Опубликовано: 16700

Почему в Казахстане иноагентам закон не писан

Почему в Казахстане иноагентам закон не писан Фото - Тахир САСЫКОВ

В США закон об иностранных агентах принят в 1912 году. В России – в 2012-м. 100 лет разницы! Суть документа: если юридическое или физическое лицо действует в интересах зарубежных стран или организаций и финансируется ими, то это лицо называется “иноагентом” и на него налагаются различные ограничения. Прежде всего, ему ограничивают влияние на сферу национальных интересов. В Казахстане закона об иноагентах нет.

Чаще всего, в список иноагентов попадают неправительственные организации. Но это не значит, что НПО – шпионские ячейки. Их просто спонсируют зарубежные меценаты – чтобы иноагенты под разными предлогами, пусть даже за здоровый образ жизни, заставляли правительства принимать те или иные нужные им законы. Прежде всего, в странах с низким и средним уровнем жизни. Например, казахстанский общественный фонд “Центр поддержки и содействия развитию здравоохранения”, по разным оценкам, получил на войну с курением в своей стране от разных фондов американца Майкла Блуберга более сотни тысяч долларов. От акиматов Алматы и Астаны – миллионы тенге. Из этих средств Центр поддержки и содействия развитию здравоохранения, который курирует Джамиля Садыкова, спонсировал антитабачную агитацию подразделений министерства здравоохранения РК. И где позитивный итог этой работы и отчет?

Бесполезно искать в Интернете финансовую отчетность фондов г-жи Садыковой. Она, по ее словам, возглавляет не НПО, а общественную организацию, у которой даже счета в банке нет, а она сама – активист на общественных началах.

Но как же тогда она получала и распределяла деньги по центрам ЗОЖ Казахстана? В прошлом году Джамиля Женисовна заявила, что приняла участие в праймериз партии “Nur Otan”. И добавила, что “готова трудиться с такой же страстью, как продвигаю антитабачные инициативы и меры по охране здоровья казахстанцев”.

Депутатом она не стала, но этот прецедент заставляет задуматься: сколько иноагентов пытается пролезть в структуры власти в нашей стране?

По факту Садыкова уже давно интегрирована в такой государственный орган, как минздрав РК, и, по сути, решает вопросы государственной важности, причем уже на протяжении многих лет. В ноябре 2012 года огласку получил визит казахстанской делегации нашего минздрава на конференцию сторон Всемирной организации здравоохранения. Сотрудников минздрава сопровождала Джамиля Садыкова в качестве… переводчика.

В ходе конференции секретариат ВОЗ не раз обращал внимание на поведение представителя казахстанской стороны – Садыковой. Так называемый переводчик брала на себя смелость озвучивать позиции от имени Республики Казахстан. Ирония заключается в том, что это шло вразрез с той позицией, которую ранее выработало правительство РК.

Конференция сторон ВОЗ – весомое событие, на котором обсуждаются вопросы, имеющие последствия для таких важных сфер, как формирование госбюджета, налоговое администрирование и сельское хозяйство. Поэтому любые инициативы неуполномоченных лиц, не соответствующие официальной позиции страны, могут наносить ущерб государственным интересам. Запретить курить – родине вредить?

Здесь вообще уместно спросить – а что думают в правительстве по поводу того, что его официальную позицию на международной арене озвучивает человек, который может получать финансирование на эти же цели от частного иностранного фонда?

Так чьи же позиции на самом деле озвучивала Джамиля Садыкова? Это станет ясно спустя 6 лет, когда в составе делегатов одной из следующих конференций сторон ВОЗ она будет заявлена уже от имени организации, финансируемой Майклом Блумбергом.

Не надо быть крутым аналитиком, чтобы связать 2 факта: получение гранта от Блумберга в 2009 году и участие от имени финансируемой им же организации – спустя почти десятилетие. Это подтверждает, что Джамиля Женисовна имеет к мистеру Блумбергу самое прямое отношение. Как бы ей ни хотелось это утаить.

Ну и что же в нашей стране делать, когда кто-то откровенно лоббирует интересы зарубежного спонсора? Интересы, которые не выгодны ни отечественной казне (чем выше акцизы – тем больше контрабанды), ни отечественному бизнесу (дорогой товар раскупается хуже), ни рядовым гражданам Казахстана (многие перешли на дешевую контрабанду или “самопал”).

Ведь закона об иноагентах нет, как и тех миллионов, которые были выделены на антитабачную борьбу, так и отчетов по ним.

Невозможно понять, как это удается проворачивать на протяжении полутора десятка лет? А вы как думаете, дорогие читатели?

В 2019 году в Казахстане была попытка принять закон об иноагентах. По мнению экспертов, документ уж очень был похож на российский аналог. В итоге мажилис отложил его “до лучших времен”. По словам 2 депутатов нижней палаты парламента, “острой необходимости в нем сегодня нет”. И “минфин в курсе, как работают эти иноагенты. Есть проблемы поважнее”…

Жандарбек АКТОТАЕВ, АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи