Опубликовано: 4600

Казбек Валиев: Наш внутренний рынок только привыкает к экологическому туризму

Казбек Валиев: Наш внутренний рынок только привыкает к экологическому туризму Фото - Тахир САСЫКОВ

Легендарный казахстанский альпинист – об олимпийском статусе скалолазания, о развитии туризма в условиях пандемии и судьбе Национального фонда альпинизма.

Начало олимпийского пути

– Чтобы завоевать для Казахстана первую в истории олимпийскую лицензию в скалолазании, мы проделали огромную работу и начали ее не вчера, – рассказывает “КАРАВАНУ” первый вице-президент – генеральный секретарь Федерации альпинизма и скалолазания РК, руководитель ТОО “Kan Tengri Expeditions” Казбек Валиев. – В 2000 году при поддержке UNICEF и министерства образования мы организовали в школьных спортзалах строительство небольших учебных скалодромов, оборудовали веревками, страховочными поясами, разработали методичку для учителей физкультуры, обучили их проведению занятий. За 5 лет в разных регионах Казахстана появилось порядка 20 таких скалодромов. Так мы получили массовость среди детей. Сегодня этим ребятам за 20 лет, многие из них стали мастерами спорта, участниками международных соревнований, призерами чемпионатов Азии.

– Если до 2000 года спортивное скалолазание развивалось фактически только в Алматы и Шымкенте, то сейчас какова его география?

– Сегодня федерация объединяет 11 областей и 3 города – Нур-Султан, Алматы и Шымкент. В стране проводится около 10 республиканских соревнований, открываются, пусть и немного, отделения при детско-юношеских спортивных школах. Олимпийская лицензия Ришата Хайбуллина стала наградой за наш труд.

Труд и везение

– Расскажите немного о нашем олимпийце.

– Ришат – алматинец. Он из альпинистской семьи. Естественно, с детства занимался спортивным скалолазанием. Уже будучи хорошим спортсменом, Хайбуллин поступил в университет в Чехии, где параллельно с обучением тренируется в компании сильнейших европейских скалолазов. Труд и везение помогли ему пробиться в число участников Олимпиады в Токио.

– Каковы позиции наших скалолазов в мировом рейтинге?

– Сборная Казахстана занимает в мировом рейтинге 18-е место. На чемпионатах мира результаты в недалеком прошлом: Александр Нигматуллин – серебро в скорости, Тамара Улжабаева – бронза, Саят Баканов – золото на молодежном чемпионате мира. В 2020 году Хайбуллин на чемпионате мира в Токио сделал настоящий прорыв в компанию лидеров мирового скалолазания. На чемпионатах Азии наши ребята становились призерами, а на молодежных – даже чемпионами. И это притом что в нашем регионе выступают одни из лидеров мирового спортивного скалолазания – японцы. К тому же в Казахстане нет пока современных спортивных скалодромов. Над этой проблемой уже четвертый год работает наша федерация. Надеемся, что в 2021-м дело сдвинется. Тогда обязательно будут результаты!

– Насколько интересно скалолазание телевидению, которое сейчас диктует свои условия спорту?

– Чтобы стать более телевизионным, скалолазание ушло под крышу, сменило естественный рельеф на искусственный. К тому же в залах можно тренироваться и соревноваться круглогодично. Однако крупные старты, такие как чемпионаты мира или Азии, проводятся на открытом воздухе.

Альпинизм, туризм, рыбалка

– Давайте поговорим о другом направлении вашей деятельности – международном альпинистском лагере “Хан Тенгри”…

– Ему уже больше 30 лет. Подобные альпинистские лагеря стали появляться в 1970-х годах – “Памир”, “Кавказ” и другие. Мы тоже пошли по этому пути. Сначала организовывали летние программы восхождения на пик Хан-Тенгри, куда приезжали только альпинисты. Со временем спектр программ расширялся в зависимости от времени года и от ландшафта, появились многодневные горные походы, велосипедные, орнитологические и ботанические туры, рыбалка. Так что название “международный альпинистский лагерь “Хан Тенгри” звучит теперь несколько архаично. Но оно сохранилось, хотя на международном рынке мы работаем под торговой маркой “Kan Tengri Expeditions”. Умный гору покорит

– Сколько у вас туристических баз?

– Три. Центральный офис находится в Алматы. Есть уютная рыболовная база на реке Или. Достраиваем базу выше Шымбулака. Основная же точка – это летний лагерь в Кегенском районе Алматинской области на высоте 2 200 метров: зеленое жайлау в окружении елового леса. Очень красивое место! Оттуда альпинистов вертолетом забрасывают на ледник к подножию пика Хан-Тенгри и других гор. Через этот же лагерь проходят маршруты различных экологических туров. Эта база используется и для местного туристического рынка.

– Каким требованиям должен удовлетворять человек, желающий подняться на Хан-Тенгри?

– Тот, кто хочет принять участие в нашей альпинистской программе, должен выслать свое резюме с указанием всех восхождений за последние 3 года. Если у вас в нем значатся Эверест или другие большие горы, то вопросов нет. Но есть и такие резюме, где указаны, к примеру, Эльбрус или Монблан, высокие вулканы Южной Америки. Их авторам мы сначала даем рекомендации, как подготовиться к восхождению на Хан-Тенгри, учитывая специфику нашей горы.

– Из-за пандемии количество заявок резко сократилось?

– На 2020 год набралось достаточно, но из-за того, что восхождения невозможно было провести, люди их перебронировали на следующий год. Помимо этого зимой мы не смогли выехать на международные ярмарки, где рекламируются туры, ведутся поиски партнеров-агентов.

– Кто составляет основной ваш контингент?

– Так называемые аутдорпрограммы нравятся людям из Англии, Франции, Германии, других стран Европы, а также Японии, Сингапура, Гонконга, России, Украины, Прибалтики. Наш внутренний рынок только привыкает к экологическому туризму. Появляются отдельные туристы, которые хотят зайти, к примеру, на Карлытау (5 450 м) – снежную гору высотой, как Эльбрус, но не столь сложную для восхождения, как Хан-Тенгри. Что касается альпинизма, то это узкий рынок, в котором надо быть хорошим специалистом. Поэтому в Казахстане, помимо нас, никто им практически не занимается. Кроме того, из-за границы туристы едут, как минимум, на 12–15 дней. Чтобы составить программу на такой срок хотя бы по Алматинской области, надо хорошо знать особенности этой местности. Нам это удается.

Цены и климат

– С какими основными трудностями вы сталкиваетесь в работе?

– В Казахстане относительно высокая себестоимость продукта, если сравнивать, к примеру, с соседним Кыргызстаном. У нас и закупиться в магазинах стоит немало, и оплата труда должна быть выше, и обслуживание транспорта обходится дороже (мы, к примеру, для воздушных перевозок используем лучший вертолет). Поэтому и стоимость сервиса больше. Есть еще одна проблема – резко континентальный климат: холодная зима, жаркое лето. Поэтому теплый туристский сезон у нас довольно короткий, особенно в горах. Но тут уж ничего не поделаешь.

– Чем занимаетесь сейчас, когда международный туризм встал на паузу?

– Разрабатываем новые программы. Алматинскую область мы уже изъездили вдоль и поперек, поэтому представляем, что может быть интересно нашим потенциальным клиентам. В прошлом году без иностранцев, конечно, были большие потери. Наша основная база работала как обычная турбаза, и гости остались довольны.

– Как сложилась судьба Национального фонда альпинизма?

– Он свою задачу выполнил. Фонд появился в конце 1995 года, когда у Федерации альпинизма не было финансирования, а основным направлением нашей деятельности была организация гималайских восхождений казахстанских альпинистов. После совместного восхождения на пик Абая Нурсултан Абишевич Назарбаев предложил создать Фонд альпинизма – своеобразную копилку. Мы последовали его совету, и Национальный фонд альпинизма довольно долгое время успешно работал. Тот же проект развития скалолазания в школах появился на базе партнерства фонда и спонсоров, в том числе международных UNICEF, UNESCO, British Airways, Soros-Kazakhstan. Он работал до 2008 года, после чего акцент сместился в сторону федерации.

Наше досье

Валиев Казбек Шакимович

Родился 5 июля 1952 года

Заслуженный мастер спорта СССР по альпинизму, “Снежный барс” (1984 г.).

Покоритель гималайских 8-тысячников – Эверест (1982 г.), Дхаулагири (1988 г.), Канченджанга (1989 г.). Организатор и руководитель нескольких экспедиций сборной Казахстана в Гималаи. Совершил 22 восхождения на вершины выше 7 000 м на Памире и Тянь-Шане.

Первый вице-президент – генеральный секретарь Федерации альпинизма и скалолазания Казахстана. Руководитель ТОО “Kan Tengri Expeditions”.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи