Опубликовано: 730

Ревизия грехов Акмы Басировой: почему раздача бесплатных квартир это не выход для многодетных семей

Ревизия грехов Акмы Басировой: почему раздача бесплатных квартир это не выход для многодетных семей Фото - Фото со страницы в "Фейсбуке" Акмы Басировой

“Раздача бесплатных квартир – не выход для многодетных семей, – считает алматинская предпринимательница, мать пятерых детей Акма БАСИРОВА. – Чтобы по-настоящему подняться с колен, нужно помочь людям с субсидиями на открытие своего дела, и тогда они сами решат свои проблемы”.

На дне

Сама она свою клининговую компанию “Ак алем”, где работают 15 женщин, а на очереди еще около сотни, открыла в 2015 году. Этому предшествовал ряд драм, поставивших ее семью на грань нищеты.

– Я выросла в хорошей семье, – рассказывает Акма. – Отец и мать любили друг друга, нас, троих своих детей, баловали. Но вот настали 90-е, и в Жанатасе, где мы жили, закрылось градообразующее предприятие – фосфорный завод. Люди пошли по миру, а город превратился в призрак.

В нашу семью несчастье пришло в 1997 году, когда отец отправился в очередной рейс в Россию (он был дальнобойщиком) и бесследно исчез.

Когда в Жанатасе стало совсем туго, мы решили перебраться в Алматы. Я пошла мыть полы в гостиницах при базарах, мама, медик по профессии, как и все в те годы, – на барахолку. Ей было тяжелее, чем мне. Однажды мы торговали грушами, а по ряду прямо на нас двигалась ее бывшая коллега. Мама залезла от стыда под прилавок и несколько дней после этого ни с кем не разговаривала.

Все эти годы она жила в большой обиде на отца. Гадалки, их частой гостьей мама стала, говорили, что он бросил нас, в России у него другая семья. Верила им… Когда отец был с нами, в доме гости не переводились, казан с плиты не снимали. Но вот папа пропал, а у мамы все ее стрессы и депрессии вылились в 2006-м в онкологию. Друзья, знакомые, дальние родственники перестали к нам захаживать, мы остались наедине со своим горем (с тех пор я стараюсь заводить друзей больше виртуальных, чем реальных). Врачи сказали, что маме жить осталось месяца два. Я спорила с ними, доставала редкие лекарства, и она вопреки прогнозам прожила еще два года. Умерла в 2008-м. Ей было всего 52 года. Так и не узнала, что отец не предавал нас. В конце прошлого года нам с братом позвонил адвокат, который восстанавливал документы на родительский дом в Жамбылской области. Казахстанцы откровенно рассказали, как помогают многодетным семьям в Австралии, Японии и Испании

Он искал следы отца по всем поисковым базам в Интернете. Вот тогда и выяснилось, что его убили еще в 1998 году на российской трассе.

Еще при маме мы занимались небольшим, но выгодным бизнесом: наша семья взяла в субаренду несколько коттеджей, чтобы сдавать их посуточно для мероприятий – это кудалык, большие свадьбы, выпускные… Но после ее смерти у меня руки опустились, а тут еще и у мужа случился инсульт. “За что судьба так наказывает нас? А вдруг неблагополучная карма перейдет к моим детям?” – заливалась я слезами. Утром вставала по привычке – покормить и отправить детей в школу. От сдачи коттеджей в посуточную аренду отказалась. Думала, что это легкие и не совсем чистые деньги.

Мне для очистки души нужна была тяжелая трудотерапия – чтобы как в омут головой.

Помощь волонтеров

– С чего вы начинали свой бизнес?

– Однажды двое моих детей, возвращаясь из школы, забыли в маршрутном такси форму – у обоих последним уроком была физкультура. Я заплакала: “Откуда же я теперь возьму новую? Денег нет совсем. У меня удостоверение лежит в магазине в залоге. Нас скоро выгонят из дому – мы за аренду задолжали”.

На следующий день поехала в школу. Когда объясняла директору нашу ситуацию, стоявшая рядом родительница сказала, что кроме детских пособий (на тот момент я получала на пятерых 5 тысяч тенге с копейками) есть еще адресная помощь для малообеспеченных семей от разных благотворительных организаций.

Вернувшись домой, кинулась к компьютеру и нашла-таки волонтеров, но было уже поздно. Ночь не спала, а в 7 утра уже звонила. Трубку взял парень, представился Ринатом. Я реву: “Помогите, пожалуйста…”. Это было в четверг, а в субботу нам привезли и форму, и обувь, и продукты, и деньги на оплату долга в магазине.

Через несколько дней снова позвонила волонтеру Ринату. Сказала, что помощь продуктами больше не нужна. “Дайте мне лучше работу”. – “А что вы умеете?”. Ответила, что не боюсь никакой работы, возьмусь за любую.

Вот так я нашла себе работу помощника по дому у занятых людей, а скоро и сама стала давать объявления в Интернете в поисках новых клиентов. Потом старший сын подсказал, что эффективнее будет делать это через социальные сети. Когда регистрировалась в “Фейсбуке”, сынок предложил мое полное имя Акмарал заменить на короткое – Акма. Написала во все группы (“Купи-продай”, “Барахолка Алматы” и т. д.): “Я многодетная мама. Дайте мне работу по уборке квартир, особняков, гаражей, сараев, дворов”. И люди стали делать перепосты, а в комментариях писали, что многодетные обычно просят еду и одежду, а тут – вот молодец! – работу.

Это был 2015 год. Депрессия никуда не ушла, но плакать стало некогда.

В день бывало по две-три уборки, от жадности, чтобы ни с кем не делиться и побыстрее вылезти из долговой ямы, работала одна, а ночью выходила таксовать по городу на своей кормилице-малолитражке. Возвращаясь домой, заезжала по дороге за продуктами в “Магнум”. Дети не ложились спать – ждали меня. Когда они видят, что их мама умеет зарабатывать деньги, чтобы купить им еду, – это кайф!

Потом я стала помогать другим мамочкам, оказавшимся в трудной ситуации. На Курбан-айт как-то написала, что со мной работают 10 мам, и если кто-то хочет сделать пожертвования, то можно привезти продукты на благотворительный склад, открытый актрисой и продюсером Адель ОРАЗАЛИНОВОЙ (она тоже моя клиентка, а сейчас уже и подруга). Один из друзей по “Фейсбуку” написал мне, что хотел бы перечислить 50 тысяч тенге в помощь многодетным семьям, и попросил номер моего счета. Когда развезла купленные продукты по семьям, сделала фотоотчет для него. Потом этот человек спросил меня однажды: а не хотела бы я открыть свою клининговую компанию? “Запасы здоровья небесконечны, – убеждал он. – А вам еще детей надо ставить на ноги”. Ответила, что я-то готова открыть фирму, но первоначального капитала нет.

Оказалось, что он владелец компании, которая инвестирует в стартапы.

Мне выделили человека, который два месяца обучал азам бизнеса, подключили бухгалтера и даже психолога, он помог выйти из депрессии.

Через два месяца я смогла составить бизнес-план, и на мой счет был перечислен миллион тенге. Я в первую очередь купила парогенератор, заказала для мамочек форму, потом зарегистрировала ИП “Ак алем” (на это у меня ушло два часа) и стала добросовестным налогоплательщиком.

– И сколько рабочих мест в Алматы вы открыли?

– Сейчас в моей клининговой компании работают 15 человек. Занимаемся генеральными уборками квартир и коттеджей после ремонта. Работа нелегкая, зато оплата идет каждый день по факту плюс, как и положено, соцотчисления и пенсионка. Сейчас многие клининговые компании закрываются: кризис, не каждый может позволить себе заказать уборку. Мы держимся благодаря качеству. На очереди у меня стоит около сотни женщин. Чтобы трудоустроить всех, нам нужно взять на обслуживание большие объекты. Но чтобы работать с юридическими лицами, нужно участие в тендерах, а для этого необходимо специальное оборудование. Самим нам его покупку не осилить. Поэтому на приеме в конце февраля, на встрече с населением акима Алматы я и подняла вопрос о выделении субсидий для женского малого и среднего бизнеса. Я ведь смогла подняться с колен, и они тоже поднимутся – чем могу, тем и буду помогать другим женщинам. Какие комплексные меры принимаются для защиты материнства и детства в Казахстане

– Ну а свои материальные и жилищные проблемы вы решили за эти годы?

– Когда я в 2006-м родила четвертого ребенка, то поехала в департамент жилья вставать в очередь на получение квартиры, а там инвалиды и участники Великой Отечественной войны стоят лет по 20. Тогда мы с мужем решили, что будем рассчитывать только на себя. Купили взамен проданного в Таразе участка другой – на окраине Алматы, и стали строиться. Слава богу, планируем в этом году до лета переехать в свой дом – большой, удобный и красивый. А пока четвертый год живем в доме друзей. Они откликнулись на мое объявление в “Фейсбуке”, когда нас выгоняли из подвала за неуплату в 2015 году.

Неправильная мама

– Вам часто приходится слышать упреки в том, что, не имея постоянной работы, жилья, вы рожали детей одного за другим?

– “Пять моментов счастья” называю я рождение своих детей. Двое старших у нас с мужем запланированные. Мы с ним всегда хотели иметь много детей, но договорились, что вначале построим дом, а потом уже подумаем о рождении других детей. И когда я неожиданно забеременела третьей дочкой, то решила пойти на аборт. Когда сидела в очереди в больнице, то мне стало страшно: женщины, словно к стоматологу, пришли: удалили ребенка и пошли дальше. А тут еще врач вышел к нам: “Бессовестные вы, женщины! Сегодня День защиты детей, а вы пришли их убивать”. Вот так и родилась моя Аружан.

В 2006-м, когда заболела мама, я опять забеременела. Тогда я почему-то внушила себе, что мама выживет, если у меня родится еще один ребенок. А где четвертый, там и пятый.

Сейчас я скажу вещь, из-за которой меня, наверное, многие возненавидят. Когда сгорели пять девочек из одной семьи, я была как раз в Астане и видела времянку, где они жили. Пишут, что 30 квадратов, но я занимаюсь уборкой квартир и на глаз могу просчитать любое помещение до сантиметра. Комнатка – три на четыре метра от силы. Я всё понимаю – бедность, денег лишних нет, но сейчас ведь не война. Можно как-то заработать, чтобы растить детей в нормальных условиях. Не знаю, как в Астане, но в Алматы работы много. Не хватает уборщиц, электриков, сантехников, плотников… Просто многие считают, что стыдно заниматься этим, у нас же все хотят быть начальниками, и чтобы денег – много и сразу.

В моей жизни всякое бывало, но я никогда не позволяла, чтобы мои дети жили в голоде и холоде в одной комнате. Ждать, когда государство даст жилье, еду и прочее, – это не мое. Будь по-другому, дом, работая уборщицей, никогда не построила бы.

– Вопрос к вам, как к специалисту по чистоте и многодетной маме, пережившей нужду: почему бедность и грязь часто шагают рука об руку?

– Из-за пофигистического отношения к жизни. Через меня прошло очень много многодетных мам, ищущих работу. Они все разные. Костяк пашет – ради детей. Но есть и ленивые, и с психологией иждивенцев. Перед тем, как брать женщину на работу, я еду к ней домой, чтобы посмотреть, как она живет. Помню, у одной из них – ужас, что творилось в доме! Когда она поняла, что, скорее всего, откажу ей, заплакала, стала оправдываться. Я ее отчасти понимаю: многие перестают следить и за собой, и за домом от безысходности и финансовой нестабильности. Но самое страшное, когда такую женщину не отпускает прошлое. Одна наша сотрудница осталась без хорошей работы из-за принесенных из бедного несчастного детства зависти и излишнего злого любопытства. Я рекомендовала ее домработницей в одну хорошую семью, а через неделю ее, быструю и щепетильную в работе, уволили. Хозяйка сказала, что домработница слишком любопытна, хотя качество работы у нее идеальное.

Почему я своих детей тоже беру на уборки? Чтобы у них была мотивация – жить так же хорошо.

И неправда, что у всех богатых добро нажито нечестным трудом. У нас немало клиентов, выходцев, между прочим, из многодетных семей, которые сделали себя сами.

А ту женщину, что встретила меня в грязном жилье, я все-таки взяла на работу. Не смогла бросить в беде. Месяца через два она пригласила меня на день рождения дочери. Все было очень чисто, на столе стоял букет сирени, а из кухни доносились вкусные запахи. Вот так стабильность действует на нас, женщин. Как маленькие герои Казахстана живут на окраине Алматы в сложных условиях

Или вот недавно прошла информация о многодетной матери из Алматы, которой государство выделило трехкомнатную, полностью обставленную квартиру, а через год у нее отключили воду и свет за неуплату коммунальных услуг. Ну вот как можно задолжать за коммуналку? Ведь в крайнем случае можно было развесить по подъездам объявления о том, что занимается уборкой за минимальную цену. Когда человек бегает в поисках работы, к нему люди тянутся.

Сейчас этой женщине сердобольные люди, наверное, снова несут деньги, а дети это видят, и они тоже будут расти с таким же иждивенческим настроем.

Поэтому мамам, чтобы их дети росли счастливыми, надо дать удочку, то есть субсидии на открытие бизнеса. Бесплатные квартиры проблемы многодетных семей не решат. И закрытие кредитов, взятых на покупку соток и телевизоров, – тоже. Воровство начинается именно с таких вот понтов (боже мой, столько ненавидящих взглядов я ощутила на себе, когда сказала об этом на встрече с акимом Алматы в конце февраля).

…Мои знакомые называют меня неправильной мамой. Своим детям я говорю, что они могут заниматься чем угодно, одеваться как угодно, – лишь бы мозги оставались на месте, и мне не было стыдно за них. И когда старшие сын и дочь решили вместо того, чтобы поступать в вузы, найти себе профессию после 9-го класса, и слова не сказала. “Мама, выделите мне 140 тысяч на учебу, – попросил сын. – Я хочу заниматься ремонтом сотовых телефонов”. Дочь выходит на уборки со мной с 12 лет. “Вы сильно устаете”, – сказала она, напрашиваясь со мной на работу. Сейчас ей 17, решила стать визажистом, пошла учиться в академию Адель Ардашировой. Обучение там дорогое, но Адель, изучив мою страничку в “Фейсбуке”, взяла мою девочку к себе бесплатно. Поэтому я и говорю всегда: если человек сильно хочет достичь чего-то, сама Вселенная поворачивается к нему лицом.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров