Опубликовано: 2500

Удары большой воды в ВКО: ущерб на миллиарды

Удары большой воды в ВКО: ущерб на миллиарды Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

Каждый год за зимой приходит весна, а за ней и лето, за летом осень, а потом опять зима. Дети времена года изучают с первого класса и знают, что зимой холодно, весной все тает, летом жарко и сухо, а осень бывает разной у нас.

И только для акимов наших каждый сезон – полная неожиданность, со всеми вытекающими последствиями. В результате – наводнения, засуха, пожары... И потоп у соседей в Алматинской области совсем не предупреждение для Восточно‑Казахстанской. Авось пронесет?

Большая вода – большая беда

В Восточном Казахстане март выдался теплым и самым дождливым за многие годы. В результате в Усть-Каменогорске, Семее, Аягозском, Зыряновском, Глубоковском и Шемонаихинском районах начался обильный паводок.

Водой затоплен 1 371 дом, из них не подлежит восстановлению около полутора сотен, остальные требуют ремонта.

Потоками воды снесено несколько мостов, во многих местах разрушено дорожное полотно. А весна продолжается. И готовит новый удар большой воды.

Плохой сценарий

Нынешняя зима на востоке Казахстана выдалась на редкость малоснежной. Морозы стояли довольно сильные. Все ожидали быстрой, теплой весны без привычных подтоплений. Природа поступила наперекор. В последних числах февраля пошел снег, в марте вовсе началась круговерть: на регион обрушился мощный циклон. Снег, дождь, снова снег, ливневый снегопад… Только в первых числах марта выпало две месячных нормы осадков, и еще одна норма во второй декаде. Первые подтопления начались в областном центре. С окружающих гор пошли склоновые потоки. Промерзшая за зиму земля не смогла впитать воду, вся она оказалась на улицах. Два села в ВКО "поплыли"

Уличные арыки и ливневка должны были спасти от талых стоков, но… не спасли. Жители пострадавших домов обвинили в подтоплениях неочищенные арыки.

В акимате Усть-Каменогорска возразили: только 21–23 марта город принял от 20 до 25 миллионов кубометров воды, при такой массе арыки бессильны.

Далее пошли сообщения из районов – Аягозского, Уланского, Курчумского, Глубоковского, Шемонаихинского. Сейчас в горячей зоне – Зыряновский район. Жители сел Малеевск и Зубовск говорят: такой воды не припомнят. “Лет 60 такого не было, – рассказала пенсионерка из Зубовска Александра НЕУСТРОЕВА. – После войны, помню, подтапливало, но не так сильно”.

Подтопления в селах вызвал ледяной затор на горной реке Бухтарме.

Вода и глыбы льда пошли на населенные пункты, в Малеевске смыло отрезок автодороги. Поток шел такой, что заборы сминало как спички.

Всего по району пострадали 600 домов и придворовых территорий. Эвакуировано 802 человека. 1 апреля затор на Бухтарме попробовали убрать взрывом. Уложили полторы тонны взрывчатки. Привели в действие. Эффекта почти никакого.

Аким ВКО Даниал Ахметов (на заднем плане) в пострадавшем районе

Аким ВКО Даниал Ахметов (на заднем плане) в пострадавшем районе

На встрече с местными жителями аким области Даниал АХМЕТОВ пообещал всем помощь. Тем, у кого дома устояли, помогут с ремонтом.

Если жилье стало непригодным, купят на вторичном рынке.

По предварительным данным, без учета ущерба в Семее и Зыряновском районе потери региона уже превысили 2,2 миллиарда тенге.

Борьба со стихией

К сожалению, угроза паводка в регионе сохраняется. В горах Западного Алтая и Прибелушья – сотни ледников, огромный запас снега. А как показала жизнь, при промерзании почвы склоновые стоки формируются именно в устье рек. По ним вода уходит в расположенные по берегам населенные пункты.

Возможно ли заранее предусмотреть и предупредить надвигающуюся беду?

Человек борется с навод­нениями тысячи лет. Строятся дамбы, обводные каналы, делаются насыпи на затапливаемых участках. Японцы, голландцы, арабы научились даже отвоевывать у моря место под жилье.

В Восточном Казахстане построено немало серьезных дамб для защиты от Ульбы, Бухтармы, Иртыша и т. д. Но причиной наводнений могут стать малые речушки и ручьи, которые летом гусь спокойно перебредет.

В Зыряновске сейчас дома по крышу в воде из-за разлива речушки, о размерах которой говорит само ее название – Вторушка. В селе Аксу Катон-Карагайского района население защитилось вроде от реки высокой грунтовой дамбой. Но вода пришла с гор по нескольким ручьям. Летом они едва видны, но после мартовских дождей превратились в ревущие потоки. Такого не припомнят даже старики. Попробуй, предотврати сюрпризы.

Шульбинское водохранилище всегда наполнялось вешними водами в мае – июне. В этом году в течение марта сброс с водохранилища шел по 500 кубических метров в секунду, 28 марта он вырос до 1800, – сказался мощный приток от Убы и Ульбы. В результате поплыл Семей.

Любопытно, что регион уже проходил ровно такую же ситуацию в 2015 году. Тогда из-за подъема Черного Иртыша приток в Бухтарминское водохранилище достиг беспрецедентной интенсивности 3,5 тысячи кубов в секунду. К началу июля водохранилище впервые за свою полувековую историю набрало почти проектный объем. До верхнего предела, или на языке специалистов нормального подпорного уровня (НПУ) в 49,62 кубокилометра, осталось всего 200 миллионов кубов.

Из-за повышенного сброса на всем Иртышском каскаде ГЭС “утонули” пляжи и берега баз отдыха в Зыряновском районе, дачи в Усть-Каменогорске, пригороды в Семее и Павлодаре.

Уже тогда было ясно: в “сцепке” служб, отвечающих за безопасность таких мощных гидротехнических сооружений, что-то не так. Теоретически можно предположить такой алгоритм взаимодействия служб: “Казгидромет” делает среднесрочный и долгосрочный прогнозы, ЧС на их основе выдает рекомендации о необходимом резервном объеме в водохранилищах. Иртышская бассейновая инспекция загодя, без авральных скачков, сбрасывает воду до нужного уровня. Согласитесь, такой порядок был бы логичным.

Однако 2015-й показал отсутствие резерва на Бухтарме, 2018-й – в Шульбе. Получается, за три года власть не извлекла уроки? Три года не хватило, чтобы отработать согласованность служб, ответственных за предупреждение ЧС?

Сейчас в этой ситуации разбирается прокуратура. Не секрет, что за решениями о режиме расхода воды на Иртыше стоят разные игроки, и у каждого свой интерес. Владельцам ГЭС нужна максимальная выработка электроэнергии, а значит, ровный мощный сброс. Павлодарцы каждую весну ждут обильных попусков для залива поймы, им необходима полная “чашка” Бухтарминского водохранилища.

В Иртышской бассейновой инспекции не раз заявляли о воде, как ресурсе национальной безопасности и полной решимости его накапливать до предела.

Есть еще интересы промышленников, рыбной отрасли, коммунального хозяйства, в том числе Карагандинской и Акмолинской областей. По словам специалистов, в режиме работы каскада водохранилищ надо учитывать даже то, что в холодный период река начинает замерзать снизу – с Омской области.

Тем не менее паводок показал, мягко говоря, неидеальную готовность области. К слову, в департаменте по ЧС Восточного Казахстана еще два года назад демонстрировали целый том рекомендаций по защите объектов, которые во время паводка могут привести к нештатным ситуациям.

Например, акимату Семея было рекомендовано решить вопрос с защитой от подтоп­лений острова Полковничий. Выполнили ее местные власти? Судя по авральному возведению дамбы 28 марта, нет, не выполнили.

И таких проб­лемных участков, где необходимые работы определены, указаны, но остаются на бумаге, не один и не два в каждом районе ВКО. Это даже к бабке не ходи. Из-за наводнения Семей может остаться без питьевой воды

Тем временем паводок дорого обходится региону. Последняя предварительная цифра ущерба по области – свыше 3 миллиардов тенге. Создана комиссия. Из областного бюджета на устранение последствий стихии уже выделено около 700 миллионов тенге, помощь пообещал глава правительства Бахытжан САГИНТАЕВ.

Фото Виктора ВОЛОГОДСКОГО

 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи