Опубликовано: 280

Секреты чачвана и древний ритуал очищения

Секреты чачвана и древний ритуал очищения Фото - Тахир САСЫКОВ

В алматинской “Aspan Gallery” открылась выставка “Как меня звали?” художницы, кинорежиссера из Узбекистана Саодат ИСМАИЛОВОЙ. Трудно в это поверить, но отдельные предметы инсталляции – видеопроекции – словно вгоняют посетителей в транс. Композицию дополняет уникальная коллекция чачванов – сотканных из волоса конского хвоста сеток, которыми женщины прикрывали лица.

Белая магия Саодат

В галерее минимум освещения. По всей комнате развешаны 40 черных чачванов различных размеров и качества исполнения. С заплатками, заштопанными элементами. С соляными разводами от пота и слез – свидетелей жизни хозяек.

Их подсвечивают красные неоновые объекты в виде надписей женских имен, выполненных на арабице, кириллице и латинице, – это алфавиты, что менялись 6 раз в течение XX века на территории Узбекистана. Идея пришла художнице, потому что так писала, смешивая буквы, ее бабушка. Неон для нее абсолютно живой материал, стекло – свет, а кино – это тоже свет.

Звуки молитв, эзотерических практик разносятся по всему помещению.

Центральный элемент выставки – видео­инсталляция “Зухра”. Статичное получасовое видео выстроено на устном повествовании молодой женщины, прошедшей ритуал чилля (40 дней молчания). Видео кульминирует на звуках, произносимых целителем и напоминающих крики животных из старинного обряда экзорцизма – джахра, специфичного для юга Узбекистана. Рассказчица прошла через этот ритуал и сама стала целительницей. На экране из белого шелка ручной работы зритель видит лишь спящую женщину…

В отдельной комнате посетители знакомятся с древним женским ритуалом – кайтарма коч (очищение).

Его задокументировал в Худжанде, Ферганской долине, в 90-е годы этнограф, музыковед Султонали Худойбердиев. Когда-то подобные обряды играли большую роль в жизни женщины и были связаны с решением проблем с фертильностью, бытовыми вопросами. Сегодня они на грани исчезновения. Текст женской молитвы на смешанном узбекском, таджикском языках и заклинания проецируются на корпе – традиционном одеяле, главном предмете девичьего приданого.

Несколько минут нахождения в комнате – и ты словно перенесся на 100 лет назад…

Звуковая, устная стихия – ключевой элемент работ Саодат Исмаиловой. Причем в хоре голосов важен не смысл слов, а магия их звучания, интонация, ритм.

Свобода выбора и образование

Я ожидала встретить восточную женщину в парандже. Но Саодат другая – образованная, современная, стильная. Она окончила в Ташкенте факультет режиссуры кино и телевидения в институте искусств. Училась в Италии, Франции, США. В 2004 году ее документальный фильм “Арал: Рыбалка на невиданном море” получил приз за лучшую картину на Туринском кинофестивале. А художественная лента “40 дней молчания” в 2014 году была номинирована как лучший дебютный фильм на кинофестивале в Берлине, завоевала награды на других кинофорумах.

Интересуюсь у Саодат – какая она, современная восточная женщина?

– Для меня любая современная женщина в первую очередь образованная, – ответила художница. – И она имеет право выбирать: чего хочет в жизни, кем хочет быть. Свобода выбора и образование – фундаментальный вопрос.

Микс современности и древности

– Вы собрали уникальную коллекцию чачванов. Какие самые редкие экземпляры?

– Все, достать их сложно. Например, есть чачван на маленьких девочек, расшитый по краям. Этот объект меня особо трогал, я их просто собирала годами и никогда не думала, что с кем-то поделюсь. Обычно интересуются противоположной стороной чачвана, которую расшивали золотом, бирюзой. На переднюю часть особо никто не смотрел. А ведь все загадки и тайны – в этой сетке, как женщина видела и воспринимала внешний мир. Ее надевали, когда выходили за пределы дома. Чачваны уже не ткут, ремесло пропало – в нем нет нужды, и никто особо не описывал, как это делали.

Гости выставки заметили: каждая клетка этой черной сетки – лечебная.

Чачваны являются символом политической кампании "Худжум" ("Атака"), начавшейся в 1924 году. Она была направлена на раскрепощение женщин советского Туркестана, для привлечения их в общественную жизнь и увеличения рабочей силы СССР. Кампания длилась более 30 лет и стала одной из самых жестоких страниц истории Узбекистана XX века. Забытый объект несет в себе столетнее послание и напоминание о том, какова цена свободы.

Что еще интересного на выставке? Видео­коллаж “Ее право”, созданный из фрагментов узбекских фильмов, снятых с 1927 по 1985 год. Обложки женского агитационного журнала “Янги йул” (“Новая дорога”), позже переименованного в “Женщины Узбекистана”, затем в “Саодат”, собранные с 1925 по 2019 год. По ним можно наблюдать, как в обществе менялся образ идеальной восточной женщины.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи