Опубликовано: 1900

Привычка помогать: как откликаются на просьбы о помощи от казахстанцев в разных странах мира

Привычка помогать: как откликаются на просьбы о помощи от казахстанцев в разных странах мира Фото - Денис ПЕРЕХОД

Что ни день, у нас собирают деньги на что-нибудь – на лечение, на покупку дома, на продукты, на обучение и т. д. С чем это связано? С вопиющей бедностью или же это пережиток советских времен, когда бесплатные социальные блага сопровождали человека начиная от детского сада?

Что остается делать, когда их не стало? Видимо, только просить.

Просят все!

Один известный журналист, рассуждая на эту непопулярную тему, на днях признался:

– Я впал в состояние шока на похоронах знакомого. “Немного”, – цинично заявил казначей, пересчитав деньги и убедившись, что сами похороны-то окупились, но вот прибыль не принесли.

Возможно, это грубое слово, но другого не придумаешь, – у нас общество попрошаек. Выпрашивают деньги, квартиры, должности и т. д. Делается это безо всякого стеснения и оглядки.

У меня глаза на лоб полезли, когда недавно прочитал в “Фейсбуке” обращение одного нехилого начальника. Он просил у людей денег на лечение жены, дай ей бог здоровья.

Вспоминается еще коллега, у которого рука опережала сознание. Тело жены, умершей от тяжелой болезни, еще не остыло, а он уже накропал некролог и вместо того, чтобы заниматься похоронными делами, разнес его по редакциям. Выходит, у нас и горе на виду. Это, кажется, называется “Всё на продажу”.

Моя жена недавно лежала в больнице. Она рассказывала, что, когда врач делал обход, одна из пожилых пациенток, простая женщина из деревни, стала вдруг интересоваться продвижением электронной очереди на квотную операцию. Доктор, ничтоже сумнящеся, сделал вид, что в состоянии продвинуть очередь. Торги за услугу начались со 100 тысяч тенге, остановились на 50.

… Наши эскулапы ныне ничем не брезгуют. А почему?Потому что уличить в вымогательстве трудно, а у врачей совершенно нищенские зарплаты, и они готовы идти на всё.

И даже если ее поднимут, попрошайничество не вытравливается просто так. И, боюсь, у нас оно и не вытравится никогда.

А как у них?

История из Канады…

– По большому счету, это очень сложный вопрос, – говорит живущая сейчас в Канаде бывшая алматинская журналистка Гюльнара НУРПЕИСОВА. – Одни просят о помощи, надеясь получить шанс на жизнь, другие пользуются сердобольностью людей. "Собирают деньги для скончавшейся девочки" - вся правда о волонтерах в Алматы

Когда я жила еще в Казахстане, писала о девочке – дочери коллеги мужа, которая заболела лейкемией. Народ откликнулся: пустили шапку по кругу и всем миром (предприятия перечисляли однодневную зарплату) собрали такие деньги, что семья смогла пролечить ребенка в Германии. Я уже работала в Алматы, когда одна районная газета попросила сделать еще один материал о спасенной девочке.

Я пришла – и обалдела! Теперь это была уже крутая-крутая по меркам небольшого города семья. Мама девочки, хотя и говорила дежурные слова (“Если бы не вы, если бы не публикация…”.), но смотрела на меня снисходительно – как на голь перекатную, которой даже не стоит предлагать чаю.

Это мое личное мнение, я ведь их счета не проверяла, и народ тоже в то время отчетов не требовал, но предполагаю, что денег было собрано столько, что хватило и на раскрутку бизнеса, и на строительство трехуровневого особняка.

И сейчас тоже наши люди не стесняются просить денег. Ради этого и приврать могут иногда. К примеру, недавно позвонила одна моя знакомая из Казахстана. С ходу пожаловалась: ее подставили, зарплату удержали за два месяца. И попросила занять тысячу долларов, но у меня этих денег не было. У мужа просить не стала, с нами живет моя мама, спонсорство над которой он полностью взял на себя. Он здесь считается специалистом высокого класса (переквалифицировался из физика в механика), но деньги в Канаде достаются очень нелегко. Приходится ведь думать и о завтрашнем дне тоже. Откладывать, например, на пенсию. Государственная, конечно, будет, но она будет настолько крошечной, что ее хватит разве что на очень скудную жизнь.

Так вот, что касается знакомой из Казахстана. Наша общая подруга, услышав историю о подставе на работе и удержанной зарплате, рассмеялась. Ничего подобного не было (!).

В Канаде тоже всякое бывает. У меня недавно произошел конфликт с достаточно близкими нашей семье людьми. Наташа и Игорь, эмигранты из Украины, своих детей-близняшек рожали в Израиле. Мальчик родился здоровым, а вот девочке занесли в больнице инфекцию – золотистый стафилококк. Сейчас Ане 8 лет. Она косит, заикается, находится на домашнем обучении. В Канаде ей ставили разные диагнозы, но никакого улучшения от лечения не было. Ее гениально сумасшедшая мама не отступила перед ситуацией: она вступила в переписку с мировыми светилами – специалистами по этой болезни. В итоге нашла частную клинику в столице США – в Вашингтоне, где лечение, естественно, стоит больших денег.

Здесь есть специальный русскоязычный сайт, где люди, размещая свою историю, просят помощи. Однако на обращение родителей Ани мало кто откликнулся: в нашем сообществе знают, что у семьи есть два дома, один из которых они сдают в аренду.

Отец девочки признался одному из знакомых, что просить очень тяжело. Тем не менее он не стал жертвовать вторым домом ради здоровья дочери.

Недавно при встрече Наташа отчитала меня очень жестко за всех наших общих друзей, которые, как и я, не выкроили для Ани “какие-то сто долларов” из своего бюджета. Как мать, я ее понимаю. Ей не до чужих свадеб (у нас дочь вышла замуж, и мы сильно потратились), но для меня, признаюсь, сто долларов – это серьезные деньги. Пожертвовав их, я очень сильно урежу продуктовую корзину своей семьи.

Канадскую медицину ругать и ругать, но когда касается тяжелых заболеваний, на это здесь не надо собирать деньги. Если требуется операция, ее сделают быстро, качественно и бесплатно.

Среди русскоязычных ходит такой прикол: от простуды и гриппа в Канаде не вылечат, но умереть от тяжелой болезни не дадут.

Почему у Наташи и Игоря в случае с их дочерью возникла такая ситуация? Потому что многие люди, даже близкие друзья, сказали, что они наверняка накручивают ситуацию. Местные врачи, которым она не доверяет, на самом деле сделали всё, что могли.

В этой стране вообще люди очень отзывчивые. Мне вспоминается история, связанная с беременной женщиной, которая поехала отдыхать на Гавайи. Перелет, другой климат, жара – и у нее случились преждевременные роды. Ребенка американские врачи выходили, но его родителям, гражданам Канады, выставили счет на миллион долларов. Они обратились в свою страховую компанию. Там отказали, сославшись на то, что перелет на большом сроке беременности – это личная ответственность человека. Что тут поднялось! Люди, встречаясь друг с другом на улицах, в магазинах и других общественных местах, негодовали и возмущались. Не знаю, чем история закончилась, но предполагаю, что страховая компания под давлением общественности все-таки выплатила эти деньги.

Когда сгорел городок Форт МакМеррей, где добывают нефть, всем погорельцам, пока они не работали, помогали частные фонды, а страховой фонд выплатил сумму, эквивалентную зарплате. Среди них были и наши друзья, мы их звали пожить к себе, однако государство предоставило им бесплатное жилье.

То есть в этой стране думают о том, чтобы у человека в случае форс-мажора не поплыла почва под ногами. При этом перекладывать ответственность за себя на кого-то не принято. Считается, к примеру, дурным тоном, когда дети долго живут с родителями.

Мой муж застраховал свою жизнь на полмиллиона долларов. Если с ним что-то случится (а он основной добытчик в семье), этих денег хватит, чтобы погасить кредит за дом и как-то жить дальше. Как мошенники наживаются на больных детях в Казахстане

Даже то, что я купила в кредит два места на кладбище, – из той же серии. Я это сделала, чтобы мои дети не отрывали от себя и своих детей, или по крайней мере не несли сумасшедшие расходы, потому что хоронить человека в Канаде стоит очень дорого.

… Из Австралии…

Экс-казахстанка Магиш ШЕГЕБАЕВА живет в Австралии 18 лет. За это время, по ее словам, она только дважды видела обращение за материальной помощью.

– Первый раз – когда мама трехлетнего малыша, которому, по прогнозам врачей, оставалось жить две недели, обратилась к друзьям в социальных сетях и в школе, где учились ее старшие дети, с просьбой помочь организовать праздник в большом парке для ее умирающего сына. Малыш улыбался при виде танцующих и поющих для него одного людей. Сейчас, когда я вижу эту женщину в нашей школе (там учатся и мои дети тоже), мне хочется плакать.

Второй пример по сбору денег связан с моей знакомой из Алматы, которая, как и я, вышла замуж за австралийца. Когда она заболела, ее сын обратился за материальной помощью к русскому сообществу. Скидывались – кто по 20, кто по 30 долларов, но мой муж (австралиец итальянского происхождения) и друг семьи, добрейший человек, англичанка тетя Триша, у которой дочь скончалась от аналогичного диагноза, так и не поняли – зачем. Ведь онкология в этой стране лечится абсолютно бесплатно.

... из Англии…

– Почему каждый день сотни мигрантов, рискуя жизнью, нелегально стараются проникнуть в Англию – на шлюпках и надувных лодках, в грузовиках? – задается вопросом студенческая подруга автора этих строк Татьяна ДЖОНС, вышедшая замуж за англичанина. – Первое: по закону, если беженец ступил на английскую землю, его обязаны принять. Второе: как только примут, предоставят жилье и социальное пособие. Заселились? Можно опять просить и получать: детское пособие, пособие по безработице и т. п. Они просят, получают и зовут за этим же своих ближних и дальних родственников. Детское пособие в Англии составляет 20,70 фунта в неделю за первого ребенка и 13,70 – за последующих. Последующих у мигрантов обычно хватает.

Уже в три года каждый английский ребенок знает, что в мире есть дети, которым повезло меньше, чем ему, у кого-то нет крыши над головой, кому-то не хватает. Этому их учат воспитатели, а родители показывают на практике: собирают для бедных деньги, одежду, игрушки, мебель.

Всюду проводится множество марафонов, велосипедных туров, фестивалей, цель которых – сбор средств на помощь нуждающимся. К примеру, наш семейный доктор Бесквик и его сын каждый год свой отпуск проводят на велосипеде – собирают средства на помощь людям из “Gloucester House” (решившим завязать наркоманам и алкоголикам).

Во всей стране открыты чарити шопы – благотворительные магазины, которые направляют всю выручку в различные фонды: по борьбе с заболеваниями, по поддержке медицинских исследований, по сбору одежды и игрушек для африканских стран, по защите животных. И работают эти фонды на честной основе, без утайки и без “крыш”.

...Из Японии

– В Японии не бывает такого, чтобы, не дай Аллах, заболел (например, онкология), и не на что было лечиться, – делится своим 13-летним опытом проживания в этой в стране казахстанец Абдыгали Али. – Кстати, здесь процент таких больных очень высок. Зная, что лечение будет дорогим, многие застраховываются именно от этой болезни и плюс рассчитывают на свои сбережения. Шымкентские собиратели денег добрались до Кызылорды

И какой бы тяжелой ни была ситуация, в Японии никому и в голову не придет обратиться в социальных сетях с призывом: а давайте соберем деньги и спасем человека.

Такому чудаку наверняка скажут: “Ты что – идиот? Ты где ходил до сих пор? Почему не откладывал, почему не застраховался от несчастного случая?”. Японцам вообще непонятно, как это люди могут ходить по миру с протянутой рукой.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров