Опубликовано: 5278

Тунгышбай АЛЬ-ТАРАЗИ: Об “артистах” из министерства, подачках и цензуре совести

Тунгышбай АЛЬ-ТАРАЗИ: Об “артистах” из министерства, подачках и цензуре совести

В интервью “КАРАВАНУ” народный артист Казахстана, лауреат Государственной премии, кандидат искусствоведения, профессор Тунгышбай АЛЬ-ТАРАЗИ высказал  свою точку зрения, отчего  в Министерстве культуры не любят театр и почему сцена превращается в площадку для “откатных” мероприятий наших акимов.Искусство не рождается на подачки

– Тунгышбай-ага, о чем сегодня думает председатель Союза театральных деятелей?

– Как сетовал великий Абай: “Ойлай берсең, ой да көп, уайым да көп...”. Сейчас Союз разрабатывает планы совместных проектов по организации различных мероприятий с международными театральными сообществами. Это – Интернешнл театр институт (Париж), Ассоциация детских театров мира (Лондон), Ассоциация кукольных театров мира (Париж), Альянс театров Азии (Чунцин, Китай), Международная конфедерация театральных союзов СНГ (Москва), Международная ассоциация театральных критиков, рабочий офис которой находится в Нидерландах.

Ждем, когда нам вернут здание Дома актера на улице Желтоксан, 87, в Алматы. Стыдно перед нашими зарубежными коллегами, что у Союза театральных деятелей Казахстана, объединяющего 54 театра, из которых 32 казахских, 16 русских, 9 кукольных, 4 национальных (уйгурский, немецкий, корейский, узбекский), более 10 частных театров и около 3 000 членов, нет своего здания или Дома актера. Также думаем, как провести очередную  премию “Енликгуль-2015”, где найти средства на выпуск очередного номера журнала “Театр.KZ”, так как поддержка со стороны государства – мизерная, а редколлегия журнала  пятый год работает без зарплаты. Думаем еще, на какие средства  провести в этом году форум театров  и как выполнить просьбы и  многом другом...

– С чем приходится сталкиваться сегодня театрам Казахстана: с трудностями подбора репертуара, недостатком бюджета, капризами  актеров? Каков объем средств, выделяемых государством на театральное искусство?

– Актеры – народ некапризный, мы фанаты своей, иногда  не очень благодарной,  профессии. С трудностями подбора репертуара сталкиваются чаще всего национальные театры, да и у русских театров это есть. Сколько можно спасаться Шекспиром и Островским, Лопе де Вега и Чеховым? Да, это классика, она вечна и современна, но где  авторы нашего времени,  чувствующие пульс эпохи? Как появляется какая-то новая пьеса, все дружно начинают ее ставить. Актерская профессия сейчас – не престижна и не модна. Сейчас в цене  деньги, тендеры или лихорадка, как бы  успеть ухватить хорошее кресло в акимате, а то и правительстве, чтобы там урвать лакомый кусок. Не могут понять власти, что театр – это не площадка для “откатных” мероприятий акима, а храм искусства, где люди ищут ответы на вечные  вопросы, соприкасаются с возвышенным, стараются перейти в другое измерение.  Нужно понимать, что высокое искусство не рождается на подачки. И дивиденды возвращаются не вечером, а станут заметны в культуре нового поколения, общества и государства в целом.

 “Музыканты” из Министерства культуры

– Проект концепции  культурной  политики страны довольно широко обсуждался в СМИ. Что думаете по этому поводу?

– Некоторые толкователи концепции обронили неосторожные высказывания, мол, теперь будем контролировать всё и вся, артистам сказали:  будете ставить на сцене то, что мы вам разрешим. Словно уже вернули цензуру из “совковых” времен. Театральная общественность взбудоражилась... Еле успокоили. Но  у “музыкантов” в нашем Министерстве культуры все расписано как по нотам, вместо фа не сыграешь ля. Нынешний Закон “О культуре” тоже напоминает  постановления советского времени, потому он и не работает.

– Как вам кажется, в каком состоянии находятся сегодня казахский и русский театры в целом?

– Не буду сгущать краски. Есть театры, в репертуаре которых нет-нет да и мелькают интересные спектакли. И труппы не обделены талантливыми актерами. Есть и  интересная режиссура. Но их единицы, они не обласканы, на них просто не обращают внимания, да и некому. В министерстве больше понимают и  любят эстрадных певиц. Нынче они в почете. А театр –  это сложное дело, синтез всех видов искусства. Там надо думать, более серьезно относиться и уметь разбираться. Влияние Его величества театра на общество тоже, мягко говоря, очень даже серьезное. И нынешнее художественное и социальное состояние театров не должно оставаться без должного внимания и финансироваться по остаточному принципу.

Над кем смеетесь, господа?

– А что зритель говорит о театре?

– Скажу честно – во многом не хвалит. Тематика обмельчала, режиссура устарела,  нет новизны, магнетизма и харизмы. Топчемся на месте: допотопные формы, старые методы режиссуры и актерской игры.  Художественные руководители, за которых так бездумно и слепо цепляются в министерстве, “художественно руководят” по 20–30 лет, до последнего вздоха. Но за это время театр стареет, а труппа сереет.   Я никак не могу себе представить, как все-таки можно театрами художественно руководить... Да, нужен руководитель, но не художественный, а лидер! А их, лидеров, нужно целых 54! Молодежь, которая хочет встрепенуться и что-то поменять, остается неуслышанной. Молодые знают, что их не поймут и не поддержат ни свой “аксакал-руководитель”, ни наверху в министерстве. Поэтому резвые и талантливые уходят, послушные и “воспитанные” серые остаются и... храпят вместе с художественным руководителем.

Слава Богу, пока  есть зрители, считающие, что ходить в театр – это необходимость, признак  образованности и культуры... К слову, в нашем театре был такой случай, когда один  человек зашел в зрительный зал,  сняв обувь! Как в храме, в мечети!

Зритель сегодня  намного умнее и эрудированнее, он знаком  с шедеврами исполнительского мастерства,  мировыми именами. Мне кажется, сегодня, наоборот, надо учиться у зрителя –  образованного и тонко чувствующего, грамотно умеющего отличать настоящее искусство от халтуры... И еще надо отдать должное нашему доброму и снисходительному зрителю, что за скучные и серые спектакли пока не забрасывает нас тухлыми яйцами…

– В сознании многих поколений казахов вы остались одним из создателей знаменитого юмористического шоу “Тамаша”. Как сегодня изменилась индустрия смеха? Всевозможные театры, шоу, КВНы растут в большом количестве, а шутить особо не над чем...

– Вы правы. Так называемая индустрия смеха по уровню тематики и качеству исполнения опустилась ниже плинтуса. Но зарабатывают на нас, наивных и нетребовательных, как я слышал, неплохо. Я все еще не понимаю, почему они себя называют театрами. Если не считать некоторых более или менее талантливых и слегка начитанных, это ведь сборище необразованных хохмачей разного толка и уровня, которые дурят нас бессовестно и бескультурно, порой – похабно. Вспоминается знаменитая фраза городничего из “Ревизора”: “Над кем смеетесь, господа, над собой смеетесь…”. Не знаю, может, они действительно имеют право на существование, но ни в коем случае нельзя их называть театрами, это просто группы дешевого смеха  для наивных зрителей. Пусть не обижаются мои младшие продолжатели созданной нами в те уже далекие времена “Тамаши”, но мы тогда не называли наше детище театром, это была “ойын-сауық отауы”. То есть просто эстрадно-развлекательная телепрограмма – такова истина.

Нет такой профессии – главный

– О чем нельзя делать постановки, снимать кино, передачи?

– Цензуры, как таковой, нет. Ради Бога, твори на любые темы! Но у нас должна быть цензура совести, этики, воспитанности, интеллигентности и образованности. Цензура национальных традиций и культуры – если можно так выразиться. Казахи, между прочим, шутили умно и этично. Шаншар, Алдар-Косе и Ходжа Насреддин – степные сатирики – никогда не опускались ниже пояса. Акыны и сказители-шутники не издевались над старшими, не смеялись над предками и традициями. Вообще, бесталанная похабщина не должна быть предметом искусства. В эстетической науке есть категории – трагичное, комичное, смешное и безобразное. Не надо делать темой и проблемой в искусстве людскую грязь, природные ошибки и недостатки.

– Какие авторы, в том числе прошлых эпох, сегодня, на ваш взгляд, одни из самых востребованных и актуальных?

– Из прошлых – Михаил Булгаков, Беимбет Майлин. Сегодня  – Яблонская, Акунин,  Аким Тарази,  Дулат Исабеков,  Роза Муканова, Шахимарден…

– Вы пишете сценарии, драматургические произведения, мемуары?

– Нет, сценарии, пьесы не пишу. Я прежде читатель, хотя и являюсь автором четырех книг. Первая –  автобиографическая повесть, вторая –  диссертация, последующие – сборники научно-популярных статей, портретов и воспоминаний об ушедших в мир иной моих  друзьях, коллегах. Пишу статьи, рецензии. Ведь как-никак являюсь профессором, кандидатом искусствоведения... Дневники с ложными надуманными событиями и ситуациями не веду, не вру на бумаге и не придумываю, не приукрашиваю свою биографию. Еще сейчас ставлю в Театре имени Мухтара Ауэзова инсценировку на тему войны по повести Шерхана Муртазы “Ай мен Айша”, на киностудии имени Шакена Айманова продюсирую художественный фильм “Феникс”.

– Почему в стране недостаток  главных режиссеров театров?

– А зачем они, главные режиссеры, нужны? Что, если он  главный, значит, талантливый? Он должен быть просто одним из творческих людей в труппе. Давайте, вместо того чтобы горевать, что не хватает главных, сначала выращивать режиссеров, обучать их, а после того, как они уже что-то смыслят в художественном творчестве, отправлять учиться в Москву, за границу. Прилагательное “главный” – не определение  таланта человека, и не надо его прикреплять к профессии режиссера! Нет такой профессии “главный”...

[X]