Опубликовано: 420

Трое в лодке: без пафоса и с риском для жизни

Трое в лодке: без пафоса и с риском для жизни Фото - Погибшая пленница китайских сетей. Точнее, то, что от нее осталось. Фото Назгуль АБЖЕКЕНОВОЙ

В прошлом номере “КАРАВАНА” вышел материал “В сетях смерти: браконьеры в Казахстане работают без карантина”. В

Алматинской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира ответили на заявления общественников и рассказали, как борются с браконьерством на вверенной территории.

Сроки – условные

А территория их ответственности – ни много ни мало – озеро Балхаш, Алакольская система озер (озера Алаколь, Кошкарколь и Сасыкколь), Капшагайское водохранилище, река Или и другие рыбохозяйственные водоемы в пределах Алматинской области, включая водоохранные полосы и зоны, береговые полосы и зоны санитарной охраны. Общая площадь акватории, подконтрольной инспекции, – порядка 23 173 000 квадратных километров.

– За пять месяцев сотрудники инспекции провели более 350 рейдов, выявив 155 нарушений в области рыбного хозяйства, в том числе по Капшагайскому водохранилищу – 41 факт. К административной ответственности привлечено 153 физлица.

По двум фактам грубого нарушения правил рыболовства (лов рыбы с применением электротока) правоохранительными органами возбуждены уголовные дела по статье 335 УК РК (“Незаконная добыча рыбных ресурсов”). Один из браконьеров получил 1 год условно и 100 часов общественных работ с конфискацией лодки и электропреобразователя, – рассказал нам заместитель руководителя Алматинской терринспекции Аян БАХИЯНОВ.

Сумма штрафов составила 2,8 миллиона тенге, в доход государства конфисковано 4,2 тонны рыбы, 3 единицы водного транспорта, изъято и уничтожено более 155 запрещенных орудий рыболовства.

Борьбу с браконьерством инспекция ведет в рамках совместного плана взаимодействия с правоохранительными органами и субъектами рыбного хозяйства, заинтересованными структурами. В основном правонарушения в области природоохранного законодательства допускают жители прибрежных населенных пунктов – из-за отсутствия работы, альтернативных источников заработка, отметил Аян Бахиянов.

Браконьерское лобби

По поводу заявления исполнительного директора Ассоциации рыбных хозяйств “Balyk Damu” Нуржана ЖУМАГАЛИУЛЫ, что их не берут в рейды, в терринспекции ответили:

– Мы постоянно проводим рейды по пресечению браконьерства с представителями СМИ и других заинтересованных органов. Но в лодку больше трех человек не поместится, это раз; во-вторых, если начнется столкновение с браконьерами, кто прикроет спину моему инспектору? Не дай бог, с общественником что-то случится – кто будет отвечать за гражданского человека?..

Что касается контроля продаж запрещенных орудий рыболовства, мы постоянно ведем мониторинг торговых точек. В прошлом году в г. Капшагае совместно с полицией на Центральном рынке выявили факт реализации сетей из мононитей и моноволокна, составили административный протокол по статье 196 КоАП РК (“Незаконная торговля”).

Жаловались общественники и на отсутствие полномочий у егерских служб природопользователей.

– По Закону “Об охране, воспроизводстве и использовании животного мира” егерь имеет право проверять документы на право охоты и рыболовства; составлять протоколы об административных правонарушениях; изымать незаконно добытую продукцию охоты и рыболовства, запрещенные виды орудий добычи для обязательной последующей передачи госинспектору по охране животного мира. То есть у егерской службы есть все необходимые полномочия для пресечения правонарушения. Другое дело – кто как эти права реализует, – акцентируют в терринспекции и добавляют. – Егерская служба субъектов рыбного хозяйства создается преимущественно из числа местных жителей, которые не в полной мере и ненадлежащим образом исполняют возложенные на них обязанности. Многие из них являются родственниками, друзьями либо опасаются мести односельчан. Нередки случаи лоббирования интересов браконьеров, также браконьеры встречаются среди самих егерей. Мужская работа: как женщина воюет с браконьерами

На старой технике далеко не уплывешь

Озвучили в Алматинской терринспекции и проблемные вопросы:

– При штатной численности 62 сотрудника непосредственную работу по пресечению и выявлению фактов браконьерства на водоемах осуществляют 24 инспектора. В отделе Капшагайской инспекции работают 7 сотрудников.

Оснащенность авто- и водным транспортом составляет всего 72 процента, большая часть парка полностью изношена. В Капшагайской инспекции этот показатель равен 90 процентам, – рассказал Аян Бахиянов.

Улучшение материально-технической базы проводится в том числе за счет конфискованных орудий правонарушения. В марте на баланс инспекции приняты лодка “Тунгус-9” и лодочный мотор “Сузуки-60”, изъятые у браконьеров. Сейчас прорабатывается вопрос принятия на баланс еще двух конфискованных плавательных средств.

– В 2019 году комитетом лесного хозяйства и животного мира закуплены и переданы на баланс инспекции 6 автомобилей. Ежегодно мы направляем в уполномоченный орган заявки о приобретении водного транспорта, однако вопрос остается открытым, – добавил Аян Бахиянов.

К слову, озеро Балхаш и Капшагайское водохранилище по классификации Водного регистра РК являются водоемами класса “море”, соответственно, на них осуществлять контроль разрешено только на катерах класса “море”.

– А на балансе инспекции имеются всего 2 морских катера: на озере Балхаш и на Капшагайском водохранилище, но из-за полной изношенности они не эксплуатируются. Остальные 6 катеров могут передвигаться только на реках – их запрещается эксплуатировать на открытой водной глади, – сетует собеседник “КАРАВАНА”.

В деле – только патриоты

Не решается и вопрос низкой зарплаты инспекторов – в зависимости от стажа они получают от 90 тысяч до 120 тысяч тенге.

– В свое время за выявление и пресечение фактов браконьерства инспекторам выплачивались премиальные: 37 процентов – от исковых сумм, 17 – от штрафных сумм и 20 – от реализации конфискованной продукции и средств, используемых при браконьерстве (оружие, транспорт, орудия лова). В начале 90-х эту практику отменили, хотя выплаты стимулировали работу инспекторов, егерей, исключали коррупционные риски, – вспоминает замруководителя Алматинской терринспекции. – Наши сотрудники являются госслужащими корпуса “В”, но в отличие от обычных госслужащих мы не работаем в кабинетах с 9 до 18 часов, с перерывом на обед и выходными. Большинство нарушений инспекторы выявляют рано утром или ночью, в праздничные дни. То есть рабочий график у нас ненормированный.

А еще – постоянная угроза жизни и здоровью: помимо стычек с браконьерами у инспекторов высокий риск остаться в степи или водоеме из-за поломки транспорта, получить обморожение или утонуть!

– Плюс постоянная психологическая нагрузка: при задержании нарушители нередко находятся в алкогольном опьянении, нецензурно выражаются и провоцируют на драку, инспектору приходится сдерживаться и не грубить. А уравниловка по зарплатам приводит к кадровому голоду. Сейчас в инспекции работают только истинные патриоты своего дела, как бы пафосно это ни звучало, – заключил Аян Бахиянов.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи