Опубликовано: 600

Актер Сергей Погосян: С удовольствием бы в мультиках поработал

Актер Сергей Погосян: С удовольствием бы в мультиках поработал

Сергей Погосян - известный казахстанский и российский актер театра и кино, лауреат Государственной премии Республики Казахстантелеведущий, шоумен.

Сергей – харизматичный, добрый, разноплановый и яркий актер, в то же время не страдающий звездной болезнью. О себе говорить не любит, о своих ролях отзывается скромно. Популярным и востребованным себя не считает. Снимается в российских сериалах, таких как «Золото Лагина», «Хорошая жена», «Линия огня», «Дальнобойщик» и других.

Актер живет на два города: в Алматы и Москве. Говорит, когда устает от московской суеты, прилетает домой к тихой и размеренной жизни, к жене и родителям. Сергей рассказал корреспонденту медиа-портала Caravan.kz, как он живет, о своих ролях, об отношениях с «лермонтовцами», о жизни, кино и многом другом.

фото Захар Свириденко

- Вы сейчас очень востребованы в Москве…

- Нет, я бы не сказал, что я очень востребован. Я пытаюсь развиваться сейчас в этом направлении, но говорить о том, что я очень востребован - это предвосхищать события. Просто иногда снимаюсь, и так получается, что в последнее время мне везет. Я снялся в одном сериале, потом перекочевал из него в другой, далее в третий.

- Популярным вас можно назвать?

- Я актер, который пытается заниматься любимым делом, который пытается сниматься в кино, который пытается работать в театральных постановках. А говорить, что я популярный, было бы, скажем, нескромно.

- Не соглашусь с вами, потому что раньше включишь даже утюг – везде Сергей Погосян...

- Да, согласен с вами, но это было раньше… А сейчас нет такого, сейчас уже утюги без Сергея Погосяна выходят. Сейчас уже нет «Бинго», нет «Цептера», нет таких телевизионных программ, которые были бы действительно долгоиграющие. Да, в тот момент я был достаточно узнаваемым человеком, а сейчас у меня такая творческая естественная пауза.

- Как вы думаете, с чем это связано?

- Это связано с тем, что я, очевидно, перенасытил здесь собой рынок, потому что пока новых предложений в качестве ведущего, в качестве актера здесь не поступает.

- А вам не тяжело вот так мотаться туда-сюда рейсами Алматы - Москва?

- Тяжело.

- А переезжать в Москву на ПМЖ не планируете?

- Не планирую. Сейчас я приехал в Алматы, чтобы вести переговоры о телевизионном проекте, который, может быть, будет, а может, и нет. Это рынок.

- А желание жить там возникало?

- Желание было работать. Сейчас 21-й век, и неважно, где ты живешь, пока летают самолеты и ездят поезда. Просто переезд - это что-то такое хлопотное, это значит расставить все точки над «i», а я люблю многоточие. Поэтому я там, где есть работа. Она есть сейчас в Москве, и я там.

- А ваша семья без вас справляется?

- Моя дочка и так учится за границей, мы и так живем без нее, а супруга моя живет и здесь, и там, то есть она ко мне приезжает периодически, а периодически я приезжаю в Алматы. Родители мои живут здесь.

Переезд - это же не самоцель. Вы знаете, у меня накопился достаточный опыт работы на телевидении, а сейчас появилось желание поработать в качестве актера в кино. И это желание я удовлетворяю.

- А вас сейчас в основном приглашают в сериалы?

- Да, в сериалах, в больших кинопроектах, к сожалению, пока меня нет.

Сериалы сейчас снимать проще, потому что есть заказчик – телевидение, а кино снимать сложнее, потому что надо его потом прокатать и получить с этого прибыль. А пока все силы переходят в сериальные, это будет, пока не изменятся условия, пока не будет хорошего проката.Александр Панкратов-Черный: «Я снимаюсь в сериалах - жить на что-то надо…»

- Приходится ли вам выбирать, где сниматься? Бывает ли, что отказываетесь от предложений?

- Иногда отказываюсь, но это случается очень редко. В некоторых моментах это просто необходимо, так как то, что предлагают, оказывается полным г... Поэтому я говорю, что работаю в этом направлении. Возможно, когда-нибудь настанет такое время, когда я прочитаю сценарий и скажу: «Вы знаете, ничего нового я себе здесь не открою». Но это речь идет о каком-то звездном статусе, когда звезда может сказать: «Мне и так хорошо, и без вашего сериала». А сейчас надо работать везде, где можно. Дай Бог, чтобы у меня хватило времени перейти в этот статус, и тогда я скажу: «Вы знаете, а мне не нравится!».

- В свое время вы входили в десятку топовых шоуменов Казахстана. Как сейчас в этой области у вас в той же России?

- Да, было время. А сейчас никак. Нет, как ведущий, я иногда работаю и здесь. Наступили новые времена, пришли новые ведущие, ведущие меняются раз в пять, десять лет, а я уже веду двадцать, поэтому говорить, что я в десятке, нескромно.

Да, появилось много хорошей и талантливой молодежи, и поэтому ничего страшного.

- А приходилось ли вам «дедморозить» по юности? Вам нравилось это?

- Да, «дедморозил». Если честно, то нет, не нравилось. Потому что это, знаете, какая работа: когда ты с наклеенной бородой, в теплом халате и в теплом помещении, и у тебя пять или десять сказок за день, и в конце уже можно просто сойти с ума. А когда я стал вести банкеты, презентации и концерты, сказал: «Слава Богу, я в костюме и галстуке, и все так хорошо, и я не в этой бороде и без посоха».

Говорят же, что в жизни мужчины есть три периода: он верит в Деда Мороза, он не верит в Деда Мороза, и он уже сам Дед Мороз. Вот я уже прошел все этапы.

- Помнится, вы еще работали на дубляже. В России сейчас этим занимаетесь?

- Нет, потому что это целый мир работников дубляжа. И там очень серьезный к этому подход. Когда ты работаешь на дубляже, ты должен гарантировать, что месяц будешь на озвучке. Там нет такого, что, мол, вы скажите, когда вы будете свободны, и мы вас запишем. Хотя многие актеры этим занимаются довольно-таки серьезно.

- Какому персонажу вы бы хотели подарить свой голос?

- Я с удовольствием бы в мультиках поработал, вот прям с удовольствием!

- Вы учились на экономиста в сельскохозяйственном институте (Аграрный университет). Как так получилось, что вы пошли на актера театра и кино?

- Я сразу хотел быть актером, а сельскохозяйственный институт - это была просто дань уважения родителям. А про актерство они говорили: «Сергей, это несерьезно!».

- Вам есть, думаю, чем гордиться, вы уже сыграли Гамлета… Многие ведь актеры всю жизнь ждут этой роли?

- Всю жизнь нельзя идти к этому, потому что Гамлета играют до 40 лет, его нельзя играть в 60.

- Когда вам предложили сыграть принца Датского, было ли какое-то чувство восторга?

- Нет, не было. Может, поэтому он как-то так и получился… Просто дали мне эту роль, сказали: «Вот будешь играть». Юрий Иванович Ханинга-Бекназар сказал: «Я хочу, чтобы ты играл». Я ответил: «Классно, но я боюсь». Но он меня просто утешил: «Не бойся, я тебе помогу». И помог, и получилось довольно неплохо.

- Государственную премию вы получили за роль Гамлета?

- Нет, за Эзопа, но он тоже не последний персонаж… (смеется).

- Над каким проектом сейчас работаете? Где-то снимаетесь?

- Да. Один сериал, в котором я работаю, это аналог сериала «Хорошая жена». Он так и будет называться. И там у меня такая большая и интересная роль. Кто смотрит этот сериал в американской версии, то моего персонажа зовут Эллай, он пиарщик. Вообще этот сериал сделан по истории семьи Клинтон. Но в данном случае в нем речь пойдет о мэрии Ленинградской области или Санкт-Петербурга, в главной роли - Александр Домогаров, его супругу играет Александра Урсуляк. То есть там много интересных актеров, которые играют на первых скрипках. А я появляюсь там не так часто, но если этот сериал получит развитие, то там дальше мой герой станет появляться чаще. Мне понравилось в этой роли, там можно сыграть много чего. К тому же у сериала хороший режиссер, и это телеканал «НТВ». Кроме того, в этом году я сыграл майора полиции в телесериале «Чисто московские убийства» для телеканала «ТВЦ». Это продолжение сериала, в котором мою роль увеличили до главной. Сериал снимает замечательный режиссер Филипп Коршунов, с которым я познакомился на телесериале «Восьмидесятые». Я очень рад, что Филипп вспомнил обо мне, когда приступил к следующей работе. И еще в этом году я работаю в сериале, который снимает известный режиссер Леонид Белозорович, - «Золото Лагина». Фильм снимается по мотивам истории известного бизнесмена советского периода, друга Владимира Высоцкого и многих других, директора первого в СССР хозрасчетного золотого прииска Вадима Туманова, где я играю одного из его соратников.

фото с Facebook Сергей Погосян
фото с Facebook Сергей Погосян

- Тоже бывший актер Лермонтовки, Алексей Шемес теперь снимается в России. И недавно мы видели его в дебютном казахстанском кино начинающего режиссера Олжаса Ахметова «Неделимое». Приходилось ли вам пересекаться с ним в работе?

- Нет, мы не пересекались, но мы все следим и радуемся успехам друг друга. Есть еще один актер, Андрей Кочинов, который тоже вместе с нами. Есть также лермонтовский актер Александр Багрянцев, который тоже пытается найти свой путь. На самом деле что в этом плохого? Есть пространство определенное, киношное, театральное, и люди развиваются в этом плане. Не надо зацикливаться на месте, надо быть открытым этому миру.

- А где, по-вашему, фильмов снимают больше?

- Русскоязычное кино снимают больше в России.

- Больше, чем в Беларуси или Украине?

- Да, больше, но там тоже хорошо снимают. Да и у Казахстана тоже есть хорошее кино. Все просто зависит от количества народа, потому что количество народа - это покупательная способность, а фильмы - это товар. Где больше народу купит фильм, там и снимают лучше. Это пропорционально количеству народа, поэтому Россия на первом месте, Украина - на втором, а Беларусь - на третьем.

- В Казахстане в последние годы хорошо финансируются некоторые кинопроекты. Почему тогда ни один фильм не «выстреливает»?

- Вы знаете, это мое субъективное мнение по поводу того, почему нет такого большого выхлопа. Я хочу сказать, что выхлопов нет не только в Казахстане, нет их и в России. Вот эта тенденция к тому, что затрачены большие деньги, вроде бы глобальный проект, но он не выстрелил. Я считаю, что, к сожалению, в кино и на телевидении конечный продукт не является предметом купли-продажи. То есть выгодно получить определенные средства на производство фильма. А дальше как бы все заканчивается. К сожалению, эта тенденция не только в кино. Добиться освоения денег, а потом освоить как-нибудь. Поэтому и получается, что сам фильм в конечном итоге не является предметом коммерческой выгоды. Поэтому даст он хороший прокат или не даст, производителям уже не важно. Им важно, что они получили определенные средства от государства, в данном случае на производство этого фильма, сделали все движения, которые обычно делают с выделенными деньгами, и потом отчитались о том, что фильм снят. Это, к сожалению, беда, потому что хороший фильм - это прежде всего хороший сценарий, хороший актерский состав и, безусловно, хороший режиссер. А на самом деле у нас сценарий - это не самая высокооплачиваемая часть на производстве фильма. Мне кажется, пока производство фильма не будет коммерческим, рассчитанным на успех, у нас и будут такие вещи. То же самое я наблюдаю и в России. Когда какой-нибудь глобальный проект собирается, смотришь и думаешь: почему нельзя было снять лучше? Да какая разница, мы же сделали и освоили все?!

- После проекта с Евгением Жумановым «Косметика врага» вы с ним общаетесь?

- Да, общаемся, это был наш такой эксперимент, это было самое начало. Я подумал: «А можно ли заниматься театральными проектами вне театра?». И понял, что можно. И Евгений Жуманов мне открыл на это глаза. И теперь я вижу, что мои очень многие партнеры, коллеги это делают, такие, скажем, антрепризные проекты.

- Какие у вас есть идеи, планы на проекты, с кем хотели бы поработать?

- Вы понимаете, со временем я осознаю, что говорить о том, какие у тебя планы, глупо. Потому что мало ли какие у тебя планы? Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах. Я могу сказать одно: хочу играть в кино, хочу играть любые роли, и в театре хочу играть, в любых спектаклях, главное, чтобы это приносило удовольствие, но желательно, чтобы еще и деньги. Я, видимо, становлюсь отчасти старше. И вот этот романтизм, что я мечтаю сыграть этого или того... Нет, я просто мечтаю хорошо сыграть без косяков, чтобы это было убедительно и чтобы это цепляло зрителя.

- По какой причине вы все-таки ушли из театра имени Лермонтова? Из-за маленькой зарплаты или было что-то еще?

- Никаких скандалов не было, да и зарплата по тем временам была не самая маленькая. А ушел потому, что я подписал контракт с НТВ опять же. И тогда должен был выйти сериал, он назывался «Масквичи», он должен был выходить целый год. Я посчитал, что мне нужно было серьезно этим заниматься, а совмещать будет очень сложно, поэтому ушел. А проект просуществовал два месяца и, к сожалению, развалился.

- Вы приходите в театр на спектакли, когда бываете здесь, в Алматы?

- Да, конечно, посещаю спектакли и общаюсь со всеми. Общаюсь с Рубеном Суреновичем и переживаю, когда у театра появляются какие-то проблемы. У меня очень хорошие отношения сложились с театром и актерами. Когда мы расставались, это было такое взаимное расставание: я утомил театр тем, что у меня есть еще что-то. Все-таки работать в театре нужно так, чтобы полностью отдаваться этой профессии, чтобы тебя не спрашивали: «А вы завтра сможете прийти репетировать?». Я и так был у них на привилегированном положении, и поэтому дальше наглеть не было смысла. Поэтому они выдохнули с облегчением, когда я ушел. И, честно говоря, я тоже. Я почувствовал себя свободным.

- Можно ли сказать, что раньше зритель шел на Погосяна?

- Нет. Зрители идут всегда в театр, потому что с уходом Погосяна совершенно ничего не изменилось. Туда люди как ходили, так и ходят. На место Погосяна пришли два-три очень хороших, ярких артиста. Вот меня уже сколько лет нет в этом театре, лет 12-13, а я прекрасно понимаю, что театр есть и будет. И когда я уходил, помню, что моя замечательная партнерша Ирина Лебсак сказала: «Серега, ты понимаешь, что театр без одного актера проживет, а один актер проживет ли без театра?». Я ей тогда сказал: «Мне кажется, да». «Тогда я тебя благословляю – иди!» - такой ответ получил я. То есть она абсолютно права. И я сейчас другим так же говорю.

- Жалели потом, что ушли?

- Что ушел из театра? Да, конечно, жалел отчасти, но, с другой стороны, за это время открылись какие-то другие возможности.

- Часто ли вам приходилось сталкиваться со стереотипными ролями: национальность, внешность?

- Да, часто.

- Это вас задевало?

- Лично меня это не задевает. Задевает в творческом плане, а так, в жизни я не могу сказать, что обижаюсь на это. Я понял, что если долго предлагать себя в другом качестве... Вот, например, в этом году у меня все хорошо. Не могу сказать, что меня используют в узкоспециальных ролях, например, веселого шашлычника или таксиста...

Полную версию интервью смотрите на видео:

Видео Захара Свириденко

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть