Опубликовано: 33600

Спасший 48 человек из горящего автобуса в России казахстанец пытается вытащить старушку из нищеты

Спасший 48 человек из горящего автобуса в России казахстанец пытается вытащить старушку из нищеты

Кто и зачем обрекает одиноких стариков на голодную смерть?

В центре Семея умирает от людского равнодушия, голода и холода некогда известная женщина – сотрудница областного телевидения.

Детский тренер по греко-римской борьбе Ержан АМАРХАНОВ, спасший прошлым летом 48 человек из горящего автобуса, следовавшего рейсом Семей – Новосибирск, совершает сейчас очередной обычный человеческий подвиг: борется за достойные условия жизни для 90-летней одинокой семейчанки Сахипжамал ДОСЫМБЕКОВОЙ. На днях он выложил в “Фейсбуке” фото квартиры пожилой женщины. Увиденное – не для слабонервных: жилище похоже на помойку. При этом на него (жилье) оформлен договор дарения на имя соседки, получающей пенсию старушки.

– Я познакомился с Сахипжамал-апой случайно в торговом центре “Парк-Сити”, куда иногда захаживал пообедать, – рассказывает Ержан. – Месяца полтора назад заметил там старушку. Была она грязной, от нее пахло, одета в лохмотья, на ногах – огромные мужские кроссовки. Женщина ни у кого ничего не просила, она молча смотрела, как едят другие. У меня кусок в горло не шел при виде ее голодных глаз. Подошел к ней, спросил, не хочет ли она поесть. Бабушка замялась и тихо сказала: “Ну разве что чуть-чуть, балам”. Принес ей еды. Она поела, но чувствую – хочет еще. Снова купил ей еды.

Несмотря на оборванность, чувствовалось, что это интеллигентный человек. Изо всех сил пыталась не показывать, насколько голодна, а не получалось.

Стесняясь своего аппетита, сказала, что не ела несколько дней. Девочки-раздатчицы сказали, что бабушка ходит к ним давно. Иногда ее кормят посетители, иногда они сами скидываются старушке на еду.

Я вызвался проводить ее до дома. Жила она рядом, в хорошем районе, с развитой инфраструктурой. Рассказала по дороге, что ей 90 лет, живет одна, единственная дочь умерла два года назад от диабета. Сама она когда-то, оказывается, училась в Москве, до пенсии работала звукорежиссером на областном телевидении.

Распрощались у подъезда. Потом я уехал по делам в Россию, а одинокая старушка всё не выходила из головы. Вернувшись домой, зашел как-то в то кафе со своим напарником, тоже детским тренером. Не успели сесть за стол, как открылась дверь кафе и появилась Сахипжамал-апа. Она меня узнала. Обрадовалась. Мы ее накормили и повезли домой. В этот раз я зашел вместе с ней в ее жилье. Я был в шоке от увиденного!

Натуральная помойка, где не убирали, наверное, лет пять. На полу валялось грязное одеяло, на котором бабушка, видимо, спала. У изголовья стояла баночка с монетами по 5–10 тенге.

– На похороны откладываю, – сказала Сахипжамал-апа.

– А где же ваша пенсия? – спросил я ее.

– Да что там пенсия! – махнула она рукой. – Тамара, соседка, сказала, что моих 20 тысяч не хватает даже на оплату коммунальных услуг.

Мне уже стало казаться, что, если не помогу этой одинокой женщине, сам слягу с сердечным приступом. Придя домой, скинул фото запущенной квартиры в “Фейсбук” и попросил всех неравнодушных людей помочь с уборкой. Народ откликнулся. И не только из Семея и Казахстана. Писали из России, Беларуси, Чечни, Азербайджана, Армении… Люди не верили, что старый человек может умирать от голода, неухоженности и людского равнодушия в центре города, и благодарили, что не прохожу мимо. Семейчане, собираясь на помощь, спрашивали время сбора и адрес. Бабушку, пока в квартире будут идти уборка и минимальный ремонт, надо было куда-то выселить. Заехав к ней, предложил подлечиться в стационаре.

Сахипжамал-апа сказала, что она здорова, то есть в больницу не пойдет. Но когда услышала, что можно в таком случае поехать в какой-нибудь санаторий, обрадовалась: “Там меня будут кормить”.

На вопрос, где находится ее удостоверение личности, сказала, что у соседки Тамары, которая живет этажом выше. Пришлось подняться туда. Дверь открыла женщина-казашка лет 60. Услышав, зачем я пришел, она спустилась со мной к Сахипжамал-апа. “Зачем тебе санаторий? – кинулась она упрекать старушку. – Я же сказала тебе, что потом приду и сделаю у тебя уборку”. Тамара, видимо, уже забыла, что несколько минут назад сказала мне, что бабушка запрещает ей наводить порядок в ее квартире.

Когда я без всяких задних мыслей сказал, что скоро сюда придут волонтеры, которые узнали о ней из моего поста в “Фейсбуке”, Тамара поменяла любезный тон на угрожающий. По ее словам, я не имел права без разрешения хозяйки выкладывать фото ее квартиры. Как у стариков квартиры отнимают

А потом и вовсе заявила, что если я претендую на жилье, то опоздал. “Дарственная написана на меня”, – заявила женщина и увела, причитая, бабушку к себе: “Ой, апа! И зачем мне это надо было? Я же говорила, что буду крайней”.

На следующий день, когда я пришел уже с сотрудниками акимата, соседка внушила старушке, что Ержан, то есть я, опозорил ее, показав всему миру ее грязную квартиру. Сделать это легко: Сахипжамал-апа уже фактически ребенок. Кстати, когда фото ее квартиры появились в “Фейсбуке”, на меня вышла девушка Еркежан. Несколько лет назад она, оказывается, тоже помогала бабушке, но Тамара, запугав бабушку, запретила пускать девушку в квартиру.

Выяснилось, что Сахипжамал-апа последние годы страдает провалами в памяти. Дочь умерла, оказывается, не два года назад, как она утверждала, а 6 лет назад.

И все эти годы ее пенсией (она на самом деле более ста тысяч) пользуется та самая соседка Тамара, внушившая ей, что ее “20 тысяч” едва хватает на оплату коммунальных услуг.

На вопрос сотрудников акимата, чем питается старая женщина, получательница чужой пенсии, не моргнув глазом, заявила, что “кормит ее (Сахипжамал-апа) по графику”.

Кстати, в загаженной квартире стояла неожиданно новая сантехника. Предполагаю, но не утверждаю, что хитроумная соседка сделала это, чтобы избежать излишнего внимания соседей: ведь в случае потопа они стали бы свидетелями жутчайших условий, в которых заставили умирать старого, беспомощного человека.

Кроме акиматовских сотрудников я поставил в известность и прокуратуру тоже. Прокурор города сказал, что возьмет под свой личный контроль ситуацию с дарственной на квартиру и пенсию Сахипжамал Досымбековой.

У меня после всего увиденного – вопрос к городским социальным службам, да и к другим соседям тоже. Куда они смотрели все эти годы? Бабушка ведь не первый год побирается по помойкам.

Как получилось так, что в течение многих лет пенсию Сахипжамал-апа забирает чужой ей человек? Где был участковый?

Ссылки на то, что бабушка не открывала никому двери, а у него тысяча дел, не оправдание. Сейчас моя цель – или определить старушку в дом престарелых, или же найти ей достойного опекуна, чтобы она могла провести остаток своих дней в тепле, уюте, чистоте и сытости.

На вопрос, что его заставляет не проходить мимо, когда другие делают вид, что это их не касается, Ержан Амарханов ответил: “Родители, простые люди, приучили к этому. И где гарантии, что кто-то из нас не окажется в подобной ситуации?”. Что касается прошлогоднего его подвига со спасением 48 россиян, из которых 12 были дети, сообщил следующее: Ержан Амарханов о спасении пассажиров горящего автобуса: «В грудь я себя не бью. Главное – все живы»

– Мне позвонили из нашего областного ЧС. Сказали, что представят к награде за спасение людей при пожаре. Велели: “Давай срочно свои данные”. Я отправил – и на этом всё закончилось. Снова вспомнили обо мне через год. “Нам сказали, что тебя нужно представить к награде”. “Вы уже собирались сделать это еще в прошлом году. Забыли, что ли?” – напомнил я им. На том конце провода рассмеялись, посоветовали не быть злопамятным и вновь отослать свои данные. Отослал, а они снова забыли обо мне. Наверное, до следующего года.

Спасибо, хоть акимат города восстановил миллион из полутора миллионов сгоревших в том автобусе тенге. Обещанную квартиру тоже не дали – я ведь с семьей жил тогда в съемном жилье.

В роскошную пятикомнатную квартиру мы с женой и четырьмя нашими детьми переселились только в начале этого лета благодаря алматинской инвестиционной компании “Lancaster Group”. Из столицы тоже звонили – приглашали на постоянную работу. Я не согласился. А кто будет семейских детишек тренировать? Вот и вся моя жизнь. Жена ругается: “Вечно тебе, Амарханов, больше всех надо”. А я вот по-другому не могу – осуждают меня или не осуждают.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров