Опубликовано: 140

Туркестану значительно больше, чем 1500 лет - версия академика

Туркестану значительно больше, чем 1500 лет - версия академика Фото - Мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави. Фото Тахира САСЫКОВА

Вслед за 2 200-летним Шымкентом на столь же почтенный возраст претендует и духовная столица республики – Туркестан.

Академик НАН РК, генеральный директор Института археологии им. Маргулана Бауыржан БАЙТАНАЕВ высказал предположение, что Туркестану не 1 500 лет, а значительно больше.

Обретение Туркестаном статуса областного центра и духовной столицы Казахстана предполагает выполнение грандиозных задач по изучению исторического прошлого, культуры и формированию имиджа города как центра туризма, гармоничного современного города – музея международного уровня.

– Я предлагаю разработать комплексную программу, в которую будут включены: перевод и издание книг, связанных с историей города, информация, касающаяся археологических раскопок, реставрации и реконструкции памятников истории и культуры, театральных и музыкальных постановок и других вопросов, раскрывающих истинную роль священного города Туркестана, – заявил аким Туркестанской области Умирзак ШУКЕЕВ.

Одним из специалистов, кто должен внести свою лепту в программу популяризации Туркестана, стал академик НАН РК, генеральный директор Института археологии им. Маргулана Бауыржан Байтанаев.

Предыстория

Туркестан – это не просто исторический город, это знаковый объект. Артефакты, указывающие на точное время его появления на карте Казахстана, пока скрыты метрами и тоннами культурных напластований, которые, вероятно, не один десяток лет предстоит исследовать археологам. Средневековый Туркестан (Ясы) был городом-крепостью, в который стекались паломники, дабы почтить великого суфия, поэта, философа Ходжа Ахмеда Ясави, жившего здесь в XII веке и здесь же нашедшего свое упокоение. А 223 года спустя после его смерти могущественный Тамерлан приказал построить над могилой Ясави мавзолей с мечетью – Хазрет султан, ставший религиозным центром, местом массового поклонения. Однако Туркестан стал еще и местом активной торговли, ремесленной и духовной жизни.

– Мавзолей стал градообразующим фактором. А его основная идея, если найти ей современный аналог, – это программа “Рухани жаңғыру”. Тимур хотел объединить все племена и народы Великой степи и с этой целью построил мавзолей на месте, которое почитаемо. То есть это прежде всего политическое действо. Большую роль сыграло и мистическое направление ислама – суфизм, который именно здесь впитал народные традиции и был фактически канонизирован в этом виде. С долины Сырдарьи берут свое начало традиции, культы – всё отсюда, – увлеченно рассказывает академик Байтанаев.

Работа, которой не будет конца

– Есть ли сейчас понимание того, как должно проходить научное изучение исторического прошлого Туркестана?

– Исследование должно проходить по 3 направлениям: археология, историко-этнографическое направление. Отдельно необходимо выделить исследование яссавиятов и востоковедческое, которое подразумевает изучение всех источников – будь то китайские, персидские или арабские.

По новому генплану Туркестан располагает огромной территорией, на которой находятся памятники, требующие детального изучения. Весь отвод земли под строительство должен следовать определенному алгоритму. Сначала археологи исследуют, освобождают территорию, затем идет ее освоение. При тех темпах строительных работ, которые сейчас мы наблюдаем в Туркестане, этот алгоритм действий должен соблюдаться неукоснительно, если мы не хотим безвозвратно потерять ценнейшие памятники.

– И это соблюдается?

– Если и делается, то со скрипом и скандалом. К сожалению, у нас большая нехватка специалистов. Реставраторы – это штучный товар, а мы должны в корне изменить подход к реставрации и на уровне изучения документов, и на уровне проектирования. Многие воспринимают реставрацию как строительство и подходят к ней, как к стройке – проект, строительство и сроки. Но к реставрации нельзя подходить с такими мерками. Проект в ходе проведения работ может меняться. Выявляются новые конструкции, материалы, из которых они изготовлены, корректируются взгляды на внешний вид, и лишь потом сроки. В Европе могут над одним сантиметром картины годами работать, добиваясь полной аутентичности. А у нас акимы, чтобы рапортовать о выполненном, подгоняют: “Давай, давай”. Притом что и само министерство культуры опаздывает с подготовкой нормативных документов.

– И все же какие результаты проведенных работ уже есть?

– В первую очередь, проведенное исследование показало, что в долине Сырдарьи много древнейших городов, Туркестан – один из них, которому минимум 2 200 лет. Где-то могут быть исторические пятна древнее, прослеживаться связь, к примеру, с эпохой бронзы (III – I тыс. до н.э. – Прим. “КАРАВАНА”), где-то менее возрастные. Ныне покойный археолог Булат Смагулов утверждал, что, исследуя Туркестан, дошел до рубежа эры, но археологические работы продолжаются. В Туркестане мы сейчас хотим разобраться со стратиграфией городища, поскольку только в Шымкенте такие исследования практически завершены. Однако и здесь раскоп то и дело подбрасывает “сюрпризы” – археологи на шымкентском городище выявили уникальный зороастрийский храмовый комплекс, с десятками хумов, с колоннами, деревянными перекрытиями и толстыми стенами. Его предполагается полностью восстановить.

Есть городище – центр, а есть городская округа, с объектами, попадающими в зону строительства, которые будут разрушены. К примеру, памятники Шойтобе, Карачук. Городище Шойтобе находится в 7 километрах от буферной зоны в сторону Шаульдера, и его древние пласты вообще не изучены, хотя там лет 15 назад был найден могильник эпохи бронзы.

Сейчас в центральной части Туркестана неплохо проводится консервация археологических объектов Культобе. Но надо помнить об особенностях этих работ на юге. Если школу из железобетона построили и на десятки лет про нее забыли, то в реставрации надо ухаживать за памятниками, особенно, если это глинобитные объекты. Кто-то должен их ежегодно подмазывать, ремонтировать. Надо вокруг исторической части поменьше объектов возводить, а если это происходит, обязательно проводить охранные и дренажные работы вокруг мавзолея.

Ошибки прошлого

Как рассказал архитектор Алмас ОРДАБАЕВ, который в 70-х годах XX века занимался реставрацией Мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави, памятник до сих пор не может оправиться от ирригационных работ советского времени. В конце 60-х годов прошлого века неподалеку от Туркестана был проложен канал Арысь. Он на полтора десятка метров возвышался над уровнем города. Его русло было земляным и при отсутствии гидроизоляции воды канала стали подпитывать грунтовые воды под Туркестаном.

– Грунтовая вода буквально стояла на глубине метра от поверхности земли. Вода по фундаментам начала подниматься вверх, стены отсырели. Я написал письмо наверх, закончив фразой, что, если мы не будем заниматься самим зданием, нам не к чему больше будет прикреплять мозаичную плитку. Реакция была незамедлительной. Деньги дали, – вспоминает архитектор.

Но и позже, как рассказал Алмас Ордабаев, разрушительное воздействие на памятник не прекратилось.

– Чтобы не зависеть от системы дренажа, с интервалом в 1,5–2 метра по всему периметру здания были установлены железобетонные сваи глубиной до 20 метров. Но наши реставраторы тоже забыли сделать гидроизоляцию. И по ним вода потихонечку поднимается вверх. И вот до сих пор влага поднимается вверх, – высказал опасение о сохранности памятника известный архитектор.

Туристическая привлекательность

– Мы можем сделать Туркестан еще более привлекательным для различных категорий туристов. Я видел в Египте, Турции, Сирии суфийские танцы, в основе которых лежит зикр. Это исламская духовная практика, которая заключается в многократном произнесении прославления Бога. В традиционных исламских странах зикр могли исполнять, читая суры Корана. Как предполагают некоторые исследователи, Мавзолей Ходжа Ахмеда Ясави – это не мечеть, а зикр хана. Почему пение и суфийские танцы, которые были традиционны для местного религиозного воззрения, нельзя показывать туристам? В том же Египте здесь тебе и мечеть, здесь молятся, здесь тебе и туристы ходят, и здесь же проводят суфийские танцы, и это нормальное восприятие. Ислам – открытая и доброжелательная религия. Изучить зикр надо. Возможно, и возродить, – предложил Бауыржан Байтанаев. В завершение встречи я не мог не задать археологу вопрос о том, сколько потребуется времени для изучения Туркестана?

– Археология законченной не будет никогда, – заявил академик.

Сергей ПАВЛЕНКО, ШЫМКЕНТ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи