Опубликовано: 1400

Рабы и рабыни наших дней: как не стать жертвой трудовой и сексуальной эксплуатации

Рабы и рабыни наших дней: как не стать жертвой трудовой и сексуальной эксплуатации

Притон со специализацией на оральных секс-услугах накрыли полицейские в Астане в прошлом году. Среди обнаруженных в квартире восьми секс-рабынь была одна несовершеннолетняя гражданка Казахстана, которая за шесть месяцев до этого в очередной раз сбежала из дома.

Продам себя

Об этой истории “КАРАВАНУ” рассказала руководитель частного фонда “Корғау-Астана” Анна РЫЛЬ, с которой мы встретились на аукционе по продаже новорожденных и взрослых, а также органов. Нет, не пугайтесь, это был флешмоб в оживленных точках Астаны (на вокзалах и в ТРЦ), приуроченный к Международному дню борьбы с торговлей людьми.

– Мы проводим подобные акции ежегодно – привлекаем внимание к проблемам работорговли, трудовой и сексуальной эксплуатации, незаконного донорства. Иногда такие вещи происходят по вине самих людей, их безалаберности – они понимают, что с ними может произойти нехорошая ситуация, но все равно соглашаются ехать за рубеж на непроверенную работу или на пастбища в Казахстане за якобы высокую зарплату. И даже не думают, что едут без денег, не понимают, как будут выбираться оттуда, не сообщают близким, куда направляются, – рассказывает Анна. Где в Казахстане процветает трудовое рабство

За один день акция собрала несколько сотен участников, организаторы раздали более 300 визиток с контактами центра поддержки фонда “Корғау-Астана” (“горячая линия” – 1409, телефон в Астане 8-717-230-60-73).

Организаторы подробно объясняли, что делать, чтобы не стать жертвой рабства, какие шаги предпринять, если вы все же попали в такую ситуацию.

Ищите помощи

– Люди пугались выставленных нами объявлений и задумывались над темой современного рабства. Брали буклеты, а на следующий день приходили к нам в офис и рассказывали свои истории неволи, – говорит Анна Рыль. – Если вы стали жертвой торговли, обратитесь в полицию, не стесняйтесь также найти организации (они есть в каждом городе), которые помогают жертвам трудовой, сексуальной эксплуатации. У нашего фонда, например, филиалы работают в Караганде, Кокшетау, Шымкенте, Таразе, Атырау.

Придите, попросите о помощи, вам выделят бесплатного юриста, психолога.

Благодаря минтруда и соцзащиты в каждом городе открыты приюты, где можно находиться до шести месяцев. Помимо социально-бытовых, юридических и психологических услуг там оказывают поддержку в трудоустройстве, чтобы человек вновь не попал к работорговцам.

Правозащитница говорит, что проблема эксплуатации особенно актуальна для вчерашних выпускников детских домов.

– Не имея жизненного опыта, молодые люди покупаются на “специальные” предложения, на которые другой человек вряд ли откликнется. В целом с каждым годом число обратившихся за помощью жертв трудовой и иной эксплуатации растет. Казахстанцы устраиваются подсобными рабочими, строителями, рабочими на фермах, живут там же, где работают, не имеют ни выходных, ни зарплаты, ни даже возможности выйти за территорию хозяина. За неповиновение их избивают, люди лишаются зрения, становятся инвалидами.

– С начала этого года к нам уже обратились 70 человек – жертв трудовой эксплуатации. Много внутренних мигрантов из других городов и сел, приезжих из соседних стран. С последними еще одна проблема – когда они нарушают миграционное законодательство Казахстана, их просто депортируют, не особо разбираясь, что с ними произошло на нашей территории.

Я – хозяин, ты – никто

В июле в фонд “Корғау-Астана” обратился 36-летний Артем из Украины. На родине мужчина проживал с матерью и старшим братом. Каменщик, штукатур, электросварщик по образованию до приезда в РК неофициально работал по специальности.

В 2015 году Артем приехал с бригадой в РК для работы кабельщиком (перелет, загранпаспорт оплачивала компания).

– После 5 месяцев работы компания купила ему билет на родину, однако Артем не улетел. До сентября 2016 года подрабатывал в разных местах. Потом подал объявление на сайт о поиске работы. Через какое-то время ему позвонил мужчина, предложил работу каменщиком. Обещал за работу (2–3 месяца) заплатить 800 долларов, а также продлить срок регистрации в РК, для чего забрал паспорт.

Серик, так его назовем, отвез Артема в пригород Астаны, поселил во времянке на территории частного дома. Полгода ему обещали расплатиться по окончании работы.

Однако каждый раз находилось что-то новое. Весной 2017 года Артем начал требовать свой паспорт и заработок, Серик избил его… – рассказывает Анна Рыль.

Раз в месяц невольнику разрешали звонить маме на родину, узнав, что у нее проблемы со здоровьем, мужчина решился на побег.

Ночью собрал вещи, дошел до трассы, начал ловить попутку до Астаны, потом оказался в центре временного проживания и реабилитации жертв торговли людьми “Комек” при фонде “Корғау-Астана”.

Остаются безнаказанными

Другая тенденция: казахстанцы стали активно выезжать на работу за границу, особенно из южных регионов страны – Шымкента, Тараза, Туркестанской области.

Мужчина из ЮКО выехал в Корею, изначально согласившись на нелегальную работу. В итоге он не только попал в трудовую кабалу, но и длительное время не мог вернуться на родину. Да еще серьезно заболел там. С нами связались родственники, по возвращении в Казахстан мужчина написал заявление в полицию, – делится еще одной историей Анна Рыль.

Острой проблемой является то, что вопрос трудовой эксплуатации недостаточно освещен в законодательном плане, продолжает собеседница “КАРАВАНА”.

– Если вопрос по сексуальной эксплуатации отработан и привлечь виновника за организацию притона, сводничество, вовлечение в занятие проституцией можно благодаря хорошо работающим статьям, то всё, что касается трудовой, скатывается к самоуправству (ст. 389 Уголовного кодекса РК), которое не подразумевает сурового наказания (за исключением особых случаев, которые предполагают лишение свободы). Людей удерживают (ст. 126 УК РК “Незаконное лишение свободы”), забирают документы, вешают долговую кабалу. Есть и ст. 128 (“Торговля людьми”), она в том числе подразумевает вербовку человека (наказание – от 3 до 10 лет лишения свободы. – Прим. авт.), но фактически таких дел нет, – констатирует правозащитница.

На те же грабли

Еще одна история современной рабыни, 57-летней Татьяны, могла бы лечь в основу драмы. Уроженка Киргизской ССР в 60-х годах с родителями переехала в Карагандинскую область РК. После расставания с супругом женщина впала в депрессию, начала злоупотреблять алкоголем. Сдавала металлолом, который собирала на улицах.

В 2003 году домой к Татьяне приехал незнакомый мужчина, предложивший работу дояркой в одном из аулов.

– Месяц этот мужчина ездил, обещал восстановить документы, которые исчезли во время ограбления квартиры. В итоге Татьяна согласилась, проработала больше года, жила во времянке.

Хозяин был грубый, иногда бил. Обещал оплатить ее работу, когда та захочет уйти. Однако, когда женщина решила уехать, за все время работы ей дали только 2 тысячи тенге на проезд. Жуткие откровения иностранца, проведшего в трудовом рабстве в Казахстане 11 лет

Приехав домой в Сатпаев, женщина узнала, что ее квартира опечатана, там уже другой собственник. Татьяна поселилась у знакомой, к ней вновь приехал незнакомый мужчина, который также предложил работу в ауле дояркой. И снова она согласилась, – рассказывает Анна Рыль.

Хозяин тоже пообещал восстановить документы, платить зарплату. Но за год работы ни разу не заплатил, выходных не было, иногда за неповиновение били. Женщину отпустили с фермы, когда она сильно заболела, отвезли и оставили ее в Сатпаеве.

– Из-за отсутствия документов ее не приняли ни в одну больницу. Попала в психиатрическую клинику, а после выписки пошла к знакомой. В конце концов она опять оказалась... в ауле, где произошла такая же ситуация, как и ранее, – говорит Анна об очередной жертве трудовой эксплуатации.

Девочка в притоне

Для женщин помимо трудового рабства остается высокий риск и сексуальной эксплуатации.

– На этой неделе в Сарыаркинский РОВД Астаны пришла девушка – жертва секс-рабства, и написала заявление. Из неволи ее освободили полицейские. Но иногда люди предпочитают не писать заявления – в момент освобождения благодарят, но впоследствии боятся реакции семьи, родителей, детей и предпочитают молчать. В итоге многие эксплуататоры не привлекаются к ответственности, – говорит Анна Рыль.

Глава фонда “Корғау-Астана” поведала нам историю, как они работали с семьей девочки с девиантным поведением.

– Когда мы предложили маме отправить дочь в спецшколу, она отказалась, мол, сама справлюсь. Мама непьющая, просто мягкая была. Потом ребенок пропал. А через 6 месяцев полиция на транспорте арестовала сутенеров, за которыми следила несколько месяцев.

В трехкомнатной квартире дельцы организовали притон: 8 девушек (шесть гражданок Казахстана и две – из Узбекистана) оказывали услуги орального секса. Среди них оказалась и пропавшая девочка-подросток.

Поставленный на конвейер бизнес ежемесячно приносил доход в 3 миллиона тенге, – рассказывает Анна Рыль. И тут же приводит историю с другой проблемной девочкой: – Мы также работали с ее семьей, после спецшколы она поступила на прикладную математику в Тюмень, на грант. Именно правильная работа с социально уязвимыми семьями приносит плоды. ТОП-5 казахстанок, которым удалось сбежать из сексуального рабства за рубежом

А вкупе с сознательностью самих людей, которым следует помнить, что цена безответственности за себя и близких бывает слишком высока, хочется надеяться, что современных рабов – трудовых, сексуальных – в стране и за ее пределами станет меньше.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи