Опубликовано: 16200

Полковник КНБ в запасе рассказал, за что посадили опального замминистра обороны

Полковник КНБ в запасе рассказал, за что посадили опального замминистра обороны Фото - Тахир САСЫКОВ

В прошлом номере “КАРАВАНА” вышло интервью с бывшим заместителем министра обороны РК, Кажимуратом МАЕРМАНОВЫМ (на фото). 67-летний генерал-лейтенант, разжалованный до рядового, отсидел 9 лет из назначенных ему судом 11.

Выйдя из тюрьмы, в разговоре с нашим военным корреспондентом Владимиром СЕВЕРНЫМ, он заявил, что оговорил себя под давлением, рассказал о методах работы следственных органов, о жизни за колючей проволокой, о том, что дважды пытался покончить жизнь самоубийством.

Комментарии к интервью экс-заместителя министра обороны РК Маерманова К.

“Экс-замминистра обороны Маерманов К. Н., отбыв срок наказания, в интервью газете “КАРАВАН” заявил, что непричастен к преступлениям, по которым был осужден, а свое признание дал под психологическим давлением и угроз после нахождения в так называемой “пресс-хате”. Что, помимо личного признания, основанием к его осуждению послужили сомнительные показания всего лишь двух свидетелей, которые также могли быть “выбиты” следствием.

Из его интервью получается, что уголовное дело выдумано на пустом месте, а “заслуженный” генерал пострадал из-за “зверств” отдельных сотрудников.

Я был в то время руководителем следственно-оперативной группы, ныне нахожусь на пенсии.

Основной статьей обвинения Маерманову было злоупотребление служебными полномочиями и превышение власти. По совокупности ему также были предъявлены обвинения: во взяточничестве, служебном подлоге и подделке документов (фиктивные акты о выполненных работах).

Не опускаясь до препирательств и эмоций, я бы хотел твердо сказать, чтобы читатели не были введены им в заблуждение. На самом деле, вина этого человека практически по всем статьям обвинения была полностью и неопровержимо доказана совокупностью фактических данных (вещественные доказательства, фиктивные документы, данные о телефонных переговорах и иных сведениях, результаты негласных следственных действий, изъятые денежные купюры (доллары США) – предметы взяток, заключения многочисленных технических, военно-уставных и иных экспертиз, показаниями нескольких сотен свидетелей и т. д.).

К слову, в качестве экспертов были привлечены несколько десятков специалистов, имеющих стаж работы от более 20 до более 40 лет в области военной техники, вооружения и инженерного дела, в числе которых был и один эксперт из Кызылординской области. Вопрос о качестве экспертиз и достаточности квалификации экспертов детально исследовался в суде и был признан допустимым и обоснованным.

Сложно представить, что всё это огромное количество доказательств и показаний можно будет подделать, подтасовать либо “выбить”. Тем более, при полученных образцах военной техники и вооружения, если эта техника новая, исправная – ездит и стреляет, т. е. выполняет обозначенные функции, то невозможно будет сказать, что эта техника непригодная и “халтура”.

Более того, до настоящего времени ни одно воинское подразделение и ни одно должностное лицо не согласились принимать ее себе на баланс и подписывать акты приемки. В этой связи под давлением Маерманова были составлены фиктивные акты приемок вооружения (изъяты и приобщены к делу, имеются показания офицеров, отказавшихся после обследования подписывать акты приемок, подписи некоторых были просто подделаны), которые были основанием для выплаты поставщикам огромных денежных сумм, в общей сумме более 14 миллиардов тенге.

Что касается самой военной техники и вооружения, то, согласно существующим стандартам СТ РК (В 1203-2002, СТ РК В 1206-2002 и др.), закупке и принятию на вооружение подлежат только серийные образцы вооружения и военной техники, уже принятые на вооружение в других странах. Решению же о модернизации вооружения предшествуют детально проработанные технические задания, со всевозможными расчетами и просчетами всех рисков. При этом проводятся научно-исследовательские, затем опытно-конструкторские работы, после чего в случае положительных результатов изготавливается один опытный образец-прототип, который тестируется во всевозможных боевых и климатических условиях в течение длительного времени. Только после всего этого, в случае успешных результатов, специальной правительственной комиссией принимается соответствующее решение.

Игнорировав все эти требования, Маерманов в документах, обосновывающих закуп военной техники (РСЗО) ввел в заблуждение свое руководство и других причастных лиц, указав, что эта техника якобы является самой передовой, не имеющей аналогов в мире.

Тогда как на момент заключения сделки не было даже образцов, прошедших испытания в соответствии с действующими стандартами РК. (В этом состоит главное отличие ситуации с Азербайджаном, который, в отличие от Казахстана, приобрел серийно выпускаемое оружие. В нашем же случае это были опытные образцы, не прошедшие предусмотренные военными стандартами различные испытания.)

Следует отметить, что Маерманов 15 сентября 2006 года сам незаконно подписал с поставщиками договор на указанное вооружение и военную технику, несмотря на то, что эта закупка не была предусмотрена Планом госзакупок на 2006 год и ему не были делегированы полномочия по его подписанию. В этой связи Министерством обороны действие данного договора было приостановлено как незаконное, не имеющее юридической силы, а сам Маерманов был привлечен к дисциплинарной ответственности.

Несмотря на все изложенные обстоятельства, Маермановым все-таки завершены данные незаконные сделки и иностранным поставщикам оплачены указанные суммы денег.

Необходимо отметить, что были закуплены под видом нового передового вооружения:

– якобы ракетной системы залпового огня (РСЗО) “Найза” – опытного образца техники, состоящей из шасси на базе автомобиля КамАЗ гражданского назначения и направляющих для выстрелов (“кассеты с ракетами”) уже имеющихся систем РСЗО;

– якобы самоходной гаубицы “Семсер”, также на базе гражданского КамАЗа и гаубицы Д-30.

– якобы самоходного миномета “Айбат”, на базе МТЛБ (многоцелевой тягач легкобронированный), 1970 года выпуска, т. е. практически металлолом) и миномета калибра 82 мм.

При этом вся эта техника и вооружение предоставлялись самим МО РК, а иностранными поставщиками выполнялись только работы по их монтажу (по на ходу придуманной схеме, без проведения каких-либо научных, опытных и конструкторских работ и испытаний).

Здесь уместно отметить, что работы по монтажу, к примеру, 1 миномета на 1 МТЛБ (которые предоставлялись самим Минобороны РК) оценивались в более чем 2 миллиона долларов США (для сравнения – 1 новый бронетранспортер стоит в 2–3 раза дешевле).

Также было установлено, что причиной лоббирования Маермановым указанной иностранной компании являлось то, что ее представителем выступал давний знакомый и сослуживец, ныне иностранный гражданин Б. Ш. Именно по просьбе последнего были незаконно заключены указанные сделки, в результате чего, по заключению Министерства обороны, государственному бюджету причинен особо крупный ущерб на общую сумму свыше 300 миллионов долларов США и существенно ослаблена боевая мощь Вооруженных Сил.

По мнению самих военнослужащих, на эту сумму в то время можно было приобрести значительное количество вооружения и военной техники.

В целом ход самого расследования был под постоянным и тщательным надзором Военной и Генеральной прокуратур. Все собранные доказательства прокурорами признаны законными и допустимыми. В дальнейшем во всех судебных инстанциях все обстоятельства уголовного дела были детально исследованы и рассмотрены, вина Маерманова и его соучастников полностью была признана доказанной с вынесением законного и справедливого приговора.

При этом Маермановым на всех стадиях предварительного и судебного следствия своя вина признавалась. Более того, в дальнейшем, в 2015 году, им было написано обращение на имя руководства страны с ходатайством о помиловании, где он также признавал свою вину и раскаивался. Однако Государственной комиссией в удовлетворении ходатайства Маерманову было отказано.

Думаю, что были учтены особая тяжесть совершенных преступлений и серьезный ущерб обороноспособности страны со стороны одного из руководителей военного ведомства.

После выхода статьи я слышал мнение одного из бывших военных, который недоумевал, “это что за воин и боевой генерал, который только из-за психологического давления мог так детально оговорить себя?”.

На самом деле, я думаю, что данная статья К. Маерманова, видимо, объясняется его попыткой реабилитироваться перед своим окружением, выставить себя, как сейчас модно, некоей жертвой репрессий”.

Полковник запаса КНБ РК С. АМАНОВ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Ермек 25 октября

Уважаемая редакция и автор статьи подскажите пожалуйста как можно ознакомиться с коментариями к материалам