Опубликовано: 510

Вадим Цхе: “На вершине ты делаешь настоящий выбор, соответствующий твоей сущности, а не твоим хотелкам”

Вадим Цхе: “На вершине ты делаешь настоящий выбор, соответствующий твоей сущности, а не твоим хотелкам” Фото - Ночное восхождение на вершину горы Кала-Патхар в Непале, 5 640 метров, апрель 2021 г. Фото предоставлено Вадимом ЦХЕ

Почему нельзя покорить горы, как в конце трудного пути открывается третий глаз и для чего нужно снимать доспехи.

Об этом “КАРАВАНУ” рассказал известный альпинист, специалист по функциональной тренировке Вадим ЦХЕ.

Доверяю себе, а не снаряжению

– Вадим, как давно вы в горной теме?

– С 2013 года. Увлекся горами – горно-пешим туризмом и альпинизмом после фитнеса и восточных единоборств, тренерской работы.

– В одном из интервью вы говорили, что любите одиночные восхождения.

– Я не люблю шумных компаний, но всегда в них нахожусь. От чего убегаешь, то в первую очередь тебя и настигает (улыбается). Поскольку альпинизм – дорогое удовольствие, то приходится, как циркачу, идти с протянутой рукой к спонсорам, поэтому чаще я нахожу средства только на себя и поднимаюсь один. Благодаря этому у меня появился свой личный опыт, свои техники. И доверяю я не веревкам, не страховкам, не жумарам (элементы снаряжения альпинистов), а себе. Это позволяет не расслабляться и познавать самого себя.

– Какую вершину вы покорили первой?

– Спящий Рыцарь в Бурабае, это 800 метров над уровнем моря. Кстати, горы нельзя покорить – горы лишь дают возможность взойти на них. В Бурабае я всё облазил. И вот в 2015 году узнаю из Интернета, что в Непале произошло сильнейшее землетрясение, порядка 200 тысяч людей потеряли кров, много смертей. МЧС России выслало 2 самолета, чтобы туристов вывезти, в итоге они вернулись пустыми – люди не захотели уезжать!

Мне стало интересно, что за страна такая – Непал. Почитал, узнал, как туда добраться, и через 10 дней я уже был в Катманду вместе с друзьями. Половина из них почти сразу засобиралась обратно: грязь, разруха, света нет, что-то съел – сразу диарея.

Я говорю: “Давайте в храм сходим, мы же на священной земле”. Отправились в Пашупатинатх (индуистский храм), и первое, что увидели – как выносят тела умерших и тут же, прямо на улице, кремируют. У нас культурный шок… А потом я поднялся в непальские горы на высоту 2 800 метров. Здесь развит горно-пеший туризм, в деревнях можно остановиться, есть кухня, душ, отдельные комнаты, всё достаточно комфортно.

А вскоре после выхода фильма “Эверест” я поднялся к базовому лагерю самой высокой вершины мира. Эмоции зашкаливали, и то ли от переживаний, то ли еще от чего, но во мне открылись какие-то способности.

– Третий глаз?

– Не знаю, как это называется, но я начал считывать информацию, предугадывать события – они часто вставали перед глазами картинками, и через несколько часов или чуть позже происходили. Или внезапно подумал о человеке, которого 30 лет не видел, а на следующий день он появлялся.

– Я уже хочу в Непал…

– Да, поначалу ты, как ребенок, смотришь на всё это, балуешься, но в десятый раз уже нет восторга – понимаешь, что в тебе появилась сила и одновременно это ответственность. Поэтому ко всем этим ситуациям относишься с точки зрения: а) в чем источник; б) почему это тебе дано и в) что с этим делать. Умный гору покорит

Некоторым людям на тренировках рассказываешь о том, что с тобой происходит, но они могут быть не готовы, и эта информация может навредить. То есть я, как тренер, могу поделиться своими открытиями, но мой путь не может стать чьим-то путем. Если меня спросят, могу подсказать, если запроса нет – лучше не говорить.

Всё случается в нужный момент

– Какие еще высоты уже включены в вашу горную биографию?

– Хан Тенгри: дважды поднимался на плечо Чапаева. Мне нравится сам процесс. И для меня нет “легких” гор – к любой высоте готовлюсь серьезно, что к шеститысячникам, что к Бурабаю: режим, тренировки. Если беру команду, то легче водить не спортсменов, а любителей. Когда спортсмен видит, что его кто-то обогнал, то тебя он уже не слушает – слушает свое эго. Вот это внутреннее натяжение, “доспехи” мыслей быть лучшим – такая ноша тяжелая по жизни в принципе, не надо ее брать с собой в горы.

С обычными людьми интереснее: если они чувствуют, что им тяжело, то прямо говорят мне. Сядут на камушек, отдыхают. Потом продолжают идти своим темпом, пусть даже, как улитки, но зато не суетятся, не участвуют в беготне и не считают вечные ступени – у них есть время созерцать.

А когда уставшие от подъема и жары, останавливаемся и пьем воду, устремляем глаза в небо. Именно в момент паузы начинаешь видеть и понимать. Вот такие тонкости делают жизнь богаче.

К слову, когда я вожу кого-то в горы, говорю, что не надо думать о том, как будет тяжело, холодно – и точно так же не надо представлять себя в триумфе. Всё случится в нужный момент – если случится. Некоторые перед тем, как окунуться в прорубь, уже за неделю дрожат, мерзнут, а, сделав этот шаг, признаются – как тепло. А еще рекомендую не читать много информации. Иначе потом человек может оказаться на месте Алисы в Зазеркалье.

На вершине горы Лысуха в Бурабае, Казахстан, зима 2021 г.

На вершине горы Лысуха в Бурабае, Казахстан, зима 2021 г.

Погода и эго

– Что самое главное при восхождении?

– Погода. Ты можешь быть супернатренированным, подготовленным, очень опытным, но погода, которая меняется за минуту, может забрать твою жизнь. Второй момент – потеря фокуса. Мне рассказывали, как один поляк, когда спускался вниз, решил снять ботинок, чтобы поправить носок. В итоге ботинок с кошками улетел, альпинист – погиб.

Сам я трупы в горах не видел, но на моих глазах перед восхождением 2 человека улетели в пропасть. Стянули вдвоем старую веревку, ночью она лопнула. Искать их нет смысла – кто пойдет, там же и останется.

Много важных факторов, на которые нужно обращать внимание на высоте. Эгоцентричность сильно мешает, когда ты начинаешь сильно якать. Однажды я поднялся с байком на базовый лагерь Эвереста – Кала-Патхар. Сделал это за два с половиной дня. Такой рекорд никто не побил. Вот тогда это было яканье: я такой уникальный, смотрите на меня.

– Говорят, хочешь узнать истинного себя – отправляйся в путешествие.

– Это да. В горах, например, развязываются узлы, всплывают наши слабости, вредности, которые там, внизу, в социуме, мы скрываем. А по пути на вершину пусть всё это выходит наружу. Даже если в моей команде вспылит человек, я пойму и приму это состояние. Он даже может покричать на меня, выговориться, а когда мы спустимся вниз, у меня не будет обид.

От восхождения до спуска

– А есть истории, которые за годы восхождений запомнились вам особенно?

– На каком-то этапе бывает, что привязывает какая-то ситуация, но потом отпускает. А вообще к любому событию приводит причинно-следственная связь. Как наша история с Машей Ауэзовой началась? (Мария – ученица Вадима Цхе, в апреле поднялась на базовый лагерь Эвереста, на высоту 5 364 метра. – Прим. авт.)

Маша попросилась ко мне на тренировки, сказала, что хочет встать на протезы (после болезни девушке ампутировали обе ноги), скинуть вес. Я ответил, что не буду считать ее инвалидом – просто человеком с другими физическими особенностями.

Самое главное – не быть инвалидом в голове. Поэтому у меня не было жалости. И когда на первых тренировках Маша говорила, что хочет пить, я ставил бутылку в середину зала: “Иди и пей – у тебя 20 секунд”. Пока Маша доползала до середины, время истекало. “Идем дальше тренироваться. А хочешь пить – двигайся быстрее”. Сейчас Маша на такую высоту запрыгивает (показывает на лавочку), по дому сама всю работу делает, в супермаркете сама закупается. Трансформация внешняя идет через внутренние изменения. И дело не в физике.

Вес мы скинули, дальше тренируемся. “Маша, это упражнение будешь делать 100 раз, вот это – столько же”. – “Мы так не договаривались!”. – “Хорошо, тогда это упражнение делаешь тысячу раз, и второе, и третье – столько же!”. Она нос повесила. Спрашиваю: “Ты понимаешь, для чего тренируешься?”. – “Нет”. – “Ок, сегодня понедельник, в субботу ты будешь на Спящем Рыцаре”. На следующую тренировку пришла, я дал задание по 1,5 тысячи раз делать упражнения – даже не пикнула. И сразу ресурс появился, хотя она и на здоровых ногах не поднималась в гору, а тут на протезах. Волнение, конечно, было, ночами не спали – замахнулись ведь на высоту! Но всё получилось – поднялись раз, второй, третий. "Даже не думала сдаваться" - казахстанка без ног, поднявшаяся на Эверест, рассказала свою историю

“Маша, мы повторяемся, давай на Эверест!". – “Нет, к нему 10 лет готовятся!". – “Почему 10 лет, откуда эта условность?”. Опять тренируемся, смотрю – у нее ступор. “Всё, берем билеты в Непал”. Машину продали, чтобы оплатить ту поездку. Я сказал ей: "Камни будем есть, в пещере укрываться, но поднимемся, главное – верить!”. И пошли потихоньку.

Страшно было, люди своими страхами и сомнениями отравляли наше внутреннее состояние: “Там до вас мужик был, но у него по-другому ампутация была, а вы куда лезете?".Думаешь, ладно, это обычные люди. Приезжаем в горы, с шерпами (народность, живущая в Непале) встречаемся, они отводят в сторону: “Вадим, не надо Маше на Эверест!”.

Кстати, я предпочитаю не ходить в горы с непальцами – это такой добродушный народ, они сильно оберегают при восхождении, всё делают за тебя, а это неинтересно.

Несмотря на скепсис окружающих, нас было не остановить. Уже на середине пути я спрятал таблетки и сообщил команде: “Если заболеете – лечиться нечем, а потому слушаете меня и никакой отсебятины”. В этот момент случился момент еще большего единения, моя фишка сработала.

А когда во время процесса восхождения тебя одолевают сомнения, спроси себя: на что ты готов ради мечты? Я, например, в экспедиции иной раз уезжаю на месяц, дома остаются дети, супруга, родители. Если в какой-то момент раздастся звонок и мне сообщат, что кто-то из близких находится при смерти, что я буду делать – вернусь вниз, не дойдя до цели, или продолжу путь? Там, на вершине, ты делаешь настоящий выбор, соответствующий твоей сущности, а не твоим хотелкам.

Кто-то сейчас скажет: “Вот Цхе понесло, у него с головой не в порядке!”. Но после возвращения с гор ты воспринимаешь мир по-другому, многие земные материальные вещи перестают волновать. И с каждым новым восхождением тебя выталкивает на следующий уровень.

Восхождение до базового лагеря на Эвересте с байком на спине. Именно здесь Вадим Цхе установил мировой рекорд ко Дню Независимости РК, пройдя 120 километров за 52 часа (вместо обычных 10–14 дней), осень 2017 г.

Восхождение до базового лагеря на Эвересте с байком на спине. Именно здесь Вадим Цхе установил мировой рекорд ко Дню Независимости РК, пройдя 120 километров за 52 часа (вместо обычных 10–14 дней), осень 2017 г.

Принцип ветки

– А как проходят ваши функциональные тренировки?

– Поэт, который знает, как закончить стихотворение, – не поэт. В системе функциональных тренировок так же: нужно постоянно искать, изобретать, чувствовать, что нужно конкретному человеку. У тяжелоатлета это будет своя программа, у журналиста – своя. А в целом это комплекс упражнений, которые восполняют недостающую активность. Нормальный показатель, напомню, 3,5 часа ежедневной двигательной активности.

Когда человек приходит в зал, мне нужно увидеть его состояние. Я могу написать программу за час до его прихода, накануне уточнить, что он съел и как себя чувствует. Но сегодня это уже сегодня. И когда мы начинаем, уже по первому движению я вижу, как человек дышит, снял ли он доспехи, то есть насколько расслаблено тело.

Также ученик должен быть, как гибкое дерево, это принцип дзюдо: снег навалился – ветка наклонилась, снег стряхнула. На вековой дуб навалился снег – он терпел-терпел и в какой-то момент сломался.

А еще я заинтересован в таких учениках, которые одновременно становятся моими учителями. Чтобы я приходил домой и перед сном думал: чем могу помочь ученику, куда двигаться дальше, над чем работать, где дисбаланс. Потому что на тренировках нельзя тратить энергию на то, что уже хорошо получается, в этом случае закостеневают не только мышцы, но и голова, и сердце человека. А нужен постоянный поиск новых путей.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи