Опубликовано: 53200

Живые здесь не ходят: что на самом деле произошло во время "Аксайской резни"

Живые здесь не ходят: что на самом деле произошло во время "Аксайской резни" Фото - Тахир САСЫКОВ

Что произошло на самом деле 13–14 августа 2012 года? В одном из прошлых номеров родные погибших в результате аксайской резни выдвинули свои версии.

Корреспонденты “КАРАВАНА” решили выехать на место преступления, чтобы попытаться восстановить картину одного из самых массовых убийств в истории суверенного Казахстана и выяснить, кто мог быть к ней причастен.

Проклятое место

Дом местного егеря Панайота Захаропуло вмиг опустел и сегодня медленно превращается в нечто апокалиптичное. Печальное место. Уютную некогда сторожку и обжитое хозяйство в самом живописном уголке Иле-Алатауского заповедника разрушает время. Теперь его изредка посещают охочие до мистики туристы. Двери заперты, окна заколочены. Остались открытыми лишь форточки, через которые любопытные могут посмотреть внутреннее убранство комнат.

Здесь до сих пор лежат вещи, которыми когда-то пользовались хозяева: фотографии в толстых рамках, предметы обихода, темно-зеленая униформа, грязные и покрытые пылью занавески, за которыми будто бы слышится чье-то дыхание…

Немытая посуда вместе с окаменевшими остатками еды на кухне. Видимо, это была последняя трапеза членов семьи Захаропуло. На крыльце дома разбросаны платья и нижнее белье хозяйки дома, также зверски убитой в тот злополучный день. Дом не разграблен. Кажется, протянешь руку к чему-нибудь, прикоснешься, и он всосет тебя в свои мрачные стены.

Потемневшее от времени дерево пахнет сыростью. Калитка не заперта. Земля во дворе сплошь поросла травой, через нее просматриваются разбросанные поленья дров. Вокруг раскинули свои пушистые зеленые ветви березы. Рядом с поленницей, оплетенной вьюном, стоят детские качели. Краска на них давно облупилась, железо покрылось толстым слоем ржавчины.

Первое время дом выставляли на торги, но покупателей не нашлось. С тех пор он так и стоит, опустевший и покинутый. Его будто накрыла черная пелена проклятия.

Даже пришедший на замену Захаропуло новый егерь не стал в нем жить, отстроился чуть в стороне от этого мрачного места.

– Нам предложили жить в этом доме, но мы отказались. Мне даже страшно проходить мимо него, иногда кажется, будто оттуда слышны стоны и крики, – признался сын егеря Жасулан. По его словам, даже родственники Захаропуло стараются долго не задерживаться здесь.

– Раз в год-два приезжают сын и дочь Панайота, походят вокруг, посидят на скамейке и уезжают, ночевать никогда не остаются здесь, – рассказывает егерь. – Первое время после убийства сюда часто приезжали любопытные туристы и журналисты, но теперь никто не наведывается.

Как-то были родственники убитых, что-то фотографировали, спорили из-за наследства. Но в результате так ничего и не поделили. Дом так и стоит – никому не нужный.

Сносить строение также никто не собирается.

– Рука ни у кого не поднимается. Как-никак память, – вздыхает егерь. – Вот здесь, в коридоре, нашли с множественными ножевыми ранениями жену Панайота, во дворе около скамейки лежало окровавленное тело одного из работников лесничества. Вокруг вся земля пропитана кровью… Родные Захаропуло не стали устанавливать памятные таблички на месте гибели егеря и его жены.

– Разные версии гуляли насчет того, кто мог быть причастен к убийству. Говорят, что это дело рук ваххабитов, но их отродясь здесь никто не видел, – говорит егерь. – Это не террористы, мы тут знаем каждую тропинку и травинку. Мимо Захаропуло не могли пройти. Дорога в горы пролегает через его дом, откуда в округе все видно как на ладони.

Землянку, в которой якобы жили религиозные фанатики, мы тоже знаем. Там отшельник жил, он так и умер в одиночестве.

Землянка небольшая, может уместиться только один человек. А тут речь идет о целой банде, да еще с женами и детьми.

По его словам, чтобы пробраться до соседнего кордона, где произошло второе убийство – членов семьи Турищевых и работников лесхоза, нужно пройти по горной тропе где-то 20–25 километров.

– Машина там не проедет, даже джип. Тропа завалена елями, пешком тяжело будет по ней пробираться, разве что на лошадях, – отмечает егерь.

Кордон № 3

Трагедия на кордоне № 3 соседнего лесничества, по версии следствия, произошла в ту же ночь, когда были убиты члены семьи Захаропуло и его работники. Прибывшие на место преступления полицейские обнаружили там обгоревшие останки шестерых человек.

Чтобы попасть туда, нам пришлось объехать все Аксайское ущелье и через поселок Карагайлы заехать в Чапаевское ущелье. Редакционная машина по бездорожью проехала только половину пути. Дальше в горы пришлось подниматься на лошадях.

В отличие от обители Панайота, где всё находится в целости и сохранности, от прежнего жилища егеря Алексея Шкилева мало что осталось. Все уничтожил пожар.

Лишь голый полуобвалившийся фундамент напоминал о том, что это было когда-то большое строение, где жили семья егеря и несколько его работников. Новый смотритель не захотел строить свой дом на месте пепелища. Это место тоже считают проклятым, все стараются обходить его стороной.

На пустыре среди ржавых труб и разрушенных стен валяются кастрюли и поилки для лошадей. Чуть поодаль стоит полуразрушенный сарай. По словам знавших егеря людей, семья Шкилева собиралась выехать на ПМЖ в Россию и выставила свой добротный дом в горах на продажу. Покупателей тогда не нашлось. То ли цена никого не устроила, то ли бездорожье, неизвестно.

– Так что версия о том, что массовое убийство произошло из-за земельного спора, несостоятельна, – говорят очевидцы. – Дети Шкилева давно переехали в Россию, ждали, когда он с женой переберется к ним. Но оставлять свой дом егерь не захотел. Все-таки душу он в него вложил и много денег. Ждал покупателей, но так и не дождался.

В тот злополучный день в гости к егерю приехали Турищевы – муж с женой и их 13-летняя дочь. Они часто наведывались к Шкилеву, помогали ему по хозяйству, косили траву для кроликов…

По версии следствия, после убийства семьи Захаропуло и его работников преступники направились на второй кордон. Дмитрий Турищев в это время с женой спал в кузове трактора, наполненном сеном. Их дочь вместе с работниками лесхоза находилась в доме.

– По мнению сыщиков, Турищевы якобы могли стать свидетелями чего-то, и преступники решили ликвидировать их, но в это мало верится. Все произошло поздно ночью, когда они крепко спали, – рассказывает мама погибшего Наталья Турищева. – Сына моего и невестку убили прямо в кузове трактора, а после сено вместе с телами подожгли. Потом убили остальных, а дом подожгли. Ничего ценного там не пропало, во время осмотра полицейские нашли обугленные документы, портмоне с деньгами и фотоаппарат моего сына. Так что убийство с целью грабежа здесь также исключается. Поначалу думали, что к этому имеет отношение сам егерь. Его продержали в следственном изоляторе около трех месяцев, но позже отпустили из-за отсутствия доказательств его причастности к данному преступлению.

Долго еще словно потерянный ходил Шкилев по горам, все никак не мог поверить в случившееся. Потом он внезапно заболел раком и скончался.

До сих пор неизвестно, что здесь произошло. В версию, что были замешаны члены религиозной группировки, мало верится. Дело просто замяли. А потом нашли бородача и всё повесили на него. Аксайская резня: вопросов о трагедии в ущелье больше, чем ответов

Вина не доказана?

Саян Хайров – один из салафитов, кому удалось остаться в живых после штурма спецназовцами дома в микрорайоне “Баганашыл”. По версии следствия, ему и еще одному члену религиозной группировки, Заурбеку Ботабаеву, удалось сбежать за рубеж. Правда, потом сыщикам удалось найти Саяна в Бишкеке и экстрадировать на родину. Поскольку во время штурма практически все террористы были уничтожены, Хайров, как утверждало следствие, главарь банды, предстал перед судом.

О нем удалось собрать немного сведений. Известно только, что родом он из Уральска, вместе с членами религиозной группировки промышлял контрабандой сайгачьих рогов, на которые якобы закупали оружие.

В редакцию газеты “КАРАВАН” попали любопытные документы с откровениями Хайрова, возможно, озвученными им в суде. Как ни странно, в них нет ни слова об аксайской резне. В день штурма дома, где предположительно находились боевики, Саян, по его словам, находился в Актобе.

Из откровений Хайрова (публикуется в сокращении и без правки. – Прим. авт.):

“В один из дней, во время моего нахождения в Актобе, мне рано утром позвонила жена и сообщила, что по месту их жительства произошел взрыв. Моя жена и дочь уцелели и находятся с женами других салафитов… Ожидая известий от жены, я продолжал находиться в Актобе. В начале августа выехал в Алматы попутным транспортом через южные регионы. Спрашивал у всех, созванивался со своими родными, проживающими в Уральске, пытался получить какую-либо информацию о происшедшем инциденте. Оказалось, что жена Шынар тоже звонила им и рассказывала о взрыве в Таусамале. Во время поисков я жил на съемных квартирах. После безуспешных поисков своей семьи я, примерно в середине августа 2012 года, по документам своего брата Хайрова Мухита уехал в Бишкек. При себе имел 11 тысяч долларов США… Там я снял комнату в квартире... После меня поймали и экстрадировали в Казахстан”.

По сведениям Хайрова, члены религиозной группировки готовились перебраться в зону боевых действий в Афганистан: “У членов жамагата имелось оружие, каждый при себе имел по пистолету, похожему на пистолет Макарова… В ходе совместного проживания с братьями, примерно с декабря 2011 года, я спросил у амира жамагата (глава религиозной общины. – Прим. авт.), когда мы выйдем в Афганистан, на что он мне ответил: “На днях дорога откроется, и тогда будет организован выезд”. После этого ответа я по его требованию дал баят (клятва) как амиру жамагата, что обязуюсь повиноваться и выполнять все его указания…”.

Если предположить, что егерь Захаропуло и его сын стали очевидцами, как толпа боевиков передвигается по горам в сторону границы, то становится непонятным, почему после убийства члены религиозной группировки решили вернуться в микрорайон “Баганашыл”, а не продолжили свой пусть к месту назначения. Кроме того, чтобы добраться до Афганистана, ваххабитам пришлось бы пересечь нелегально сразу три тщательно охраняемые границы – казахстанско-кыргызстанскую, кыргызстанско-таджикистанскую и таджикистанско-афганистанскую. Дело Челаха. Застава заставила?

Кстати, вина о причастности Хайрова к массовой резне в Аксайском ущелье на суде так и не была доказана, сообщает телеканал “КТК”. Его осудили по другим тяжким уголовным статьям, в том числе за участие в террористической группировке.

Между тем еще 17 августа 2012 года в интервью агентству “Интерфакс-Казахстан” официальный представитель Генеральной прокуратуры Казахстана Нурдаулет СУИНДИКОВ заявил: “По предварительным данным следствия, данные террористы не связаны с убийством в национальном парке”.

***

Так кто же на самом деле причастен к массовой резне в Аксайском ущелье? И каковы были мотивы убийц? Зачем уничтожили всех террористов в Баганашыле, нельзя было ограничиться арестами, чтобы на основе их показаний, возможно, восстановить картину преступления? Что может быть общего в убийствах и поджогах в Аксайском ущелье и на пограничном посту “Аркан-Керген”?

С этими вопросами мы обратились за помощью к известному ясновидящему, финалисту “Битвы экстрасенсов” Виктору Александровскому, не раз принимавшему участие вместе с сотрудниками правоохранительных органов и журналистами в расследовании самых громких и запутанных уголовных дел. Но об этом мы расскажем уже в одном из следующих номеров.

Продолжение следует

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров