Опубликовано: 830

Рай для мазохиста

Рай для мазохиста

Регулярные избиения для профилактики, один сосуд для умывания здоровых и ВИЧ-инфицированных, отсутствие медицинской помощи и другие виды изощренного насилия. В международный день в поддержку жертв пыток бывшие заключенные и правозащитники рассказали о том, как живется в казахстанских тюрьмах.

Страна ГУЛАГ

Правозащитники бьют тревогу: в стране стремительно растет количество случаев пыток. Если за прошлый год официальная статистика зафиксировала 84 случая физического воздействия на осужденных и подозреваемых, то только за 5 месяцев текущего года аналогичных фактов зарегистрировано 96. Чтобы привлечь внимание к проблеме, правозащитники собрали жертв пыток и их родственников, а также представителей власти на пресс-конференции в Астане.

– Пытки стали для нас определенной нормой. Мы страна пыток, давайте это уже признаем. Люди боятся и оговаривают себя, потому что все знают, что если тебя задержали, то будут подвергать пыткам. Мы стали суверенным государством, но остались страной ГУЛАГ, – с горечью восклицает адвокат Айман УМАРОВА.

Она уверяет, что к ней ежедневно поступают жалобы о физическом и моральном давлении от заключенных. Одного били так сильно, что врачам потом пришлось зашивать ягодицы.

– Как вообще можно было так бить? Это что надо делать? – недоумевает адвокат.

Практически сразу же после Айман Умаровой берет слово председатель общественно-наблюдательной комиссии Жамбылской области Габит АЙТЕНОВ. И подробно описывает “профилактически-воспи­тательную” методику, популярную в колониях региона:

– Группа сотрудников хватает осужденного за конечности и растягивает на полу, не давая возможности двигаться, стягивают штаны с ягодиц и начинает наносить удары резиновой дубинкой по ягодицам. При этом во многих случаях голова осужденного крепко фиксируется к полу, чтобы он не мог видеть, кто конкретно наносит удары. При этом они часто требуют, чтобы он просил прощения у сотрудников учреждения или всячески обзывал себя нецензурными словами.

По словам мужчины, фотографии избитых заключенных, свидетельские показания и заявление от общественной организации он направлял в областную прокуратуру, но там им не было уделено должного внимания. Сейчас Габит Айтенов намерен добиваться правды уже в Генеральной прокуратуре. 106 дней одиночества. Известный казахский политик рассказал об ужасах кыргызской тюрьмы

Круговая порука

Правозащитники фиксируют учащение пыток по всей стране. И также повсеместно – попытки замять ситуацию со стороны госорганов.

– Прежде всего, я считаю, что причина плачевной ситуации с пытками в закрытых учреждениях это отсутствие принципиальной позиции государственных органов: прокуратуры, МВД, КУИС и Национального превентивного механизма, с созданием которого мы связывали очень большие надежды. В 2014 году началось перекрашивание зон. И первый отчет НПМ Уполномоченному по правам человека из Павлодарской области пошел с жалобами, с фотографиями более чем 30 заключенных, которые показывали повреждения на своем теле. Но никаких мер не было принято и буквально через неделю все эти осужденные отказались от своих жалоб. О чем это говорит? О том, что на них было оказано давление со стороны администрации при попустительстве Генеральной прокуратуры, – говорит адвокат из Павлодара Светлана КОВЛЯГИНА.

Среди правозащитников она – живая легенда: первый человек, которому удалось добиться разрешения на посещение СИЗО, адвокат, более 20 лет кряду решающая проблемы зеков системно.

Вот и нынешняя ситуация, по мнению Светланы Ковлягиной, требует системного подхода. В первую очередь – вывода медиков колоний из системы МВД.

Пока фельдшеры тюрем зависят от полицейского начальства, они так и будут скрывать факты пыток и смотреть на избиения сквозь пальцы.

Солидарна с ней и депутат мажилиса РК Ирина СМИРНОВА.

– Государство на содержание заключенных выделяет огромные средства, казалось бы, должны быть созданы все условия для того, чтобы помочь тому, кто заблудился и оказался в тяжелой жизненной ситуации. Но эта система не работает. Нужно отдавать всю тюремную систему в другое ведомство. Не может быть так, что тот, кто принимает решение о наказании, исполняет потом это наказание. Ему просто невыгодно выносить сор из избы, и создается вот такая абсурдная и безобразная ситуация, которую мы видим сегодня, – говорит она.

Куда надо передать КУИС – вопрос пока еще открытый, но Ирина Смирнова уверена, что должно быть четкое деление между несколькими ведомствами: одно отвечает за поимку, другое – за содержание заключенных и третье следит за порядком в тюрьмах.

50 оттенков серого по-казахстански

В то же время представители пенитенциарной системы уверены, что медленно, но верно ситуация с ликвидацией физического давления в тюрьмах улучшается. И в КУИС статистика по пыткам совсем другая.

– Все обращения, поступающие устно или письменно, в обязательном порядке регистрируются правоохранительными органами и по ним принимаются процессуальные решения. И если перейти к статистике, хотелось бы сказать, что проводимая МВД работа дает определенные плоды: в 2016 году было много прецедентов, немало сотрудников ОВД были осуждены за пытки, порядка 6 уголовных дел было расследовано, в 2017 году нами зафиксировано всего 2 таких факта, – говорит заместитель председателя КУИС МВД РК Бекболат ТУРЕМУРАТОВ.

Чтобы доказать, что цифры МВД, мягко говоря, не соответствуют действительности, присутствующие на пресс-конференции родственники осужденных и освободившиеся из мест лишения свободы граждане стали рассказывать свои истории, не стесняясь называть фамилии конкретных персонажей.

Трое сотрудников применяли в отношении меня пытки. Женщины, которые там еще сидят, около 50 человек, могут подтвердить мои слова. Но от Генпрокуратуры пришла только отписка, что они передали мое заявление в прокуратуру СКО, – вспоминает бывшая заключенная Юлия ОНУФРИЕЦ.

Инвалид Жасулан СУЛЕЙМЕНОВ – один из тех, кто доказал через Комитет по правам человека ООН, что его пытали. Но должного обращения не может добиться до сих пор.

– Я инвалид-колясочник, но меня не ставят в очередь на жилье, я вынужден постоянно спускаться со второго этажа дома без пандуса. И когда я об этом говорю, надо мной еще и смеются: "А что тебе делать на улице", – рассказывает он.

Сына Анар КУСАИНОВОЙ, как уверяет женщина, сделали инвалидом в тюрьме.

Абсолютно здоровый парень, отличник образования сразу после задержания был жестоко избит. Более двух месяцев его мать добивалась только лишь регистрации заявления о пытках. А потом, когда оно было зарегистрировано, следователи и суд не увидели на теле повреждений. Дело было закрыто, а парня потом избили уже в колонии. Со мной в камере сидели законченные наркоманы - Кулекеев рассказал, как отбывал тюремный срок

– Я долгих семь месяцев добивалась только медицинского обследования. Как выяснилось на обследовании, у моего сына не только повреждены все отделы позвоночника, но и диагностирована микроаденома гипофиза головного мозга, – вспоминает Анар Кусаинова.

При этом, по словам женщины, прокурор, который волокитил ее заявления, из собственного кармана оплачивал поддельное заключение МРТ: снимок абсолютно здорового человека с исправленной фамилией.

Кроме физического давления в тюрьмах есть и моральные пытки. Так, в туалет заключенным утром разрешается сходить только после зарядки, а для личных нужд на отряд выделяется всего одна баклажка воды, которой вынуждены пользоваться и здоровые осужденные, и страдающие венерическими заболеваниями и ВИЧ. Каким образом все это способствует исправлению заключенного – не может понять ни один правозащитник.

Ворон ворону глаз не выклюет?

Правозащитники не скрывают: вся правоохранительная система сейчас работает на то, чтобы замолчать пытки.

– Вместо того чтобы проводить следствие, создана группа прекращения. Создана группа следователей, которым поручают эти дела, связанные с пытками, и они проводят целенаправленную работу по прекращению этих дел и выгораживанию сотрудников МВД, прокуратуры, КНБ, – рассказывает о том, как обстоит дело в столице адвокат Аманжол МУХАММЕДЬЯРОВ.

Но проблема достигла уже таких масштабов, что замолчать ее не получается.

96 зарегистрированных случаев физического насилия за 5 месяцев этого года – очень много, а сколько еще неучтенных фактов?

По информации PRI, за 10 лет в ЕРДР зарегистрировано 500 случаев пыток. В судебные органы направлено 109 дел. В отношении 148 сотрудников приняты решения, из них осуждены 133 сотрудника, прекращено дел в отношении 4 сотрудников и 11 лиц оправданы. Вместе с тем по 2 026 заявлениям дела прекращены, еще по 72 сорваны сроки досудебного расследования. Серик Буркитбаев: Два года сидел в подвале главного СИЗО КНБ

В качестве консенсуса представитель департамента собственной безопасности МВД РК предложил установить в бараках и на территории колоний камеры видеонаблюдения.

Вот только сами жертвы пыток в эту идею не верят: СИЗО уже оснастили камерами, однако, когда возникают спорные ситуации, выясняется, что видео куда-то пропало: то сбои на сервере происходят, то именно в тот день видеокамера была сломана.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи