Опубликовано: 1700

Воспитывают семья и государство

Воспитывают семья и государство

Для Казахстана, оказавшегося важным узлом в геополитическом пространстве мира в силу своего территориального расположения, сегодня, как никогда, возрастает значение патриотизма. Если этот нравственный принцип рассматривать как готовность служить Отечеству, то не обойтись без соответствующей системы, призванной формировать людей, готовых защищать страну, даже с оружием в руках.

Об этом наш разговор с кавалером ордена Красной Звезды полковником запаса Сергеем ПАШЕВИЧЕМ.

Стал офицером благодаря военно-патриотическому воспитанию

– Сергей Владимирович, что такое военно-патриотическое воспитание, на ваш взгляд? В чем оно должно проявляться сегодня?

– Могу ответить, как военный, профессиональный воспитатель, политработник. Я стал офицером благодаря своему деду, офицеру-фронтовику, и военно-патриотическому воспитанию. А с чего оно началось? В конце 1960-х годов появился курс начальной военной подготовки и в школах, в том числе сельских. Причем Министерство обороны обеспечивало их военной формой одежды, отличными учебниками и пособиями.

Система военно-патриотического воспитания, которая существовала в бывшем Советском Союзе, включала в себя два направления. От первых классов школы и до 6–7-го класса это была игра “Зарница”. В дальнейшем, с 13–14 лет, дети включались в игру “Орленок”.

Мне, в частности, довелось стать участником его республиканского финала, наша команда тогда заняла 2-е место, что для сельской школы было очень большим достижением. Ну а дальше, когда я уже пошел служить срочную службу в армию, продолжились занятия по боевой и политической подготовке. И, естественно, те, кто отслужил в армии, возвращались уже, будем так говорить, политически подкованными и физически развитыми. Это зрелые юноши, которые знали, что творится вокруг Советского Союза: кто у нас друг, а кто враг. Вот это система того военно-патриотического воспитания.

Фото Тахира САСЫКОВА
Фото Тахира САСЫКОВА

Нас готовили к армейской службе, мы учились на практике оказывать первую медицинскую помощь, тушить очаги возгорания и уметь пользоваться средствами химической защиты. Конечно же, изучали оружие, автомат Калашникова должен был знать назубок каждый. Естественно, были элементы армейской физической, строевой подготовки. Когда стали постарше, нас учили владеть техникой, работе на средствах армейской связи, азбуке Морзе, мы должны были знать правила дорожного движения.

Хочу обратить внимание: это мы проходили в рамках средней школы. Плюс в систему входила подготовка ко всем государственным праздникам. А сейчас иногда смотришь, как в школах выносят знамя Казахстана, сразу видно – нет военрука, потому что дети делают это очень коряво. Полковник Сергей ПАШЕВИЧ: О новой дедовщине, сынках чиновников и потерянной памяти

Когда я окончил военное училище, попал в Красно­знаменный Средне-Азиатский военный округ. В Алматы тогда существовал прекрасный республиканский Дом пионеров. И работал в то время в нем Сухарев Николай Александрович. Его усилиями был создан военно-патриотический центр. Подключены были, прежде всего, молодежные организации и Министерство обороны, все силовые ведомства. Был издан приказ министра обороны о создании Штаба юнармейского движения.

Системная работа

– А нужно ли все это сегодня?

– Необходимо эту системную работу возрождать по многим соображениям. Нельзя говорить, что навыки, полученные в результате начальной военной подготовки, пригодились только юношам. Ведь из этой работы не исключались девчонки. Разве плохо, когда девочка имеет навыки выживания в экстремальных ситуациях и может оказать первую медицинскую помощь?

Из-за роста терроризма во всем мире, естественно, возникает вопрос: “А что должен знать и уметь школьник?”. И самое простое – это навыки выживания, знание приемов самообороны, владение оружием. У нас в школе проводились туристические слеты. Учили, как правильно разбить полевой лагерь, поставить палатку, как развести костер и приготовить пищу, как ориентироваться на местности не только по компасу, но и по приметам, по звездному небу. Разве плохо, когда человек всесторонне подготовлен к жизни? Вот эта система, считаю, и в нынешнем патриотическом воспитании и допризывной подготовке должна быть. Иначе говоря, необходимо использовать современные обучающие технологии, игровые методы, которые помогали бы освоению навыков, необходимых как в армии, так и на гражданке.

Память – цемент, на котором развивается общество

– Но военно-патриотическое воспитание – это не только обучение навыкам выживания. Это еще и идеологическая подготовка…

– Естественно. Память об ушедших поколениях – это тот цемент, на котором развивается общество. Патриотизм в том числе. Если эту память убрать, куда двигаться-то? Мы всегда в школе, в армии, в повседневной жизни равнялись на кого-то, у нас были ориентиры. Сейчас у молодежи этих ориентиров нет. Проблема патриотического воспитания в том, что плохо знают, например, кто такой Сагадат Нурмагамбетов. У нас не знают своих героев, поскольку в школах об этом говорят недостаточно. Начать хотя бы с этого, уже потом переходить к духовному и физическому воспитанию.

– Акция “Бессмертный полк” может помочь восполнить этот пробел?

– “Бессмертный полк” начинался молодежной инициативной группой, но дальше дело не пошло. И тогда мы, воины-интернационалисты, решили взять на себя его проведение, и он стал закономерным продолжением “Марша ветеранов”, проводимого нами в течение 10 лет. На этой базе появился “Бессмертный полк” в Алматы и в других городах. И оказалось, что людям нужно такое духовное единение, братство. Вот почему с каждым годом всё больше людей выходит на шествие.

Организация акции – это прежде всего ответственность за жизнь и безопасность людей. Мало кто этот груз возьмет на себя, поэтому не могу не отметить, что для ее проведения мы постоянно работаем с акиматом города. Он помог в проведении мероприятия, предоставив медицинское и полицейское сопровождение, перекрытие улиц и место сбора.

– Благодаря “Бессмертному полку” многие казахстанцы стали искать своих отцов, братьев, дедушек и прадедушек, даже двоюродных родственников, погибших или пропавших во время войны.

– Действительно, “Бессмертный полк” стал толчком, чтобы люди стали интересоваться историей своей семьи. У нас не было практически ни одной семьи, в которой не было бы фронтовиков. Не могу не отметить поисковое движение. Например, клуб из Актобе, который создан при союзе “Боевое братство”, им руководит Галеев Гумер. Его члены постоянно выезжают на места боев дивизий, сформированных в Казахстане. Они занимались восстановлением исторической правды об Алие Молдагуловой и Маншук Маметовой. Поисковая работа продолжается, и ведут ее воины-интернационалисты. Они возглавляют эти клубы, сами выезжают с детьми на места боев. Имена наглецов, наградивших самих себя лже-орденами, будут опубликованы в СМИ

– У нас военно-патриотические клубы существуют давно, многих нет, но некоторые сохранились, например, клуб Батура Абдусаламова.

– Клуб “Легион” – один из старейших, появился в середине 1980-х годов. Он существует, но Батур фактически занимается с ребятами у себя дома. У него нет постоянного помещения, где он мог бы проводить тренировки. Все лето дети занимаются на воздухе, а зимой проблема помещения встает остро. Сейчас, если статистику поднять, более 25 его воспитанников стали офицерами Вооруженных сил Казахстана. Многие служат в силовых структурах, и они уже своих детей приводят к Батуру.

– То есть это и есть воспитание патриотов?

– Это и есть. Но воспитывают патриотов не только клубы. Воспитывают семья и государство – вот там рождается патриотизм. Мы должны понимать, что это одно из важнейших условий деятельности государственных институтов при реформировании общественного сознания. Естественно, вся работа должна строиться с учетом реалий дня и опыта прошлого. Лишь тогда мы можем говорить о патриотизме в стране.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров