Опубликовано: 2600

Постой, паровоз, или Как заработать на “черешневой свободе” Китая

Постой, паровоз, или Как заработать на “черешневой свободе” Китая

У стран Центральной Азии есть уникальная возможность сесть в поезд развития КНР, нужно лишь успеть заскочить в уходящий состав. В противном случае мы останемся стоять на перроне. Центр по изучению Китая (Казахстан) собрал экспертов на международную конференцию в Нур-Султане.

Цивилизация, которая прикидывается страной

Специалист по КНР, директор Центра прикладной политологии и международных исследований Айдар АМРЕБАЕВ привел слова коллеги о том, что Китай – это цивилизация, которая прикидывается страной.

– Эта страна – многоликая, многоуровневая, и Казахстану как соседу Китая предоставляются большие возможности влиться в русло синергии развития. Сможем ли мы заскочить на подножку уходящего поезда или будем стоять на перроне, глядя ему вслед? – задался он вопросом. – Чем Казахстан будет заполнять транспортные коридоры в рамках проекта “Один пояс – один путь”? Будем ли мы наблюдать, как мимо нас проносятся поезда, или станем активно участвовать в добавленной стоимости той продукции, которую Китай везет в Западную Европу, Россию и другие страны?

Имеют наши фобии в отношении Поднебесной основание или же это идеологемы, которые сбрасываются конкурирующими с КНР странами? Один из таких моментов – долговая ловушка.

По нашим данным, с момента обретения Казахстаном независимости Китай инвестировал в республику около 20 миллиардов долларов. По данным Пекина, этот показатель составляет 40–50 миллиардов долларов. В структуре китайских инвестиций превалируют прямые вложения – около 60 процентов, что выгодно отличает Казахстан от других стран ЦА. Остальные виды инвестиций (межфирменные задолженности, долги, гарантированные государством) имеют незначительную долю.

Айдар Амребаев отмечает: если статистика КНР учитывает данные по заключенным инвестконтрактам, то казахстанская сторона – по фактическим поступ­лениям средств.

– В СМИ одни данные публикуются, а данные по реальному поступлению, по учету, который ведет Нацбанк РК, – другие, отсюда много досужих, непрофессиональных рассуждений на тему, что мы оказываемся в китайской кабале. Стоит ли бояться Китай: взгляд россиянина и казахстанца

Также стоит вопрос эффективного использования инвестиций. Менеджментом таких проектов занимаются квазигосструктуры, не всегда думающие о реальной прагматике, о рыночной стоимости этих инвестиций. Тема нуждается в открытом общественном контроле, поскольку закрытость инвестконтрактов порождает массу слухов, – заметил эксперт по КНР.

Не мы ему, а он нужен нам

Синолог, эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента – Елбасы Антон БУГАЕНКО в разговоре с “КАРАВАНОМ” выразил уверенность: Казахстану необходимо наращивать работу с КНР с точки зрения увеличения количества рентабельных проектов, заточенных на наш рынок, на нашу экономику и использовать наши стратегические преимущества.

– В этом смысле проекты в сфере металлургии имеют большое значение, потому что в Китай, кроме энергоресурсов, мы экспортируем металл. А сегодня это чаще всего руда. Необходимо создание предприятий по более глубокой переработке, выпуску более дорогой продукции, и, наконец, встраивание Казахстана и стран ЦА в русло международного разделения труда, что крайне важно в современном мире – мы не должны быть периферией, – говорит он.

Антон БУГАЕНКО

Антон БУГАЕНКО

По мнению специалиста, Казахстан не может обойтись без китайских инвестиций в модернизацию промышленности, инфраструктуры.

– КНР готов предоставить нам это дешевле, чем другие страны. И в первую очередь нам нужно наращивать экспорт металлов: если цены на нефть волатильны, то на металл более-менее постоянны. В той же энергетике возможна “зеленая” революция, а металлы будут нужны всегда и любой экономике, – подчеркнул Антон Бугаенко.

Также эксперт акцентировал внимание на том, что Казахстан и в целом регион интересен Китаю больше в качестве оплота стабильности.

– Поднебесную меньше интересует прибыль, эксплуатация ресурсов. Так, КНР импортирует всего 1,3 процента нефти из ЦА. Ее торговля с регионом – менее 1 процента от общего товаро­оборота. Одна Россия торгует с КНР больше, чем вся ЦА (около 1,5 процента). Так что и с этих позиций не мы нужны Китаю, а скорее он нужен нам, – подытожил синолог.

Миссия выполнима

Политолог Марат ШИБУТОВ согласен с коллегой:

– Экономически мы, мягко говоря, не очень интересны восточному соседу. Большая часть проектов из Китая в нашей стране, хотя и имеют бизнес-состав, но в основном несут гуманитарно-социальную миссию. Экономическая стабильность, поддержка правящих режимов, повышение занятости, увеличение промышленной переработки плюс собственные интересы по экспорту капитала – это больше политическая логика формирования пояса лояльных к Китаю стран, которые будут помогать ему чувствовать себя в безопасности и позволят сосредоточиться на более проблемных направлениях, – сказал эксперт, добавив, что только два товара – туркменский газ и казахстанский уран – составляют значимую долю в торговом обороте Китая с ЦА (на нашу страну приходится 80 процентов поставок урана в Поднебесную).

Марат Шибутов также представил анализ экономических трендов в казахстанско-китайских отношениях, выделив три этапа: металлический (до 2000 года), нефтегазовый (2000–2013 годы) и нынешний – формирование логистической и промышленной инфраструктуры.

– В Казахстане вырос железнодорожный транзит из Китая: когда-то показатель по нему был тысяча контейнеров, в прошлом году – 289 тысяч контейнеров. Это 43 процента от общего транзита через РК, то есть почти половина. Этот показатель влияет на тарифы, загрузку, на цены и билеты для людей. Дальше формируется строительство промышленных предприятий, которые потом записываются в 55 индустриальных проектов, – отметил политолог.

Сосед с огромным аппетитом

По оценке регионального директора Центрально-Азиатского института развития (Узбекистан) Фарруха ИРНАЗАРОВА, страны региона пока не используют в полной мере потенциал сотрудничества с Поднебесной.

– В контексте эскалации торговых войн Поднебесной с США у сельхозтоваропроизводителей ЦА есть все шансы занять нишу поставщиков плодоовощной продукции. Рассмотрим ситуацию на примере сельского хозяйства.

Я задаю вопрос узбекским предпринимателям: “Как вы вышли на экспорт продукции в, условно, Челябинск?”. Отвечают: “Друг моего брата знает того, кому мы привозим наш товар”.

В Китае таких каналов просто нет, что приводит к тому, что 80 процентов экспорта плодоовощной продукции из Узбекистана уходит в Россию. И это очень странно, ведь рядом Китай с огромными аппетитами, – сказал эксперт.

Фаррух ИРНАЗАРОВ

Фаррух ИРНАЗАРОВ

Узбекское правительство пытается решить вопрос, укреп­ляя всю цепочку добавленной стоимости и давая возможность отечественным экспортерам выйти на китайский рынок.

– Но, как вы знаете, КНР внед­ряет импортные протоколы, существует определенная номенклатура экспортируемых товаров, которые проходят очень тщательный анализ и выборку. На сегодняшний день Узбекистан может экспортировать 5 видов товаров: черешню, дыни, мед, перец и маш. Сейчас идут переговоры по лимонам и винограду, – констатировал Ирназаров и продолжил: – В Китае есть понятие “черешневая свобода”.

Черешня для Поднебесной – это такой немного лакшери-продукт: если вы можете позволить себе купить ее, значит, вы в принципе хорошо живете.

Спрос на нее в КНР огромный, а Узбекистан входит в тройку мировых производителей этой культуры.

Учитывая, что Китай очень зависим от калифорнийской черешни, Узбекистан может запрыгнуть на этот поезд и оказаться в очень выгодной ситуации. Проблема в том, что не развиты логистические пути. Проект “Один пояс – один путь” должен помочь заполнить эту нишу. Но даже сейчас при всей наценке скоропортящаяся черешня, экспортируемая самолетом, остается конкурентоспособным продуктом, востребованным на рынке Китая и соседней Южной Кореи, – подчеркнул Фаррух Ирназаров.

Будем стоять или зарабатывать?

Также эксперт из Узбекистана, как и его казахстанские коллеги, остановился на вопросе транзита. Китайцы массово приезжают в Казахстан на "автодомах" благодаря Димашу Кудайбергену

– Это неизбежная часть в уравнении Китай – Центральная Азия. Необходимо понять, что мы хотим делать с транзитом – просто быть транзитным пунктом, встречать-провожать поезда или как-то монетизировать этот фактор. Будем ли мы создавать определенные условия, инфраструктурные решения для населенных пунктов, которые смогут заработать на путях пересечения? – поставил резонные вопросы глава Центрально-Азиатского института развития.

Тем временем именно Узбекистан становится для Поднебесной приоритетным партнером.

– КНР пообещала в рамках сотрудничества с Узбекистаном 17 миллиардов долларов инвестиций, и проекты уже реализуются. До этого Казахстан был единственным лидером в отношениях стран региона с Китаем.

В ноябре узбекское правительство ввело безвизовый режим для граждан КНР, мы ожидаем большой поток туристов из страны.

В целом и Узбекистану, и всему странам региона необходимо изучать Китай, понять, как работают китайские институты – формальные и неформальные, нужно искать партнеров и, конечно, учить китайский язык. И не стоит бояться экспансии – вместо этого нужно создавать собственное конкурентоспособное производство. А просто бояться и закрываться – это путь в никуда, – заключил эксперт.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи