Опубликовано: 530

Весенний потоп в Семее: поиск виновных

Весенний потоп в Семее: поиск виновных Фото - Алла БЕЛЯКИНА

На дворе уже середина лета, а в Семее до сих пор выясняют, кто виновен в весенних паводках, ставших катастрофическими для города. Минсельхоз и городские власти перекладывают друг на друга вину, показания в прокуратуре дают и представители ГЭС, и аким.

Мартовская катастрофа

Напомним: 28 марта в связи с резким подъемом уровня воды на реке Иртыш в Семее началось затопление. Вода поднималась стремительно, затопив дома в прибрежных районах, население эвакуировали. Под угрозой затопления оказался и водозабор. Если бы его затопило, без питьевой воды осталось бы все правобережное население города. Саперы, спешно взрывавшие лед, чтобы освободить русло для прибывающей воды, в прямом смысле прогремели на весь мир – ударной волной от слишком мощного взрыва выбило все стекла в четырех жилых многоэтажных домах. Под давлением воды внушительные массы льда пошли в пристанскую заводь, практически уничтожив речной флот Семея. От затопления пострадало также 205 частных домов.

Власти заявили, что потоп спровоцировали энергетики: на расположенной выше по течению Иртыша Шульбинской ГЭС без предупреждения резко увеличили объем попусков воды. В итоге среднесуточный расход воды возрос там с 500 до 1 800 кубометров.

– Троекратный спуск воды – 1 800 кубических метров в секунду! Этот попуск сорвал нам лед метровой толщины, – заявил тогда аким Семея Ермак САЛИМОВ.

Головомойку речникам устроил и аким Восточно-Казахстанской области Даниал АХМЕТОВ, обвинивший энергетиков в том, что они не предупредили о предстоящих увеличенных объемах воды, спускаемой из водохранилища в русло Иртыша.

Дорогое наводнение

Наводнение обошлось Семею очень дорого. На восстановление пострадавших частных жилых домов было выделено свыше 300 миллионов тенге. Еще почти 60 миллионов направлено на покупку нового жилья взамен аварийных домов, не подлежащих восстановлению. Причем до сих пор не все пострадавшие получили помощь. Жители затопленных районов считают, что их бросили

– В последние месяцы было много вопросов, в частности, кто и что будет делать в пострадавших районах, – отметил аким Семея. – В результате заключено 160 договоров, 135 уже начали финансировать. По этим 135 договорам освоен 51 миллион тенге, это авансовые платежи. 54 домовладельца из поселков Мирный и Затон до сих пор еще не определились, поскольку у некоторых из них нет правоустанавливающих документов, сейчас мы им в этом помогаем. За июнь мы освоили 138 миллионов тенге, а до 1 сентября мы должны освоить всю сумму.

Хуже всего пришлось жителям дачного массива Бобровка.

Несмотря на то что поселок дачный, здесь постоянно живут переселенцы из сел, для которых садовые домики – единственное жилье. Но из-за дачного статуса жители поселка не имеют права получить компенсацию.

Поэтому для них планируется выделить порядка 22 миллиона тенге на приобретение предметов первой необходимости. Деньги для этого пойдут из чрезвычайного фонда городского бюджета.

Кто виноват?

Тем трудным для Семея мартовским дням был присвоен статус чрезвычайной ситуации природного характера. Между тем отнюдь не природа спровоцировала затопление города. И до сих пор идут споры, кто виноват в происшедшем: власти оказались не готовы к весенним паводкам или энергетики, которые резко увеличили попуск воды без предупреждения. В министерстве сельского хозяйства заверяют, что акиматы области и города были предупреждены, а сотрудники ГЭС просто спасали гидростанцию.

– Начиная с 24 марта к Шульбинскому водохранилищу стали поступать повышенные притоки. Для недопущения разрушения самого сооружения было принято решение о дальнейшем увеличении сброса воды из Шульбинского водохранилища. О данном решении акиматы города Семея и Бескарагайского района, а также департамент по ЧС Восточно-Казахстанской области были извещены 25 марта, – пояснил вице-министр сельского хозяйства РК Ерлан НЫСАНБАЕВ. – В результате профессиональных и оперативных действий сотрудников Ертисской бассейновой инспекции за короткий срок в экстремальных условиях удалось огромный поток воды объемом 1 800 кубометров в секунду пропустить через ледяную трубу без выхода на поверхность льда. В обратном случае поток воды высотой 3,5–4 метра, с огромной скоростью привел бы к катастрофическим разрушениям.  Удары большой воды в ВКО: ущерб на миллиарды

Пропускная способность Шульбинской ГЭС составляет 8 770 кубометров в секунду, и на гидроэлектростанции убеждены, что попуск в объеме 1 800 кубометров в секунду был невелик. У руководства Семея другой взгляд на ситуацию.

– По правилам, попуск воды на лед не допускается, только когда он начинает ломаться. Кроме того, на ГЭС не учли боковую приточность, – заявил аким Семея. – За два дня до увеличения попусков сотрудники ГЭС предупредили нас, что объем составит 1 200 кубометров в секунду, а сами увеличили до 1 800, что негативно повлияло на ситуацию в Семее. Да и что такое предупреждение за два дня? Что можно успеть за этот срок? Людей мы из зон риска вывезли, береговую линию защитили на протяжении 1 630 метров, благодаря чему уберегли водозабор. Я, как и представители бассейновой инспекции, давал прокуратуре показания по этому поводу. При этом мы выступаем как пострадавшая сторона, – подчеркнул Ермак Салимов.

Окончательный вердикт – кто виноват в паводковой ситуации – должна вынести прокуратура ВКО.

СЕМЕЙ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров