Опубликовано: 490

Тюрьма и доля: В каких условиях отбывают наказание в Казахстане инвалиды-колясочники

Тюрьма и доля: В каких условиях отбывают наказание в Казахстане инвалиды-колясочники Фото - из открытых источников

В каких условиях отбывают наказание инвалиды-колясочники, на собственном опыте сегодня познает экс-советник акима Карагандинской области, отмеченный многочисленными, в том числе и правительственными наградами, руководитель общественного объединения “Лайықты өмір”, много лет занимавшийся защитой прав инвалидов, который с юности прикован к инвалидному креслу.

С чиновниками поведешься – проблем не оберешься

На прошлой неделе Казыбекбийский районный суд № 1 осудил на 5 лет лишения свободы в колонии средней безопасности инвалида первой группы Александра ИВКИНА. Казалось бы, что здесь особенного? Но с момента оглашения приговора внимание карагандинской общественности приковано к тому, как этот приговор исполняется.

Это дело было необычным с самого начала. В начале 2019 года сотрудники Агентства по госслужбе и противодействию коррупции заподозрили в махинациях с бюджетными деньгами заместителя акима Карагандинской области Жандоса АБИШЕВА. Как позже выяснило следствие, в связке со своим родным братом – предпринимателем Ельдаром АБИШЕВЫМ, высокопоставленный чиновник, будучи начальником управления координации занятости и социальных программ Карагандинской области, сумел умыкнуть из бюджета 36 миллионов тенге, выделявшихся на приобретение инвалидных колясок.

Деньги выводились старым как мир способом – в документах значились дорогостоящие средства передвижения для инвалидов, в реальности закупались дешевые. Разницу – в карман.

В процессе распутывания хитроумных тендерных схем следователи заинтересовались поставщиком тех самых инвалидных кресел по завышенной стоимости. Им и оказался Александр Ивкин. Однако тогда ему удалось не составить компанию братьям Абишевым на скамье подсудимых – в обмен за активное сотрудничество со следствием и возмещение ущерба. Но тень на безупречную репутацию общественника с ограниченными возможностями была брошена, и, думаю, вряд ли кто-то может упрекнуть в излишней мнительности прокуроров, которые приняли решение о необходимости проверить деятельность возглавляемого им общественного объединения.

С помощников по тиынке…

То, что “накопали” в отношении руководителя ОО “Лайықты өмір” прокуроры, оказалось посерьезнее инвалидных колясок. Согласно уставу, общественная организация, возглавляемая Александром Ивкиным, занималась предоставлением инвалидам услуг индивидуальных помощников. То есть тех, кто помогает людям с ограниченными возможностями справляться с проблемами при посещении госучреждений, спортивных и культурных объектов, магазинов и т. д. и чьи услуги оплачиваются из государственной казны. Внимательно изучив отчеты, предоставляемые Александром Михайловичем, следователи нашли небольшие вроде бы “расхождения”. Допустим, в 2017 году фиксированная стоимость часа работы индивидуального помощника составляла 279,54 тенге. А в бухгалтерских документах ОО “Лайықты өмір” она значилась ниже – 257,19 тенге. Не “билось” и количество часов, отработанных индивидуальными помощниками.

Вроде бы мелочь, но, когда дотошная проверка свела воедино все цифры, следователи ахнули. Согласно им, только в 2017 году “левак” общественника составил свыше 95 миллионов тенге!

В 2018 году цифра была чуть скромнее – 65,5 миллиона, но при сложении этих двух сумм выходило, что Ивкин обманул государство более чем на 160 миллионов!

Суд поставил пятерку

Так руководитель ОО “Лайықты өмір”, бывший внештатный советник акима Карагандинской области, обладатель государственных наград и грамот, оказался на скамье подсудимых.

Судебное разбирательство длилось долго – в конце 2019 года дело было передано в суд, и лишь в конце июня вынесен приговор. Это и неудивительно: следствие предоставило в суд подробное описание всех финансовых махинаций с приложением бухгалтерской документации и расписанных по ним результатов экспертиз. К тому же сам подсудимый свою вину признать отказался, заявив, что все деньги были потрачены исключительно на нужды инвалидов.

Следователи же изучили всё, что можно – даже личные счета общественника, и обнаружили, что за два года – с 2017 по 2018-й – он получил около 24 миллионов (!) в качестве заработной платы. И еще 27 миллионов тенге потратил на командировки.

И потому в содержание каждого документа суду приходилось вникать тщательнейшим образом.

Итогом стал приговор, вынесенный на прошлой неделе.

– Суд признает подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 190 Уголовного кодекса. Назначить подсудимому наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении уголовно-исполнительной системы средней безопасности, – зачитал приговор судья Казыбекбийского районного суда № 1 Караганды Саян АККОЖИН.

А дальше для Александра Ивкина началась совершенно другая история…

Как исполнить приговор?

Согласно приговору, руководителя ОО “Лайықты өмір” должны были взять под стражу прямо в зале суда. Однако вследствие того, что заседание проходило в режиме онлайн, а сам Ивкин во время оглашения приговора находился в офисе своего адвоката, ожидать ареста ему пришлось на улице около адвокатской конторы. В социальных сетях было распространено видео этого ареста, на котором сотрудники полиции пытаются решить, как же им поместить инвалида в легковую автомашину. А затем вызывают УАЗ, в который колясочника затаскивают с огромным трудом, поскольку полицейские “воронки” не оснащены пандусами.

Сразу после этого в Сети стала набирать подписи петиция, написанная племянницей Ивкина Марией МОТОВОЙ. В ней она рассказала о дальнейших злоключениях своего дяди.

“В этот день, пережив две поездки в ИВС г. Караганды, сотрудники которого категорически отказались принимать инвалида-колясочника из-за отсутствия необходимых условий, осмотр скорой помощи из-за поднявшегося у Ивкина А. М. давления, две поездки в поисках медицинского учреждения для сдачи теста на коронавирус, Ивкин А. М. был отправлен домой, – пишет она. – И лишь на следующий день, в 15.00, пережив еще и поездку в областной наркологический диспансер, Ивкин А. М. был помещен в АК-159/1 Карагандинской области”.

Автор петиции утверждает, что сеанс онлайн-связи, которого с трудом удалось добиться адвокатам осужденного, подтвердил неприятную догадку: в исправительном учреждении нет никаких условий для содержания инвалидов-колясочников. Проверено на себе: Корреспондент “КАРАВАНА” стала инвалидом в аэропорту

“Человек не может элементарно умыться, так как нет доступа к раковине с водой. Туалет абсолютно не приспособлен для человека в коляске, 13 и 14 июня доступ к туалету был практически невозможен, 15 июня приспособили какие-то доски, и по-прежнему без помощи санитара не обойтись. Функциональную кровать предоставили только через 2 дня. Человека в коляске содержат на 4-м этаже, лифтов нет, и поэтому ни о каких прогулках речи не идет. Учитывая то обстоятельство, что Ивкин в связи с заболеванием не может самостоятельно отводить мочу и использует катетер, нужны стерильность и обязательные гигиенические процедуры, иначе возникает риск развития сепсиса и ухудшение состояния почек, а у него нет элементарной возможности помыться. Вот уже 4 дня человек лишен даже умывания. На фоне постоянно повышенного давления существует риск для жизни человека. Является ли очень пожилой инвалид-колясочник настолько опасным для общества, что суд решил изолировать его от общества, подвергая пытке невыносимыми для инвалида условиями?” – говорится в петиции.

Автор напоминает, что Александру Ивкину 70 лет, и у него первая группа инвалидности. А также взывает к милосердию и просит изменить меру пресечения осужденному, поскольку в противном случае “5 лет станут для него смертной казнью”.

Тюрьмы для инвалидов

Мнение племянницы Ивкина разделяют и члены общественной наблюдательной комиссии, навестившие его в АК-159/1.

“Александр Михайлович, находясь в тюрьме, не жалуется, нет, – пишут они на своей странице в социальной сети “Facebook”. – Он констатирует, что условия для пребывания в учреждении людей с таким диагнозом, как у него: “менингомиелит центральной нервной системы, поражение спинного мозга на уровне первый грудной – последний шейный. Нарушение функций тазовых органов. Потеря чувствительности от уровня груди и ниже. Полное нарушение трофики ног, туловища ниже груди, параплегия нижних конечностей”, людей, передвигающихся на колясках, не созданы. И вряд ли их можно будет создать в ближайшее время. По банальной причине: нужно огромное вливание финансов. Учреждения ДУИС, несмотря на старания всех сотрудников, не смогут создать даже элементарных (не комфортных), условий, в которых Ивкин – инвалид-колясочник, мог бы вести самостоятельный образ жизни, которым он живет уже больше полувека”.

Члены ОНК задаются вопросом: насколько преступление соразмерно наказанию?

Общественники не отрицают: если человек совершил преступление, он должен быть наказан по закону. Но при этом наказание не должно стать заведомой казнью.

Но для инвалидов-колясочников, таких как Ивкин, условия в тюрьмах таковы, что шансов на выживание действительно нет.

Поэтому надо искать выход…

“Выход есть: в нашей области выделены земельные участки для построения новых тюрем, – заявляют члены ОНК. – Так вот наверняка в них будут предусмотрены условия для пребывания инвалидов. Пока не построят, Александр Михайлович мог бы находиться дома под арестом, без Интернета и без общения, а питание ему можно доставлять. Это дешевле обойдется, чем приспосабливать имеющееся здание под его потребности…”.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи