Опубликовано: 390

Властелины сердец: “Тамаше” исполняется 40 лет

Властелины сердец: “Тамаше” исполняется 40 лет Фото - Тахир САСЫКОВ

О том, почему первая в Казахстане сатирическая эстрадная телепрограмма имела огромную популярность, расскажут сами артисты и зрители.

1978 год во многом стал знаменательным для Казахстана, тогда еще Казахской ССР. В апреле была принята вторая Конституция, в которой говорилось о создании общенародного государства. Впервые было заявлено, что вся власть принадлежит народу. В Алма-Ате прошла Международная конференция ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения). В ней участвовали представители 134 стран мира. Была сдана в эксплуатацию гостиница “Казахстан”, ставшая первым небоскребом в республике. Высота гостиницы составляет 102 метра, в ней насчитывается 25 этажей. Серик Конакбаев выиграл Кубок СССР по боксу. А хлеборобы страны в очередной раз за 9-ю пятилетку собрали в закрома более 1 миллиарда пудов зерна.

А в ноябре впервые на сцене появилась сатирическая “Тамаша”, буквально взорвавшая телеэкраны страны.

Возможно, этой программы, в которой высмеивались недочеты, не было бы, не будь 1978 год настолько успешен во многих отношениях для республики.

Как всё начиналось

Любое дело спорится тогда, когда есть энтузиасты-толкачи. Таким толкачом для “Тамаши” стал Лукпан Есенов. Он знал толк в эстраде, понимал суть происходящих в ней процессов, поскольку несколько лет проработал в государственном ансамбле “Гульдер”. К тому времени на центральном телевидении появились первые юмористические передачи, а имена Аркадия Райкина, Ефима Березина и Юрия Тимошенко – Штепселя и Тарапуньки – были знакомы каждому советскому телезрителю. Да и передача “Кабачок “13 стульев” имела хорошие рейтинги. На республиканском телевидении ничего подобного тогда не существовало.

И тогда Лукпан Есенов совместно с Койшыгулом Жылкышиевым убедил высокое начальство, что нужна юмористическая программа, которая станет пользоваться успехом у людей. И они оказались правы. “Тамаша” и сегодня одна из любимых программ нашего зрителя.

Но мало было придумать, нужно было всё реализовать. Чтобы программа стала известной с первых дней, Есенов предложил занять в программе молодых, но уже популярных артистов. Так появились Тунгышбай Жаманкулов и Кудайберген Султанбаев. Оба – артисты драматического театра им. М. О. Ауэзова. И этот подход сработал. На “Тамашу” валом валили зрители, а диалоги, которые вели между собой сценические герои артистов, мгновенно расходились в народе.

“Мы стали уже такими звездами, что даже самим не верилось!”

Хотя автор этих строк помнит “Тамашу” тех лет, сегодня мне трудно представить импозантного Тунгышбая Жаманкулова в роли юмориста. И поэтому разговор у нас шел вокруг того, почему он дал согласие выступать в этой программе.

– Ну это было случайно. Я был тогда совсем молодым артистом. В 1978 году нашему режиссеру Райымбеку Сейтметову поручили на 1 апреля подготовить концерт во Дворце Ленина, как тогда назывался Дворец Республики. Он нашел шуточный рассказ Оспанхана Аубакирова про двух рыбаков, которые приходят и хвастаются уловом. Обыкновенная безобидная шуточка, и это надо было исполнить кому-то. И у него почему-то выбор пал на нас.

Кудайберген был немножко пухленький, полненький, а я худой, высокий. Видимо, режиссер решил сыграть на контрасте.

Короче, с этой миниатюрой про рыбу мы выступили. И сразу же зритель нас принял. Получился такой интересный тандем. После этого мы уже сами на следующий год начали выступать на каких-то концертах, на встречах с театральными артистами. Тунгышбай АЛЬ-ТАРАЗИ: Об “артистах” из министерства, подачках и цензуре совести

А в 1979-м нас отправили на VI Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Как артистов разговорного жанра. И мы стали там лауреатами.

После этого нами заинтересовались работники казахского телевидения – режиссер Лукпан Есенов и редактор Койшыгул Жылкышиев. Они захотели с нами встретиться и, воспользовавшись нашей программой, сделать интересную передачу. Думали-думали и пришли к мнению назвать ее “Тамаша”.

– Почему “Тамаша”?

– "Тамаша" – это многозначное казахское слово, оно означает веселье, посиделки с юмором и т. д. Идею дал Койшыгул Жылкышиев, мы все согласились – и пошло-поехало. Через год эта передача стала самой популярной в Казахстане. Мы стали уже такими звездами, что даже самим не верилось! Нам не давали проходу на улице, все останавливались, спрашивали.

– А как вы считаете, что именно привлекало людей? Появление такой программы на телевидении или именно вы, ваше актерское мастерство?

– Я думаю, что и то и другое, мы оба – актеры-профессионалы, а жанр жанру рознь. Я уже в театре играл, как говорится, более или менее такие средние, интересные роли, более драматические, и после этого у меня пошла карьера в кино. Начал сниматься в главной роли в фильме “Кровь и пот”. После этого фильма мне стали предлагать главные роли в театре, серьезные.

“Тамаша” мне уже мешала даже! Потому что зрители в зале видели во мне героя “Тамаши”. Я ушел, а Кудайберген остался.

Народное достояние

Шли годы, из программы уходили артисты, приходили новые. Но не менялась ее суть. Как оказалось, и сами артисты, и зрители во многом одинаково ее воспринимают.

Вот что говорит Марат Коккозов, отдавший “Тамаше” 16 лет, а сейчас открывший свой театр: “Я бы сказал так: “Тамаша” – это народное достояние. Лично для меня она – самое творческое место, где я действительно раскрылся”.

Мадина Оразхан в шоу не так давно: “Я училась на четвертом курсе Жургеновки, когда мне позвонил Нуржан Тутов и пригласил работать. Конечно, я знала, что такое “Тамаша”, и сразу согласилась. Уже три года работаю. Знаете, чем мне нравится наш театр? У нас очень сплоченный коллектив, решаем всё сообща, обсуждаем сценарии все вместе. Я бы сказала, что у нас уютно”.

Елтай Дауленов, журналист: “Могу сказать только про ту, старую “Тамашу”, в которой блистали Кудайберген Султанбаев, Тунгышбай Жаманкулов, Лидия Каденова, Мейрман Нурекеев, Уайс Султангазин и другие.

Она выходила нечасто, но мы всей семьей ждали каждый ее показ. Сейчас, спустя много лет, пересматривая ту старую программу, удивляюсь, как в то время она могла существовать.

Программа пользовалась бешеным успехом. “Тамаше” - 30 лет!

И, наверное, в первую очередь благодаря незаурядной игре артистов. И возможности для зрителей хоть немного выпустить пар”.

Президент Евразийской ассоциации франчайзинга, член общественного совета Алматы Бекнур Кисиков говорит: “Тамаша” – это в первую очередь для меня приятные воспоминания детства, высокий уровень артистизма и интеллигентный юмор, присущий именно тому времени.

При этом хотелось бы отметить, что это своего рода культурное наследие нашего народа, опередившее свою эпоху.

Каждый праздник мы с удовольствием включали телевизор, чтобы насладиться великолепным и непревзойденным дуэтом таких мастеров сцены, как Тунгышбай Жаманкулов и Кудайберген Султанбаев. И потом присоединившихся к ним артистов – Мейрмана Нурекеева, Лидии Каденовой, Уайса Султангазина, Бауыржана Ибрагимова и других. Мне посчастливилось стать частью “Тамаши” в 1995 году, когда я помогал в их гастролях по области, побывать за дастарханом с легендами, которых видел только на экране телевизора. И в жизни эти люди оказались удивительными, не переставали шутить и поднимать всем настроение. Они – настоящие артисты, славу которых можно было бы передать на многие поколения. И мне хотелось бы, чтобы “Тамаша” восстановилась – с новыми артистами, но с тем высоким мастерством, которое придали театру знаменитые основатели”.

Театральное искусство будет всегда

Алия Есенова, продюсер, сегодня продолжает дело своего отца – Лукпана Есенова.

– “Тамаша” осталась той же самой программой – юмористической, развлекательной, – рассказывает Алия. – Но с учетом времени. Мне пишут иногда, что нужно вернуть то же, что было при моем папе. Мне приятно, когда о нем хорошо вспоминают. Но сегодня иное время. Главное же – казахский юмор выдержанный. Этого мы и стараемся придерживаться.

Нуржан Тутов сегодня стал художественным руководителем, режиссером, автором сценок “Тамаши”.

– Что такое “Тамаша” сегодня?

– Если говорить театральным языком – это, конечно, театр миниатюр. Юмористический.

– А что сегодня привлекает зрителя в программе, существующей 40 лет?

– Думаю, что, во-первых, мастерство артистов. У нас выступают профессиональные актеры, окончившие нашу Жургеновку. Мы обращаем огромное внимание на культуру речи. Потом мы выступаем в формате ситуационной комедии. Академия юмора

– Тексты кто пишет?

– Я. Также у нас есть свой автор, который специально для нас пишет, есть команда из пяти человек. Из них двое – профессиональные журналисты, трое – кавээнщики. Молодые ребята. То есть мы стараемся не отставать от времени. Это одна из причин, благодаря которым программа остается востребованной. Конечно же, всё определяют культура речи, самобытность, профессионализм на сцене.

– Как изменился зритель? На что он обращает внимание сейчас?

– Я в “Тамаше” с 2000 года. Тогда у нас темп, ритм жизни был не такой, как сейчас. И зритель был другой. Миниатюры длились по 15–20 минут. А сейчас этот формат уже устарел, темпоритм иной, шутки искрометные, мы сейчас зрителя приучили к юмору позитивному, то есть без всякого подтекста. Знаете, когда ослабевает театральность в миниатюре, верх берут кавээнщики. Когда кавээнщики ослабевают, верх берут театралы. Вот сейчас в юморе есть такое.

– Вы устраиваете гастроли по областям? Люди принимают, ждут вас или как?

– Да, мы ездим. Сейчас, правда, немножко трудновато с гастролями: переезды, аренда здания. Но мы для себя едем, и люди приходят в основном взрослые. Они говорят: мы специально приехали, потому что в детстве, юности смотрели эту программу. И вот это ностальгическое... Сейчас у людей есть духовная потребность смотреть, слушать.

– А чем лично для вас является “Тамаша”?

– Ну, во-первых, я актер. Окончил класс Тунгышбая Кадыровича Жаманкулова. И поэтому как без сцены? Сейчас я в театре не работаю, поэтому “Тамаша” – это моя как бы отдушина, сцена, тем более что сейчас мы стараемся более театрализованно это делать. Не в эстрадном варианте.

– Молодежь ходит на представления?

– Вы знаете, да! Когда видишь в зале молодых, думаешь: надежда есть, все нормально. Я вообще люблю, когда меня дети узнают. Думаю: о, это хорошо, живем еще!

Дело в том, что “Тамаша” дала толчок многим артистам.

Кого-то уже нет с нами. Многие певцы тоже выступали у нас. И самый конек – это, наверное, то, что шоу всегда обновляется. Если где-то какой-то самородок появился – мы его приглашаем: давай к нам, выступи, покажи себя.

Потом сам формат – песня, а после нее миниатюра – был придуман изначально у нас. Ни в России, ни у других наших соседей такого нет. И не было.

– “Тамаша” нужна?

Театральное искусство в любой форме всегда нужно. Его никакой кинотеатр никогда не заменит. Сейчас никто не хочет фонограмму слушать. Все хотят живьем. Это, конечно, не кино. Но всегда будет существовать, как и сам театр.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть