Опубликовано: 16200

"Сказали, что при попытке к бегству им придется его убить": как Рафик Шымкентский избегал возвращения в Казахстан

"Сказали, что при попытке к бегству им придется его убить": как Рафик Шымкентский избегал возвращения в Казахстан Фото - Фото из архива Динары Бикбаевой – во время депортации Рафика Бикбаева из Грозного в августе 2019 года

Мы продолжаем публикацию рассказа Динары Ахметовой – супруги известного казахстанского криминального авторитета Рафика Бикбаева.

Продолжение. Начало в предыдущем номере

Этапы большого пути

Уже в зоне в Семипалатинске мужа трижды оперировали из-за осложнений на ноге. После операции он находился в лазарете.

28 декабря 2009 года в палату ворвался спецназ. Всех больных положили на пол. Рафика в одних трусах подняли с постели. В холодном автозаке повезли в Степногорск за 800 километров. За автозаком ехал джип со спецназом. В дороге у него открылось кровотечение из раны.

В безлюдной степи его выволокли из автозака. Приставили к спине ствол автомата. Сказали, что при попытке к бегству им придется его убить.

Рафик молча стоял перед ними – в одних трусах, посиневший от холода, измазанный кровью. На беглеца он не очень походил. Его уложили в багажник джипа, повезли дальше. В багажнике он немного отогрелся.

В Степногорске бросили в одиночку. Я узнала, что из лазарета Семипалатинска мужа вывезли, но не знала куда. Обратилась к правозащитникам. Те помогли узнать, что Рафика перевезли в Степногорск. Жив, но в крайне тяжелом состоянии (рана опять загноилась). Лечить его никто не торопился.

Я стала писать во все инстанции о беспределе, учиняемом в уголовно-исполнительной системе. По моему заявлению было начато официальное расследование. Вскоре его прекратили с формулировкой – доводы не подтвердились.

И тут мне из мест не столь отдаленных приходит видеозапись того самого случая в лазарете Семипалатинского учреждения, откуда буквально волоком спецназовцы вытаскивали Рафика. Эту запись каким-то образом сумели снять сами заключенные.

На видео можно было однозначно узнать и место происшествия, и методы действия сотрудников силовых служб по “этапированию осужденного”.

Я послала эту запись в Генпрокуратуру, правозащитникам и везде куда можно. Эффект был как от разорвавшейся бомбы. В ЕС-35 начались проверки, уволили кучу начальства.

После поднятого мною скандала мне в итоге дали свидание с Рафиком в Степногорске. Убедительно попросили больше никуда не писать и никого не тревожить. Мужу оказали необходимую медицинскую помощь. Потом я добилась, чтобы его еще и в Астане оперировали. Под конец срока Рафика перевели в Петропавловск, в одиночную камеру. Здесь он и досидел до окончания срока.

Подставной адвокат

Муж освободился в октябре 2016 года, получил год надзора. Мы обращались в пробационную службу – Рафику срочно нужна операция за рубежом. Нога стала короче, развился хронический остеомиелит. Стали ходатайствовать о досрочном снятии с надзора. Все соседи дали положительные характеристики, даже участковые не возражали. В суде Сарыагашского района приняли к рассмотрению ходатайство о досрочном снятии с надзора. Но, когда начали судебные процедуры, к нам буквально привязался бесплатный адвокат. Его якобы нам назначили. Когда мы пришли в суд, он уговорил Рафика написать отказ – якобы лучше подать через месяц, когда “будут решены все вопросы”. Я была категорически против отказа.

Я знаю, что повторное ходатайство о досрочном снятии с учета можно подать только через полгода, но никак не через месяц. Но, к сожалению, Рафик меня не послушал.

В результате досрочное снятие мы не получили. Но этот бесплатный адвокат развил бурную деятельность по сбору медицинских справок о том, что Рафику требуется хирургическая операция за рубежом. Якобы благодаря этим справкам можно будет официально выехать из Казахстана.

Я адвокату не верила и возмущалась. Даже ребенок понимает, что если ты под надзором, за границу тебя не выпустят. И никакие медсправки не помогут. Но Рафик меня не слушал и решил ехать. Его взялся сопровождать Дикий Арман, который тоже собирался в Турцию. В конце мая 2017 года они купили билеты на самолет. В назначенный день уехали в аэропорт Шымкента. Через час позвонил Дикий Арман. Сообщил, что он уже в самолете, а Рафика не пропустили! Еще через полчаса приехал сам Рафик, весь на нервах.

А потом нагрянули полицейские. Сигнал у них был из аэропорта, что поднадзорное лицо пыталось выехать за рубеж!

Какой переполох тут начался! Полиция из пробационного контроля, сам начальник полицейского отдела поселка Абай были просто в шоке: “Рафик, ты вот так просто бежать хотел? Так нагло нас всех подставил! Что за полеты в Турцию?”. С легким криминалом: чем может закончиться уголовное дело Рафика Шымкентского

Муж получил отметку о нарушении условий надзора. О досрочном снятии уже не было и речи. Я еще раз убедилась, что и адвокаты бывают подставными.

Паспорт гражданина Кыргызской Республики

Дела с ногой обстояли всё хуже. И Рафик решил ехать в Турцию по поддельному паспорту. Паспорта, внутренний и заграничный, купили в Кыргызстане. Выданы они были на одно и то же лицо. После этого Рафик выехал в Россию, а затем – в Грузию и дальше.

Когда спустя полгода он вернулся, мы договорились встретиться в Москве. 13 сентября с сыном Байсангуром прилетели в Первопрестольную. Остановились у знакомых на даче в Жуковском. Но приятели мужа перевезли нас в Раменское. Заметили за мной слежку.

16 сентября в 7 утра Рафик приехал из Самары. Когда вошел в дом, сказал, что на улице стоит какая-то машина с водителем, надвинувшим кепку на лицо. И машина эта, судя по всему, стоит тут уже давно. Его приятель тоже вышел посмотреть. И ахнул: “Да эта же машина твою Динару пасла из аэропорта до Жуковского!”.

Из дома муж с друзьями вышли через потайной ход. Минут через 40 приятель позвонил мне и сказал, что в Раменском их остановила полиция – Рафика задержали. Я бросилась на его поиски. Совершенно случайно увидела в одном из райотделов двух знакомых шымкентских оперов. Сразу почувствовала, что они здесь неспроста.

Выяснилось, что Рафика вместе с российскими полицейскими задерживали сотрудники криминальной полиции Шымкента, специально прибывшие за Рафиком в Москву.

Я узнала, что в Казахстане Рафику предъявляют обвинения по делу о вымогательстве у южнокорейского предпринимателя. И по этому делу в Шымкенте уже ломают “всех подряд”.

Дело о гранате

Россия, прежде чем депортировать иностранца, проверяет, не совершил ли он какого-либо преступления на российской территории. И если выяснится, что он здесь “наследил”, его вначале привлекают к ответственности по российскому законодательству.

Мы договорились со знакомыми в Грозном, что нам “пришьют” какое-нибудь легкое дело.

Надо было избежать депортации в Казахстан, остаться в России на год или около того. Мы придумали дело с гранатой. Якобы Рафик боевую гранату в Чечне кому-то продал. Благодаря связям в Грозном тамошний полицейский дознаватель быстро всё это дело оформил.

И, конечно, никакие спецслужбы антитеррора к расследованию “дела по гранате” не подключались.

Но тут-то выяснилось, что Казахстан потребовал депортации Рафаэля Бикбаева. Он должен быть обязательно возвращен на родину, “где его очень хотят”.

В результате за гранату Рафик получил год колонии-поселения. Но его продолжали держать в СИЗО, в одиночной камере.

А по окончании срока, 24 августа 2018 года, Рафик, находясь на территории колонии-поселения, тут же был вновь задержан полицией.

С формулировкой “как лицо, находящееся в международном розыске, объявленном МВД Казахстана”. Однако за два месяца (период предварительного задержания) никакого подтверждения из Казахстана на Рафика не пришло. Хотя и отказа тоже не было. Россияне на всякий случай еще раз продлили ему срок. Потом еще и еще. В конечном итоге Рафик просидел год. Тут уже по закону все сроки истекали.

Тогда Рафика привезли в суд и зафиксировали ему нарушение паспортного режима. Мол, не зарегистрировал свое длительное нахождение в России. Учитывая, что всё это время супруг находился в местах лишения свободы по приговору российского суда, это обвинение было полным абсурдом. Тем не менее в отношении мужа было вынесено решение о принудительном выдворении в Казахстан.

Депортация

Я с дочерью Сабиной прилетела в Грозный. Узнала, что депортация назначена на 8 августа 2019 года. И полетит Рафик обычным гражданским бортом, на пассажирском самолете рейсом Грозный – Актау. Я смогла купить билеты себе и дочери на этот рейс, рядом с пассажиром “мистером Бикбаевым Р.”.

В аэропорту в секторе ожидания вижу Рафика под усиленной охраной спецназа. Мы встретились. Конвойные не довольны появлением “родственников-сопровождающих”, но я им объяснила, что никаких законов это не нарушает – встречаться Рафику с семьей не запрещается, он даже телефоном жены может пользоваться. Депортации это не препятствует. Автоматчики провожают мужа до трапа самолета.

От Грозного до Актау лететь 40 минут. И как только открылись двери, в салон ворвался казахстанский спецназ: “Всем сидеть на своих местах!”.

На Рафика надели наручники и увезли. Меня с Сабиной отвели в полицейское отделение аэропорта.

Взяли объяснительную, задали кучу вопросов – кто я такая, что делала, зачем да почему? Багаж Рафика оперативники изъяли из самолета.

В тот же день я с дочкой прилетела в Шымкент. Рафика привезли в так называемом “столыпинском вагоне” 29 августа в час ночи и отправили в СИЗО.

От редакции:

Редакция газеты “КАРАВАН” не всегда разделяет точку зрения своих респондентов. Но, если тема имеет общественную значимость, она публикуется, даже если различными источниками высказываются диаметрально противоположные взгляды или мнения.

ШЫМКЕНТ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи