Опубликовано: 1200

Рис по-корейски: как быть, если страна не может прокормить себя

Рис по-корейски: как быть, если страна не может прокормить себя

В конце Второй пятилетки, где-то в 1960 году, правительство Республики Корея (РК) вдруг осознало: страна не может прокормить себя. Шока, конечно, не было. Просто проблему увидели на высоком уровне. Риса – основу питания в РК – производили всего 85 процентов от потребности. Из-за дефицита цены быстро росли. Это грозило голодными бунтами.

По плану Первой пятилетки в стране развивали трудозатратные отрасли. По плану Второй – модернизировали промышленность, выпускали товары, которые до этого страна импортировала: металлы, машины, химию, удобрения. Общая цель обеих пятилеток была простой – дать работу миллионам корейцев, обучить их.

Индустриализацию насаждали административными методами. За счет сельского населения.

Народ побежал от голода в города. Других вариантов выжить в той Корее для селян не было.

После реформы землю поделили между крестьянами. Ставку делали на малые и средние семейные предприятия. Обычно семья получала 1 гектар земли. Прокормиться с такого участка – нереально.

А в городе была работа. И еда: Америка везла в Корею излишки продовольствия. С 1956 года Штаты наращивали поставки риса и кукурузы в РК. За пять лет из села ушло больше 5 миллионов человек. Такими темпами страна могла потерять свое сельское хозяйство. Кредит для сельского хозяйства

У Южной Кореи всегда было мало пашни – всего 2,3 миллиона гектаров. Это меньше четверти ее территории. Землю обрабатывали примитивными орудиями. Основная тягловая сила – буйволы. Очень много ручного труда. Тракторы и машины были только в крупных хозяйствах. С такими условиями прогресс в сельском хозяйстве мог бы быть только при проведении научно-агротехнических мероприятий.

22 апреля 1970 года президент РК Пак Чжон Хи дал старт движению “За новую деревню”. Цель простая и понятная – поднять уровень доходов селян до городского.

Так как трудно требовать от чернорабочих произведения искусства. Для этого надо научить крестьян новым технологиям, механизировать село, “достичь самостоятельности в снабжении продовольствием как можно скорее” через “дух самопомощи, самоподдержки и сотрудничества”. Такой корейский вариант лозунга Мао про опору на собственные силы. Главная роль в движении отводилась самим крестьянам.

Первым делом Сеул освободил крестьян от выплат долгов по процентам. Затем поднял закупочные цены, определил список новых урожайных культур и сортов и на льготных условиях отдавал их фермерам, создал систему научной поддержки – по деревням стали ездить агрономы.

Они бесплатно учили крестьян доступным и дешевым методам повышения урожайности. Создали фонд минеральных удобрений, и агрономы показывали, как нужно ими пользоваться.

На местах сколотили “соседские группы” (пан) – основу кооперации и круговой поруки. В группу входило до 40 семей. Такая махалля по-корейски. Панам давали деньги на строительство каналов, общественных зданий, прокладку дорог.

Большая часть крестьян была откровенно дремучей. Грамотных мало. Жили в мазанках с соломенной крышей. Городским не доверяли. Но свято верили старостам – как правило, местным богачам и ростовщикам. Которые всегда себе на уме. Для правительства сельские богачи были “контрой”.

Сеул увидел эту проблему, когда подсчитал затраты на программу. Только в половине из 33 тысяч сел наметились хоть какие-то сдвиги. Деревня грозила стать дырой, куда утекали бюджетные миллионы.

Военные власти решились на кадровую революцию. За счет бюджета в городе Сувон создали Институт по подготовке лидеров.

Тысячи слушателей из активистов и бывших военных прошли краткий курс по агротехнологии, кооперации и экономике. Курсы повышения аграрной квалификации прошли многие чиновники, вплоть до министров. Специалисты уходили в общины и учили крестьян товарному производству.

Результат грянул через пять лет: в 1966 году урожай риса в стране вырос в 2 раза по сравнению с 1956 годом. В 1969 году – в 3 раза. В деревни пришло электричество, газ, водоснабжение. Появились школы и больницы. Крестьяне строили кирпичные дома.

Сегодня Южная Корея сама обеспечивает себя всеми видами продовольствия. Даже продает излишки риса. И распространяет свою методику реформ в Азии и Южной Америке. Представительства Корейского проекта по международному сельскому хозяйству (KOPIA) уже работают в Кыргызстане, Узбекистане и Монголии…

Площадь сельхозугодий Казахстана составляет 250 миллионов гектаров – это более 4 процентов мировых ресурсов. Если грамотно использовать эти гектары, наша страна может легко накормить больше 120 миллионов человек. Казахстан превратился в свалку для опасных и некачественных продуктов

Мы не можем выращивать только бананы и кокосы. Всё остальное – пожалуйста. Тем не менее почти треть нашей продуктовой корзины мы покупаем за рубежом.

Мясо – в Южной Америке. Молоко – в Кыргызстане. Рис – в Китае. Сыр – в России. Только по одному товару мы впереди планеты всей – по пшенице и муке из нее. Что мешает нам накормить себя? Наверное, нежелание. Астане легче дать денег, чтобы купить что-то за рубежом, чем создавать условия для производства этого внутри страны. В итоге наши деньги работают не на нашу экономику, а на соседние страны. Кумао!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть