Опубликовано: 4700

Учили убивать чайной ложкой: что творилось в военном инкубаторе советских диверсантов

Учили убивать чайной ложкой: что творилось в военном инкубаторе советских диверсантов Фото - из открытых источников

Кого в СССР учили убивать самой обычной чайной ложкой? Где располагалась эта, с позволения сказать, школа? И, главное, зачем и кому всё это было надо?

Данный материал не рекомендуется читать особо впечатлительным людям и несовершеннолетним до 18 лет!

Чтобы получить ответы на эти и другие вопросы, нам пришлось встретиться с бывшим сотрудником одного из управлений КГБ СССР, российским пенсионером Александром Петровичем Н. Фамилии нашего визави мы не указываем по его просьбе и по этическим соображениям. Даже несмотря на то, что, к сожалению, он уже ушел из жизни.

Отметим, тогдашняя наша встреча с ним не состоялась бы без содействия бывшего бойца отдельной 459-й роты отряда “Каскад” спецназа ГРУ СССР, ветерана боевых действий в Афганистане Андрея ДМИТРИЕНКО.

Школа ликвидаторов

– Я родился в 1941 году, – начал Александр Петрович свой рассказ. – Ни отца, ни матери я не помню, так как с 3 лет воспитывался в детском доме. После окончания 6-го класса, в июне 1954 года, меня вместе с несколькими моими товарищами перевели в одну из школ бывшего НКВД.

Отбирали тщательно. Кандидаты должны были быть здоровы и иметь рост, превышавший средние показатели для данного возраста. И, кроме того, ни у кого из нас не должно было быть никаких родимых пятен, родинок, шрамов и татуировок.

Почему брали детдомовцев? Ответ прост: у них не было родных. Следовательно, они не имели тех “хвостов” и “болевых точек”, за которые мог бы потянуть или на которые мог бы надавить противник. За пару месяцев до моего перевода туда наследника НКВД – МГБ – переименовали в КГБ. Школа скрывалась “под крышей” командирских курсов офицеров Тихоокеанского флота на базе "Холулай". Свое название она получила в честь известного специалиста – чеченца, который в годы войны прославился своими диверсионными операциями против японских милитаристов.

Фактически с 13 лет из нас готовили самых настоящих диверсантов-ликвидаторов. Занятия шли в таком темпе и с такой нагрузкой, что далеко не каждый взрослый выдержал бы их. Нас обучали наиболее эффективным методам уничтожения живой силы противника, бронетехники и небольших судов. Вставали в 6.00, физзарядка, пробежка 3 километра на свежем воздухе и завтрак. Затем группы шли на занятия. И так до 23.00, а потом – отбой.

В качестве живых тренажеров использовались питомцы подшефной свинофермы. На поросят натягивали немецкую форму, после чего они становились “часовыми”. Их необходимо было ликвидировать.

Вместо оружия нам выдавали обыкновенные чайные ложки, даже незаточенные. Точили их мы сами. Заколоть “часового” – свиненка, следовало таким образом, чтобы тот не успел взвизгнуть. Те, кому доводилось резать свиней, подтвердят, что это весьма непростая задача. Свиньи очень чуткие и умные животные. Они прекрасно понимают, с какой целью к ним подходит тот или иной человек. Для того, чтобы просто убраться в вольере или чтобы их зарезать.

Отобранный объект ликвидации инструктор привязывал к дереву или какому-либо другому предмету, а мы должны были очень тихо подползти к нему. И одним точным движением всадить заточенный черенок чайной ложки под ухо и резануть вниз. Чтобы рассечь не только сонную артерию, но и голосовые связки. Тогда свинья не успевала даже пикнуть. После умерщвления она прямиком шла на наш стол.

К 17 годам любой из курсантов прекрасно владел всеми видами стрелкового оружия, приемами рукопашного боя, “работал” ножом и знал подрывное дело. В числе наших инструкторов были несколько пленных немцев и один итальянец. Итальянец обучал нас подводному плаванию, а немцы – радиоделу. В отдел “Х” я пришел сразу же после курсов: начальство отметило у меня склонность мастерить всякого рода оружие и предложило всерьез заняться его конструированием.

Оружие скрытого монтажа

– Что именно я конструировал, не скажу, но поясню, что изготавливал и огнестрельное, и холодное оружие, имитирующее по своей форме и внешнему виду другие, абсолютно безопасные предметы, – пояснил Александр Петрович. – Это оружие нельзя назвать изобретением наших дней: отдельные его образцы насчитывают уже несколько веков.

– Классифицировать маскированное оружие на шпионское, диверсионное и т. д. не представляется возможным. Ведь всё зависит от способов его использования. В настоящее время основным требованием к нему является возможность скрытной транспортировки. В том числе и через государственные границы. Оно не должно определяться ни рентгеновской установкой, ни детекторами металлоискателя, – наш собеседник лукаво улыбается, – спецагентам ведь тоже надо путешествовать. Из обычных пистолетов, недоступных металлоискателям, наиболее известен австрийский “Глок”. В некоторых экземплярах детали изготовлены из пластика, а ствол керамический.

Огнестрельное или холодное оружие лучше всего прятать в каком-нибудь длинном и продолговатом предмете, вроде тростей, костылей и зонтов.

Например, болгарского диссидента Георгия Маркова в 1978 году агент КГБ ликвидировал на автобусной остановке в Лондоне при помощи зонта. Он на конце имел выскакивающую ядовитую иглу. Проходя мимо Маркова, агент лишь слегка кольнул его в ногу. И этого оказалось вполне достаточно. Трости-шпаги и трости-кинжалы были известны еще в XVI веке. Сейчас с тростями почти никто не ходит, поэтому надобность в них отпала. Кроме зонтов-шприцев на вооружении спецслужб стоят зонты-пистолеты, зонты-винтовки и даже костыли-винтовки. Конечно, любое из этих стреляющих приспособлений существенно уступало в меткости снайперскому оружию и даже обычному карабину. Но за маскировку приходилось расплачиваться удобствами.

Ручки-пистолеты вышли в массы благодаря развалу Союза: оставшись без работы, сотрудники секретных лабораторий посвятили себя службе криминалу и принялись вытачивать стреляющие письменные принадлежности.

Трудно сказать, в какой именно стране впервые появилось это стреляющее приспособление. Но впоследствии почти все спецслужбы взяли ручки себе на вооружение. Известны германский стреляющий карандаш “STOP”, английские авторучки “Вэлпен” и “Энпен”. После того как английская разведка МИ-6 поделилась своими разработками с ЦРУ, американский секретный отдел, известный как “Подразделение 19”, создал собственное стреляющее устройство под названием “Стингер” (не путать с переносным зенитным ракетным комплексом). В этом устройстве применялся патрон калибра 5,6 мм.

В 90-х годах фирма “Эр-Джи Брэйвмен Корп.” выпустила “Стингер Брэйвмен”. Его длина составляла всего 114,3 мм. После этого другая фирма “Амитэйдж Интернэшнл” изготовила ручку “Хорнет”. Почти то же самое, но под более мощный патрон. Все эти авторучки являлись однозарядными, и стрелять из них надо было в упор. Кроме стреляющего устройства в авторучках было очень удобно монтировать стилеты и отравляющие шприцы.

Курение может убить даже лошадь

Ликвидаторы 40–70-х годов прошлого века предпочитали использовать в своей, с позволения сказать, “работе” портсигары, зажигалки, сигареты и даже курительные трубки. Подобные предметы великое множество людей носят в своих карманах. Поэтому они и не вызывают ни у кого никаких подозрений.

В СССР один из первых стреляющих портсигаров был сделан по заказу органов госбезопасности известным тульским оружейником И. Стечкиным. Автором всем известного АПС – автоматического пистолета Стечкина. Внутрь портсигара конструктор вмонтировал 3 коротких пистолетных ствола под 9 мм патрон пистолета Макарова и спусковой механизм с клавишей в виде защелки. Чтобы сохранить убойную силу пули, пришлось увеличить пороховой заряд в патронах.

Имелась у КГБ и разработка в виде портмоне размерами 100х62х30 мм, одна половина которого служила обычным кошельком, а во второй был смонтирован 6-зарядный мини-револьвер.

Неугодных отправляли на тот свет и при помощи самой обыкновенной с виду сигареты. Под “крышей” британской разведки МИ-6 было разработано стреляющее приспособление “Вэл-Вудбайн”. Конструкторы оформили его под сигарету популярной марки. Устройство представляло собой ствол длиной 76 мм и калибра 4,5 мм, к которому крепился казенник, а за ним ударник. Всё это заворачивалось в папиросную бумагу и маскировалось сзади сигаретным фильтром, а с передней части – слоем подгоревшего табака. Для производства выстрела агент должен был надломить фильтр, выдернуть проволочную чеку и нажать ногтем на спусковую головку. У “Вэл-Вудбайн” имелся и 5,6 мм аналог – “Вэл-Фаг”. Вслед за сигаретами появилась и сигара “Вэл-Чарута” длиной 120 мм. Она имела диаметр 9,5 мм и снабжалась малокалиберным патроном 5,6 мм. Чтобы пристрелить своего собеседника, ликвидатору достаточно было откусить кончик сигары (вполне обычное действие любителя сигар) и дернуть за скрытый шнурок. Послевоенная Алма-Ата – гнездо фашистских диверсантов

Агенты ЦРУ же предпочитали курительные трубки, в которых казенником, стволом и пистолетной рукояткой служила сама трубка. В ней располагался пистолетный стволик длиной 36,6 мм и калибра 5,6 мм.

Стреляющие приспособления маскировали и под детали одежды. На вооружении германских спецслужб и по сей день состоит стреляющая пряжка. Под ней скрываются 2 или 4 ствола. Выстрел производился при попытке расстегнуть эту пряжку.

По свидетельству Александра Петровича, сотрудники госбезопасности при задержании иностранных агентов приказывают: не поднимайте руки!

Высшим пилотажем инженерной мысли стали устройства, стрельба из которых не требовала непосредственного участия рук. Подобное оружие крепится на туловище агента ремнями и представляет собой многозарядные револьверы. Выстрел раздается в тот самый момент, когда владелец устройства поднимет руки вверх.

Куда только не прячут диверсанты и террористы свои “убойные” штучки. Во время ведения СССР боевых действий в Афганистане КГБ задумал ликвидировать знаменитого полевого командира Ахмад Шаха Масуда. Был подготовлен специальный смертник, один из членов противоборствующей группировки.

В каблуке его кроссовки выдолбили углубление и поместили туда горсть стальных шариков и взрывчатку. Парень должен был подойти к “объекту” и слегка топнуть ногой о землю.

Однако покушение тогда сорвалось из-за того, что Ахмад Шах Масуд сменил место дислокации. Но впоследствии его все-таки удалось убить…

По словам Александра Петровича, на вооружении спецслужб России и Казахстана имеются специальные ножи. В их рукоятках смонтированы стреляющие устройства калибра 7,62 мм и 9 мм. Действуют они абсолютно бесшумно, а убойная сила пули сохраняется на дистанции до 25 метров.

Всеми – вышеперечисленными и многими другими “игрушками” спецслужбы забавляются уже на протяжении десятилетий. И с каждым годом их изобретения становятся всё смертоноснее, – заключил наш визави.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи