедливо признают, что инфляция в Казахстане имеет иностранное происхождение», - сказал Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в начале ноября. ЕврАзЭС тормозит развитие Казахстана - экономист

Механизм очень простой. Главный торговый партнер РК – Россия. Из-за санкций и отказа Запада поставлять свои товары в РФ образовался дефицит товарной массы, что привело росту курсу рубля. Во взаимной торговле предприятия Казахстана ориентировались на курс 5,5-6 тенге за рубль. А тут он вырос до 7,5-7,8 тенге. Импорт на полке подорожал. К новой планке подтянулись и казахстанские производители продуктов питания. В итоге в октябре годовая инфляция в стране подскочила до 18,8 %. Локомотивом роста стали продукты питания: темпы роста цен на продовольственные товары в октябре увеличились до 23,1 %.

Стоимость денег падает. Итоговый ущерб экономике через денежную массу, и с учетом нашей родной инфляции в 2021 году, составляет более 3,5 трлн тенге. Но российско-украинский конфликт продолжается, поэтому по итогам года эта статья убытка будет только расти.

Нефть

В России снова подняли тему о национализации Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Национализация магистрали может быть произведена в ответ на национализацию активов России в странах Европы и США.

Часть собственников – крупнейшие компании из недружественных России стран - США, Великобритании и Италии. 24 % доли проекта принадлежит России, 19 % – НК «КазМунайГаз», 15 % – «Шеврон Каспиэн Пайплайн Консорциум Компани», 12,5 % – «Лукойл Интернэшнл», 7,5 % – «Мобил Каспийская трубопроводная компания», 7,5 % – «Роснефть-Шелл Каспиэн Венчурс Лимитед», 7 % – «КТК Компани», 2 % – «БГ Оверсиз Холдингс Лтд», 2 % – «Эни Интернэшнл Н. А. Н. В. С. ар. л.», 1,75 % – «КОО Казахстан Пайплайн Венчурс», 1,75 % – «Орикс Каспиан Пайплайн Лтд».

Для Казахстана КТК основной экспортный маршрут. Из 65 млн тонн нефти, вывозимой из Казахстана в год, на него приходится около 50 млн тонн. Дополнительно 10 млн тонн можно будет отправлять в Китай, через Иран, Азербайджан. Но как перевезти остальные 40 млн тонн?

В структуре отечественного экспорта нефть и газ составляют 57 процентов экспорта. Деньги от продажи сырья идут прямиков в Нацфонд и как бы не сильно влияют на экономику. Но налоги с оборота нефти прямиком идут в бюджет. Поэтому даже короткая остановка КТК бьет по экономике страны. А национализация трубопровода приведет, по идее, к отказу европейцев покупать нефть в Новороссийске, где находится терминал КТК, и всяческим санкциям к странам, которые не откажутся от этой нефти.

Прямой ущерб от национализации КТК может составить до 5 трлн тенге. Это без учета налогов от нефтедобывающих компаний.

Логистика

До 2022 года большинство иностранных корпораций рассматривали Казахстан как один из торговых регионов России. Для них это было очень удобно: нужен только один офис и склад, законодательство в двух странах примерно одно и то же, специалистов можно набирать в России, язык общения бизнеса – русский, размеры экономики легко считать, просто деля данные по России на 10.

После февраля ситуация изменилась. Большинство компаний оказались перед дилеммой: в Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Монголию, в Закавказье надо отправлять грузы, которые уже подсанкционны для России. Но складов в регионе вне России нет. Как нет и налаженных логистических маршрутов. Это заставило компании искать склады в Прибалтике и Грузии. Через эти же страны были организованы новые маршруты. Все эти новые расходы закрыли за наш счет, так как затраты были перенесены на цены.

Точно так же обстоят дела с доставкой грузов, необходимых для Казахстана. Большая часть казахстанского импорта, закупаемого в Европе, США и Африке поступала через Балтийское и Черное море и по железным дорогам РФ. Это может быть сырье, техника, станки, запасные части, лекарства.

Сейчас множество логистических компаний страны заняты поиском новых путей, не всегда удобных, и отрабатывают документы для сопровождения грузов. Это снова значит рост затрат, которые покроет рост цен для нас с вами.

Объем потерь в этой сфере подсчитать трудно, так как игроков очень много. В принципе их можно отнести к инфляции.

Недвижимость

С февраля 2022 года в Казахстан прибыло около 300 тысяч граждан России, покинувших родину. Большая часть из них проехала через нашу страну транзитом. Осталось около 60 тысяч россиян. Тем не менее они быстро расшатали рынок арендного жилья, взвинтив цены прямо в небо. В крупных городах цены за однокомнатную квартиру доходили до 600-800 тысяч тенге в месяц, что для Казахстана просто фантастика.

Причина такого роста не только в ажиотаже. В среднем доходы в России выше наших в 1,5 раза. Плюс приложился сильный рубль. Поэтому они могли заплатить эти деньги.

А вот для большинства казахстанских студентов такие цены оказались просто неподъемны. Многие оказались бездомными. С другой стороны, проблему жилья для молодежи, наконец, увидели власти. Акиматы бронировали хостелы. Но мест все равно не хватает.

На неделе проблему озвучил и Президент РК.

- Сегодня в Алматы остро стоит вопрос обеспечения 37 тысяч студентов общежитиями. Мы не сможем решить эту проблему, если темпы строительства будут такими же низкими, как сейчас. Более того, с каждым годом увеличивается численность населения, количество студентов, - сказал К. Токаев на встрече со студентами. - Правительству необходимо до 1 апреля следующего года разработать новые подходы к ликвидации нехватки общежитий.

Прямо обвинять ЕС в кризисе недвижимости в Казахстане, наверное, нельзя. Но, с другой стороны, именно политика Евросоюза привела к исходу молодых людей из России. Поэтому косвенно Брюссель к этому причастен. Евросоюз готов восполнить казахстанским студентам и их родителям рост расходов на жилье?

Кроме студентов, есть и простые казахстанцы, которые живут в съемном жилье. Это наиболее пострадавшая группа. Но за них заступиться некому. Сколько их и как отразился рост цен на их благосостоянии, данных нет.

Потери бюджета

17 ноября Сенат одобрил подписание договора о займе между Казахстаном и Международным банком реконструкции и развития. РК возьмёт в долг 345 миллионов евро у МБРР для покрытия дефицита бюджета.

Министерство финансов Казахстана будет обслуживать и погашать кредит за счёт денег, которые запланированы в республиканском бюджете на следующий финансовый год.

Взятие кредита также можно отнести к прямым потерям Казахстана.

Итого, общий ущерб Казахстана от санкций ЕС против России можно оценить в сумму от 3,5 трлн до 9 трлн тенге за 8 месяцев 2022 года. За год – от 5 трлн до 11 трлн тенге. Или от 11 до 23 млрд евро.

Есть ли у Жозепа Борреля полномочия обещать возмещать Казахстану такие потери? Кстати, ущерб от антиросссийских санкций понесли и другие страны Центральной Азии. Все вместе они могут насчитать примерно такие же суммы.

Но, зная как быстро и эффективно работает европейская бюрократия, помощь светит не всем и не полная. Кто же будет признавать свою вину в потерях других стран. Ведь ранее сам Жозеп Боррель сообщил, что сумма общей военной помощи ЕС Украине оценивается в 8 миллиардов евро. Поэтому слова главного дипломата Европы надо воспринимать легко и без стонов.

Так куда чеки нести?

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи