Опубликовано: 104500

Почему мы можем потерять страну раньше, чем построят АЭС?

Почему мы можем потерять страну раньше, чем построят АЭС? Фото - Тахир САСЫКОВ

Население чувствует, что эксперты и госслужащие недоговаривают

В Казахстане не утихают разговоры о необходимости строительства АЭС. Хотя уже и Президент ТОКАЕВ заявил, что без чистой атомной энергии мы потеряем экономику, и уже место для будущей станции вроде как выбрали – Алматинская область, район поселка Улкен. Для обсуждения плюсов и минусов от появления на карте АЭС впервые на одной площадке собрали экспертов, чиновников и общественность.

На смену выбывающим

– Целесообразность возведения в нашей стране АЭС волнует всех, но единого мнения на этот счет не существует. Поэтому мы впервые собрали на одной площадке все заинтересованные стороны, – сказала руководитель Ассоциации по связям бизнеса, общества и государства Аяжан УТЕУОВА.

Директор департамента атомной энергетики и промышленности минэнергетики Жаслан КАСЕНОВ озвучил позицию ведомства:

– Казахстан имеет потенциал и ресурсы для развития атомной энергетики: 1-е место в мире по добыче урана, собственное производство компонентов ядерного топлива, есть доступ к услугам по изотопному обогащению урана. В прошлом году на базе Ульбинского металлургического завода открылся завод по выпуску готового ядерного топлива для АЭС КНР.

По прогнозу, к 2035 году требуется обеспечить ввод новых мощностей суммарно в объеме 17,5 гигаватта. И строительство АЭС является наиболее перспективным решением для альтернативной замены выбывающих мощностей, – высказался чиновник.

По его данным, к 2035 году доля угля сократится до 40 процентов, доля ВИЭ увеличится до 23 процентов, газовая генерация займет 18 процентов от общей выработки электроэнергии, доля ГЭС – 7 процентов, доля атомной генерации составит 12 процентов.

– Мировой энергетический кризис вынудил ведущие страны заговорить о возобновлении ядерной программы. Ближайшие соседи – Узбекистан, Кыргызстан – выражают заинтересованность в развитии атомной энергетики, – заявил Жаслан Касенов.

В каком котле вариться

Заместитель главного инженера Национального ядерного центра РК Денис ЗАРВА солидарен с минэнерго:

– У страны должны быть прагматичные цели – АЭС даст мультипликативный эффект в науке, образовании, социальной сфере, развитии наукоемких технологий. Одно человеко-место в атомной энергетике дает 10 рабочих мест в смежных областях.

Зарва напомнил, что для республики атомная энергетика – не новая отрасль:

– С 1973 по 1999 год успешно эксплуатировался первый в мире опытный промышленный реактор на быстрых нейтронах. В настоящее время эксплуатируются три исследовательских реактора в Национальном ядерном центре РК (г. Курчатов) и Институте ядерной физики (г. Алматы). К исследовательским реакторам с точки зрения ядерной и радиационной безопасности предъявляются аналогичные энергетическим реакторам требования.

В ближайшем будущем электростанции будут выбывать по наработке, и решение нужно принимать, напомнил представитель НЯЦ:

– Это всё равно будет котел – либо он будет основан на атомной генерации, либо будет продолжать сжигать углеводородное топливо, тем самым мы не будем выполнять Парижское соглашение, к которому присоединились, и наносить ущерб энергии.

А углеродный налог в ближайшее время сделает нашу продукцию неконкурентоспособной на внешнем рынке. Не ограничиваясь строительством АЭС, Казахстану следует задуматься о создании собственной комплексной атомной энергетической программы.

“Экзотику” не рассматриваем

Гендиректор ТОО “Казахстанские атомные электрические станции” Тимур ЖАНТИКИН сообщил: прогнозируемый дефицит базовой мощности на юге Казахстана к 2030 году достигнет 2,7 гигаватта, и уже сейчас необходима АЭС. Он рассказал о некоторых деталях строительства будущей АЭС:

– Для первой станции “экзотику” мы пока не рассматриваем – взяли только отработанные технологии. Это четыре проекта: “Росатом”, который сейчас больше всех строит, Франция, КНР, Южная Корея, которая уже запустила первый блок АЭС в Эмиратах и разворачивает работу в Европе и США.

Жантикин напомнил, что в качестве локации АЭС в стране рассматривались две точки – г. Курчатов в Восточно-Казахстанской области и поселок Улкен – в Алматинской. Близ Улкена расположены площадка Юг-ГРЭС и озеро Балхаш. К слову, именно здесь планировали строить АЭС еще в советское время.

– По выводам международной экспертизы (ее проводил японский консорциум), оба района пригодны для строительства АЭС. Если в 2023 году правительство примет решение о строительстве АЭС, определится с инвесторами-поставщиками технологий, разработает ТЭО, то ввод в эксплуатацию возможен уже в 2035 году.

Какие реакторы смотрели? – Только третьего поколения (3 и 3+), имеющие улучшенные экономические показатели и повышенный уровень безопасности. Вероятность тяжелой аварии у современных АЭС меньше 10 в минус седьмой степени события в год – то есть за 10 миллионов лет может произойти лишь один случай, – акцентировал глава компании.

Цена вопроса – от 8 до 12 миллиардов долларов на два блока стандартной станции проекта 3+. Это стоимость всех работ, оборудования и всего, что есть на площадке, без учета стоимости денег, уточнил Жантикин.

Почему ядерщик не верит чиновникам

У директора НИИ “Евразийский институт физико-энергетических исследований и наукоемких технологий” при ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Кайрата КУТЕРБЕКОВА большие сомнения относительно заявляемой безопасности АЭС.

– Говорят, что в третьем поколении реакторов маленький процент аварийности. А кто его нормально считал? Я вот в это не верю. Нельзя допускать такую аварию. Иначе мы всё потеряем, – высказался профессор, уже 35 лет работающий в ядерной сфере.

Нет в стране и квалифицированных кадров для безопасной работы АЭС.

– Подготовку по ядерной физике ведут два вуза – КазНУ и ЕНУ, но нигде не читаются курсы по ядерным реакторам, а выпускники “Болашака”, изучавшие химические производственные процессы за границей, по возвращении на родину теряют квалификацию и таскают бумажки в нацкомпаниях как чиновники, – констатировал эксперт.

Россия, по его словам, предлагает направлять специалистов на обслуживание нашей будущей АЭС вахтовым методом.

– Но атомная энергетика – это не нефтедобыча! Тем более в нынешних условиях войны РФ с Украиной, захвата Запорожской АЭС, жестких санкций, кто-нибудь с левой ноги встанет – и представьте, что будет! Имея у себя АЭС, ты имеешь очень мощную точку небезопасности, – подчеркнул Кутербеков, добавив, что большой проблемой станут и ядерные отходы. Интрига умерла? Кто возведет в Казахстане атомную станцию

– Период строительства АЭС – от 15 до 20 лет, вы сейчас принимаете решение и будете строить для внуков, а они захотят этих станций и аварий?! Стройте газовые, водородные станции, и потом распределяйте по трубопроводам, а не гоняйте по всему Казахстану, теряя на передаче по сетям.

Вопросы не сняты

Председатель комитета по экологическому регулированию министерства экологии, геологии и природных ресурсов Зулфухар ЖОЛДАСОВ напомнил, что сейчас в стране 74 процента энергетики приходится на угольную генерацию, 40 процентов выбросов дают угольные станции в городах. Что касается будущей АЭС, не сняты вопросы по ее локации.

– Балхаш – водный объект особого назначения, и при строительстве АЭС нужно минимизировать потери водных ресурсов. Есть вопросы по подземным водам – не очень хорошо изучено состояние гидрогеологии, влияние АЭС на ихтиофауну, растительный мир. Также нужно будет решать вопросы перевозки и переработки радиоактивных отходов, – сказал чиновник.

А член комитета по вопросам экологии и природопользования мажилиса Елдос АБАКАНОВ считает, что атомная энергетика – не панацея в условиях нарастающего энергокризиса, и от текущей доли угольной энергетики в ближайшие десятилетия мы точно не сможем отойти.

– У нас существует разрыв между информированностью профессионального сообщества и населения. Есть нормативная база в виде Экологического кодекса, где прописана европейская схема, согласно которой подрядчик выносит на общественные слушания проект. Эта схема предполагает задействование всех слоев населения, экологов, проектировщиков на каждом этапе проекта, чтобы снять проблемные вопросы.

Эта процедура не была применена еще ни на одном промышленном объекте! Если мы применим этот принцип на примере АЭС, думаю, снимем все вопросы: и по кадрам, и по материалам, по реакторам, проектным решениям, использованию воды, местоположению и так далее, – подчеркнул депутат.

Считайте топливо!

Тему продолжил руководитель Ассоциации “Водородный Альянс Казахстана” Виктор СЕЙПУЛЬНИК:

– Население чувствует, что эксперты, госслужащие недоговаривают, и эта недосказанность вызывает ощущение, что они пытаются обмануть. Нужно говорить правду. Не эмоциями нужно разговаривать, а четко объяснять людям без сложных вещей, в том числе вопросы ответственности, кто будет строить АЭС и так далее.

Мы сидим и фантазируем об атомных авариях на АЭС, процент которых ничтожный. Все три аварии в мире были искусственно созданы, сама технология – безопасна. И конкурентность страны считается не в показателях роста ВВП, а в количестве условного топлива, которое страна имеет на каждого жителя. У нас даже не используется этот коэффициент! США тратят 20 тонн условного топлива в год на человека, КНР – до 7 тонн, а мы сколько тратим?

Гармонично, разумно не подходя к развитию всех видов энергогенерации, мы потеряем страну раньше, чем будем обсуждать: рванет – не рванет.

А экологический эксперт и аудитор Ахан ОМИРБЕК уверен: сжигая сейчас уголь и нефть, мы совершаем преступление пред потомками:

– У нас есть позитивный опыт – четверть века отработала станция на быстрых нейтронах, атомный опреснитель. Наша энергетика – как шуба: где-то густо, где-то пусто, есть отдаленные энергосистемы, особенно на западе. В этих местах можно строить малогабаритные атомные станции. Это мировой тренд.

Между тем на этой неделе минэнерго Узбекистана заявило, что страна не определилась с целесообразностью строительства АЭС.

– С одной стороны, проект снижает зависимость от ископаемого топлива. В отличие от солнечной и ветровой генерации дает достаточно высокие гарантии по стабильной выработке электроэнергии. С другой – чисто экономически этот проект очень сильно проигрывает другим видам генерации, – заявили в узбекистанском минэнерго.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Александр 24 июня

Комментарий удален

Ruslan 17 июня

Вся эта возня с АЭС в КЗ имеет цель запустить в страну россию. Поверьте мне: не нужен АЭС ценой незавимости РК