Опубликовано: 360

Засуха стала источником финансирования госчиновников?

Засуха стала источником финансирования госчиновников? Фото - Тахир САСЫКОВ

Год назад Казгидромет предупреждал граждан и госорганы о предстоящей засухе. Не все услышали. В итоге выгорели пастбища и посевы. От недостатка кормов пали тысячи голов скота. В начале этого мая метеорологи опять предупредили, что лето будет жарким “с повышением температурного фона до +40 градусов”. И еще будет дефицит осадков.

По словам министра по чрезвычайным ситуациям Юрия ИЛЬИНА, ведомство уже готовится к лесным и степным пожарам. А где воду для тушения брать?

Водная сфера Казахстана – многолетний детектив, где вороватые чиновники всегда берега путали. В этом обычно винят соседей – Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, и самый прижимистый – Китай. От них зависит, сколько живительной влаги получат южные области республики. Дефицит воды растет в стране с каждым годом. Наши экологи и международные эксперты который год пальцем показывали, что нужно сделать правительству, чтобы избежать губительных последствий.

Не увидели? В прошлую среду министр индустрии и инфраструктурного развития Каирбек Ускенбаев заявил, что питьевой водой в стране обеспечено 93 процента городов и 98,1 процента сел в областях. Чтобы к 2025 году довести обеспеченность до 100 процентов, из казны выделяют 215 миллиардов тенге.

Заслушав министра, глава правительства Алихан Смаилов заметил, что “строительство некоторых водопроводов реализуется годами”. Чаще всего или из-за скверной разработки проектов, или споров между заказчиками и подрядчиками по поводу их удорожания, или отсутствия координации между госорганами. Такой прозрачный намек на госпрограммы “Чистые воды” и “Ак булак”, проваленные и разворованные в 2002–2020 годах. Всего на водные программы за годы Независимости потратили более 800 миллиардов тенге.

В минувший четверг Президент Токаев жестко раскритиковал Водный совет. Он был создан в 2015 году, но рассматривал проблемы всего ОДИН раз. Чем занимались его члены 7 лет? Переговоры с соседями-водовладельцами чаще всего заканчивались подписанием ни к чему не обязывающих документов. Хотя порядка 46–48 процентов водных ресурсов Казахстана формируются за пределами страны. Если в 2014–2015 годах ежегодные поверхностные ресурсы составляли около 100 кубокилометров воды в год, то к 2020-му они снизились до 92–93 кубиков. А к 2030-му упадут вообще до 76 кубокилометров. И это притом что почти 70 процентов территории республики подвержены опустыниванию. Об этом еще в 2019 году говорила эксперт Всемирного банка Гаянэ Минасян. Ежегодный экономический ущерб для Казахстана составляет более 3 миллиардов долларов, сказала она тогда: “Падает урожайность пшеницы, ее качество”.

Чем ниже “урожай” воды…

– Я читал ее доклад, – гидроинженер Валерий БАЖИН тверд в определениях. – Она видит наши проблемы, но не понимает, откуда их ноги растут. Я и мои коллеги еще в 2002–2003 годах предупреждали, что бездумная раздача и распродажа каналов, речек и озер в частные руки – прямое нанесение ущербу экологии Казахстана и продовольственной безопасности. Сотни частных дамб, плотин, каналов должны были приносить доход не только их владельцам, но и государству. Но по факту – только этим мирабам, а не фермерам.

– В 2020-м тогдашний министр экологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев сказал, что Казахстан за последние 30–40 лет потерял много мелких рек и водоемов, “а некоторые или стали сезонными, или просто исчезли”.

– И они продолжают исчезать. Поэтому я не понимаю, откуда министр Ускенбаев будет брать воду для отдаленных поселков.

– Валерий Афанасьевич, но ведь еще в августе 2018-го уровень Урала так упал, что даже насосами жителям областного центра воду не смогли подать. А, по данным 2015 года, ресурсы подземных источников в стране – почти 7 000 кубокилометров.

– Забудьте эти цифры! Это не только проблема Урала. Какая-то вода ушла глубже или куда-то вбок, потому что добыча полезных ископаемых – это всегда ее уход из-за шахтных и карьерных методов добычи. Второе: не всю воду можно достать. Или она слишком глубоко, а это всегда дорого, или она под населенными пунктами, как под Алматы. А там огромное озеро пресной воды. Но если его начать качать, то…

– Город провалится?

– Ухнет! У нас всё еще низкий уровень проектно-изыскательских работ. Я уже 17 лет на пенсии, отслеживаю ситуацию. И понимаю, что проекты пишут люди, которые ею не владеют. Старые карты советского происхождения давно потеряли свою актуальность. Водный совет, минсельхоз, мининдустрии, другие министерства, которые причастны к этим вопросам, думаю, не совсем владеют полной информацией. Или не понимают, что впереди. То, что лето будет жарче, чем в прошлом году, все знают. На моей даче полив уже подорожал. У меня 6–7 соток, а фермерам свои гектары слезами поливать?..

Писями по воде виляно

Если верить информации госорганов, то в стране сегодня более 1 500 месторождений подземных питьевых вод, которые могут давать до 42–42,4 кубокилометра в сутки. Почему до сих пор эти ресурсы не использованы на благо страны? Ответ смотрите выше. Поэтому я не совсем понимаю, где министр Ускенбаев найдет живительную влагу для фермеров?

Частично нашел ответ в сообщении вице-министра экологии Серика Кожаниязова. А он на голубом глазу заявил, что для этого нужно усовершенствовать законодательство (в чем именно?), повысить эффективность использования воды (за счет чего?), внедрить водосберегающие технологии (когда и за чей счет?), уменьшить объемы безвозвратного использования воды за счет повторного оборота (а в стране такие системы где-то работают?). Главное, сколько это будет стоить для налогоплательщиков? А еще минэкологии предлагает готовить кадры для водного хозяйства. А до этого оно кого-то вообще готовило?

В 2019-м читаю: для предотвращения паводков и засушливых сезонов в РК будет построено 26 гидротехнических сооружений на 6–7 кубокилометров воды. У Казахстана могут начаться проблемы с водой

В 2020-м опять от правительства та же цифра: построят 26 ГТС. Так и не построили? Куда деньги уплыли? Вилами по воде писано?

Чем больше “нянек”…

Сегодня водными проблемами в Казахстане занимаются 8 министерств, региональные исполнительные органы, ФНБ “Самрук-Қазына”. Но координация между ними, похоже, никакашная. Госаппарат работает на устранение последствий то паводков, то засух. И за все годы ни разу не намечал скоординированных мер. Так кому-то выгоднее? В мутной воде лучше улов?

Три года минэкологии говорит о том, что построит 9 водохранилищ на 1,7 кубокилометра воды. “Это позволит снизить угрозу паводковых явлений, ввести в оборот 195,3 тысячи новых гектаров земель и создать более 20 тысяч новых рабочих мест в сельском хозяйстве”, – сказал в конце прошлого года министр экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев.

Не построили. И пока никто за это не ответил. Дождемся осени?

Справка “КАРАВАНА”

Сейчас только у 4 759 населенных пунктов из 6 302 есть центральное водоснабжение и доступ к питьевой воде.

Самые большие и старые проблемы – в Костанайской и Северо-Казахстанской областях.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи