Опубликовано: 11300

Убила чудовище, потому что довел: откровенные истории женщин из тюрьмы

Убила чудовище, потому что довел: откровенные истории женщин из тюрьмы Фото - Тахир САСЫКОВ

В Казахстане ежедневно десятки женщин подвергаются домашнему насилию, минимум 40 из них получают легкий вред здоровью, одной причиняют умышленный тяжкий вред. Действия мужей-тиранов, ставшие достоянием соцсетей, новостных лент, похожи на изощренные пытки: они выбивают женам зубы, выдирают волосы, пытаются сжечь заживо… Некоторые истории заканчиваются печально: не выдержав издевательств, защищаясь, жертвы убивают истязателей и

оказываются за решеткой.

История Жулдызай, отбывающей наказание в женской ЛА-155/4 ДУИС по Алматинской области (в поселке Жаугашты Илийского района) – яркий пример того, что даже самая терпеливая, любящая женщина может взорваться.

Напоминание о зверстве супруга – страшные шрамы на лице

Ныне покойный супруг Жулдызай, Идрис, был вторым мужем. Жили они в Шымкенте – Жулдызай, ее дочь от первого брака Сандугаш и вторая дочь – Сымбат. Женщина вспоминает, что в какой-то момент супруг пристрастился к спиртному.

Когда младшей дочери исполнилось 5 лет, мужчина пришел домой в сильном подпитии, затеял скандал, в порыве гнева опрокинул на Жулдызай кастрюлю с горячим супом.

Женщину с ожогами лица, рук и тела неотложка доставила в больницу. Об истории травм она умолчала, сказав врачу, что обожглась случайно.

После были побои и издевательства. А на праздник 8 Марта пьяный муж сломал Жулдызай нос и ребра. Фельдшер скорой помощи сообщил об инциденте участковому полицейскому, на шум собрались соседи. Идрис сбежал и укрылся у родных в Кызылординской области.

После заявился к жене и детям с подарками, просил прощения. И она простила. Признается, что не хотела поднимать шум, стыдилась огласки. После снова начались пьянки, побои. Идрис стал поглядывать на взрослеющую дочь жены – Сандугаш и в отсутствие матери пытался ее изнасиловать. К счастью, Жулдызай в тот день вернулась домой раньше и отбила девочку. Ежедневный страх за свою безопасность и жизнь вынудил девушку рано выйти замуж.

После очередной ссоры и примирения мама Жулдызай стала жить с супругами. Но и это не спасло ее дочь от побоев. В тот роковой день свекровь уехала к родственникам. А Идрис избил жену до потери сознания. Из последних сил она вбежала в дом и попыталась укрыться на кухне. Следом за ней ринулся пьяный муж. Чугунной сковородой ударил ее по лицу. Удар оказался настолько сильным, что у женщины оказались сломаны челюсть и несколько зубов.

Пытаясь защищаться, Жулдызай бросила в разъяренного супруга казан и в тот момент, когда он уклонился, схватила кухонный нож и вонзила его в спину мучителя.

Очнувшись через какое-то время, не сразу поняла, что происходит. В одном помещении с ней по обе стороны сидели и громко плакали дочери, обнимая голову зятя, причитал младший брат.

– Поняла, что в одночасье закончились одни страдания, но начнутся другие – отбывание наказания за содеянное и муки раскаяния, – со слезами говорит женщина. – До сих пор не могу себе простить той вспышки, ведь я его любила и, несмотря ни на что, прощала. Я сама, собственными руками сделала себя вдовой, а дочерей – сиротами. Мои родные: мама, брат, невестка, дочки молятся, чтобы я поскорее оказалась рядом.

Операцию по исправлению перелома носа женщина так и не смогла себе позволить. Напоминанием о зверстве супруга служат и многочисленные шрамы на ее лице. Десять лет заключения – вердикт судей.

“Я терпела, и ты терпи”

В учреждении ЛА-155/4 содержатся более 400 женщин. Больше четверти заключенных (27 процентов) отбывают наказание по ст. 99 УК РК ("Убийство"), из них 7 процентов – за убийство мужей или сожителей. Среди них есть и такие, как Жулдызай, – терпели издевательства до последнего, пока не переполнилась чаша.

Их истории хорошо знает заместитель начальника учреждения по воспитательной работе подполковник юстиции Гульжамиля БАЙТЕМИРОВА. У нее я и поинтересовалась: растет ли в Казахстане число бытовых драм?

– Как воспитатель, могу сказать свои наблюдения, – говорит Гульжамиля Байтемирова. – Сейчас в семьях все-таки меньше стали употреблять алкоголь, наркотики, больше верующих людей. Тюремное население уменьшилось, соответственно, процент бытовых преступлений тоже снизился. Женщины обращаются в полицию. Тем не менее факты все-таки имеются. У некоторых терпение в традиции, воспитании, культуре, им навязана совковая психология, что семью надо сохранить любым путем, мужчина всегда прав. И даже если происходят побои, они терпят, ведь их мамы говорили – я терпела, и ты терпи. На этой психологии женщины держатся. Происходит срыв, и случается страшное.

– Эти дамы зависели от мужей материально?

– В основном – да, они находились дома с детьми.

– Раскаиваются в содеянном?

– Само раскаяние происходит примерно в середине отбывания срока наказания, в адаптационном периоде, как правило, они испытывают стресс. Общаясь с другими осужденными, осознают – почему я не ушла от него, терпела?

– Вы их понимаете, сочувствуете?

– Конечно. Одни женщины сильнее духом и характером, а те, кто вырос в другой семье и видел, как мужчина избивает женщину, для них это норма. И они этим жили. Но они так же любят, у них такая же душа, эмоции, как у любой нормальной женщины. С ними работают психологи, мы проводим концерты, конкурсы. Я им всегда говорю – жизнь продолжается!

Синяки, царапины – разве не повод для наказания?

Депутат мажилиса Ирина СМИРНОВА много раз посещала подобные учреждения. По ее словам, женские судьбы порой настолько тяжелые, что волосы дыбом встают от рассказов. У нее мы поинтересовались: можно ли защитить казахстанских женщин от агрессоров? Извращенная любовь: мужья ломают им руки, ноги, прижигают утюгом, насилуют дочерей, а они все равно “любят”.

– В действующем законодательстве очень мягкое отношение к нарушителю в семейно-бытовой сфере, – говорит Ирина Владимировна. – Жертвы чаще всего – женщины и дети. Итак, пострадавшая обратилась в полицию. Полиция приехала, забрала нарушителя. Если не было тяжелых увечий, так, синяки, царапины, через 3 часа его отпускают. Он приходит домой и продолжает избивать супругу. И уже женщина не звонит в полицию, считая это дело бесполезным.

Бывает, наступает момент, когда издевательства просто невозможно терпеть. В состоянии аффекта, стресса она берет в руку предмет, потяжелее, поострее, чтобы защититься.

Знаю случаи, когда женщины потом расчленяли и прятали трупы, чтобы скрыть преступление. Но ведь изначально они – жертвы насилия.

“Мы видим в обществе поддержку агрессора”

– Законопроект “О противодействии насилию в сфере семейно-бытовых отношений” из-за критики населения вернули на доработку. А какие результативные меры предлагались?

– Был пункт, что нарушитель не имеет права вернуться домой. То время, которое определит суд, он не должен возвращаться, а его родственники не должны звонить, приходить к жертве. Люди должны остыть и понять – как им дальше быть?

Предполагалось, что, по согласию агрессора, с ним должен поработать психолог, чтобы его научили без агрессии выходить из конфликта. Возможно, у него было тяжелое детство, его тоже били… А в некоторых случаях надо посмотреть: а может, у человека психиатрические отклонения и его лечить надо? Эту возможность, которую давал законопроект, многие рассматривают как покушение на психическое здоровье человека. Но если человек бьет другого без причины, ломает ноги, руки, не может говорить словами, он вообще – нормальный? Я в этом сильно сомневаюсь.

По действующему законодательству, если тирана осудили, то наличие ребенка рассматривается как смягчающее обстоятельство, чтобы снизить срок. В законопроекте, наоборот, присутствие ребенка, свидетеля драм – отягчающее обстоятельство.

– Как считаете, почему среди мужчин особенно было много противников этого законопроекта, который защитил бы женщин от рукоприкладства?

– Они переживают за то, что закон их коснется. Видимо, чувствуют за собой вину, что не должны делать того, что делают со своими женщинами. Раньше только жертва могла написать заявление. В новом законопроекте предлагалось, что заявить могли любые свидетели, и чтобы они несли ответственность за лжеинформацию.

По факту, тираны остаются безнаказанными и верят в это.

Мы видим в обществе поддержку агрессора, когда все пишут – это твоя семья, делай что хочешь, бей ее.

Все хотят жить в правовом государстве, пользоваться современными благами, но при этом оставить средневековые отношения. Это ненормально!

АЛМАТИНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи