Опубликовано: 20100

Зачем россиянин придумал “казахстанское рабство”: трагическая история может завершиться тюрьмой

Зачем россиянин придумал “казахстанское рабство”: трагическая история может завершиться тюрьмой Фото - Алексей Котов заявил, что 23 года его насильно удерживали в Казахстане. Кадр из видео

Эта история началась как трагедия, продолжилась как фарс, а закончиться может тюрьмой.

Утром 17 ноября соцсети облетел короткий ролик-обращение. На видео худощавый мужчина произносит:

– Мама, папа! Я 20 лет уже в неволе. Помогите, если сможете, выбраться из Казахстана. Котов Алексей Александрович, уроженец деревни Горе-Грязь Гаврилов-Ямского района Ярославской области. Нахожусь на зимовке “Мухтар” Карагандинской области, поселок Акжал, Шетский район, Казахстан. Батя, помоги, если сможешь…

“В последний раз видели его в 1997-м…”

Позже выяснится, что этого человека действительно зовут Алексей КОТОВ, а его родители живут в богом забытой ярославской деревне с беспросветным двойным названием – Горе-Грязь.

Как установил сайт gazeta.ru, Котову – 44 года, его отцу – 80 лет, матери – 70. У него есть еще 2 сестры (газета “Комсомольская правда – Ярославль” утверждает, что есть еще 2 брата). Сам Котов окончил училище и в 1995-м был призван в армию. Сначала служил в России, потом – в Казахстане. После демобилизации он вернулся ненадолго домой, но вскоре опять вернулся в Казахстан – служить по контракту. А потом его избили на вокзале, похитили и передали в рабство местному фермеру.

“КП-Ярославль”, со ссылкой на сестру Алексея Ирину, приводит несколько отличный рассказ о судьбе угодившего в рабство россиянина.

– В последний раз мы видели его в 1997-м, – рассказала она. – Леша приезжал на похороны моего мужа. В феврале 1999-го он написал письмо: рассказал, что его избили, он попал в госпиталь. Через полгода была еще одна весточка. А дальше – тишина.

Получается, на вокзале Котова никто не похищал. А как же тогда он попал в рабство?

Запасайтесь попкорном – дальше будет интереснее.

Как много людей нашу тайну хранят

Видеозапись каким-то образом (?) увидели в семье родителей в том самом селе Горе-Грязь. Родители попросили помощи у своего знакомого – жителя соседней деревни Поповка Дмитрия Соколова, который работает депутатом муниципалитета (маслихата, по-нашему) Ярославля.

По утверждению сайта 93.ru, Соколов позвонил своим знакомым на Первый канал, и те помогли ему выйти на сотрудников МИД и МВД. Прикольно – не находите?

Мужик из деревни запросто звонит на главный телеканал России, и там его легко связывают с влиятельными сотрудниками нескольких министерств. И вот все вместе они уже летят в Казахстан на поиски Котова.

Сайт yarnovosti.com со знанием дела описывает операцию по спасению Котова, называя Соколова не иначе, как “политическим деятелем” (ха, депутат маслихата – политический деятель?) и “героем”.

“…Но чествовать Дмитрия Соколова будем потом, – купается в собственных восторженных словесах издание. – Сегодня он подчеркнуто скромно говорит о своих заслугах и с гораздо большим удовольствием рассказывает о благодетелях, которые оказывали ему и Котову поддержку.

– О происходящем мне рассказал глава Великосельского поселения Виталий Водопьянов, – рассказывает yarnovosti.com бесстрашный “политический деятель”, хотя другое СМИ сообщает, что он узнал об этом от родителей Котова. – Не знаю, откуда узнал сам он, но, вообще, информация прилетела в Россию из Германии. Видео, в котором Котов просит о помощи, записывал случайный местный житель. Насколько я понимаю, он отправил кадры своему знакомому за границу. Скорее всего, это бывший казахский немец.

Со слов Соколова, судьбой Котова были обеспокоены: уполномоченный по правам человека Сергей Бабуркин, главная миграционщица области Мария Лешонкова и врио губернатора Ярославской области Михаил Евраев.

Почему же родители, братья и сестры Котова сами не искали его, спросите вы. Почему “не искали”? Искали. Но своеобразно. Они обращались к гадалкам, писали в передачу “Жди меня”, теребили еще кого-то, но за 20 лет так ни разу и не переступили порог полицейского участка.

“Почему?” – опять спросите вы.

Попкорн еще не закончился? Тогда читайте дальше.

В диких степях Казахстана

– В Казахстане мы встретились с консулом и полковником полиции, который там работает по линии сотрудничества с Россией, – приводит 93.ru слова Соколова. – Параллельно с этим следственная группа выехала в район зимовки, о которой говорил Алексей в своем видеообращении. Район, кстати, очень неблагополучный, поэтому ребята поехали в сопровождении спецназа. Потом они доложили, что нашли пропавшего без вести 23 года назад.

Как следует из сообщения сайта, сам “герой” Соколов поостерегся отправляться в “дикие прерии Казахстана” и благоразумно остался в Караганде.

Телеканал “КТК” между тем сообщает, что после того, как в Сети появилось скандальное видеообращение, уже через 2 часа казахстанские полицейские были на месте зимовки. “Казахские правоохранители нагрянули на зимовку, арестовали рабовладельцев и возбудили уголовное дело о незаконном лишении свободы человека”, – вторит ему “Комсомольская правда – Ярославль”.

Любопытно, но тот же врио губернатора Евраев не подтверждает, что казахстанские полицейские сидели сложа руки и дожидались прилета из России некоего Соколова. “Алексей Котов… найден и освобожден оперативниками Казахстана”, – честно написал Евраев в своем “Инстаграме”.

“Все эти годы Алексей Котов прожил в небольшом деревянном домике, – пишет 93.ru. – Условия, конечно, не самые приятные, но и не сказать, что уж совсем нечеловеческие. Там даже был телевизор. Сам он говорит, что его более или менее неплохо кормили, не били и не пытали, даже платили какие-то небольшие деньги за работу. А работал он там пастухом”.

Мы не рабы. Рабы – не мы

Развязка наступила неожиданно. Котов, еще будучи в Казахстане, заявил, что жил и работал у фермера… добровольно.

“Допрошенный в присутствии сотрудников российского консульства Котов показал, что на территории крестьянского хозяйства находился и трудился добровольно, пользовался сотовым телефоном и имел возможность в любое время покинуть пределы хозяйства, – прокомментировали ситуацию в пресс-службе департамента полиции Карагандинской области. – От заявления в отношении владельца крестьянского хозяйства Котов отказался, пояснив, что претензий к нему не имеет, единственной целью обращения было вернуться домой”.

Уже на следующий день после появления его видео Алексей Котов в сопровождении сотрудников посольства вылетел в Россию.

Алексей с родителями. Встреча – спустя два десятилетия. Фото 93.ru

Алексей с родителями. Встреча – спустя два десятилетия. Фото 93.ru

Браток спасал собственную шкуру?

Так почему же Котов соврал, поставив на уши и земляков, и казахстанскую полицию?

Почему на родину неудержимо его потянуло именно сейчас?

По словам Котова, если бы он сейчас не уехал из Казахстана, то стал бы фигурантом уголовного дела.

Корреспондент sknews.kz Алексей БАНЦИКИН в поисках причин, побудивших Котова именно сейчас путем вранья потребовать, чтобы его вернули в Россию, переговорил с бывшим сотрудником УБОП Ярославской области Алексеем ГОЛЬДБЕРГОМ.

Он подозревает, что Котов – далеко не тот, за которого себя выдает.

Начнем с воинской службы. По мнению Гольдберга, в середине 90-х годов прошлого века в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане еще оставались российские части.

– В этих частях служили офицеры, прапорщики и сержанты-контрактники, – говорит Гольдберг. – Призванных в армию граждан Российской Федерации в бывшие союзные республики для прохождения срочной службы уже не направляли. Поэтому в 1997 году Котов никак не мог поехать служить в Казахстан. Служить по контракту, тем более вне России, он тоже не мог – контракт заключался только с теми, кто уже отслужил срочную службу. А Котов, судя по всему, в армии не был.

По мнению Гольдберга, Котов может быть причастен к преступлениям в Ярославле, совершенным в 1996–1997 годах “Кармановской” ОПГ.

– В числе членов банды был один юноша из деревни Горе-Грязь, увлекавшийся пиротехникой, – утверждает Алексей Гольдберг. – Не берусь утверждать, что этот юноша и есть Котов. После неудачного испытания “адской машины” его контузило. На видео мы наблюдаем у Котова заикание и подергивание конечностей. Можно предположить, что это следствие контузии.

Экс-сотрудник УБОП предполагает, что если Котову и грозило уголовное дело, то не в Казахстане, а в России. Потому-то он и ударился в бега. А его громкое заявление о желании вернуться на родину может быть продиктовано одним соображением: по мнению самого Котова, срок исковой давности по совершенным преступлениям истек, и теперь в России ему ничего не грозит.

Похоже, российские правоохранители полагают иначе – не потому ли по прибытии в Ярославль Алексея Котова доставили не к родителям, не видевшим его более 20 лет, а сразу привезли в следственный комитет?

Актобе

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи