Опубликовано: 850

Памяти друга

Памяти друга

Третьего декабря после продолжительной болезни скончался легендарный журналист Геннадий Бендицкий. Он умер от тяжелого недуга в день своего рождения. Ему исполнилось 47 лет.

Эта новость повергла буквально всех казахстанцев в шок. Никто до конца не мог поверить в то, что Бендицкого больше нет.

Он был знаменит своими смелыми журналистскими расследованиями. Для него не существовало никаких преград и различных чинов. Преданные читатели уходили вслед за своим кумиром, в каких бы СМИ он ни работал: будь то газета “КАРАВАН”, телеканалы “КТК” и “31”, “Время” или “Ратель”. Каждую неделю все с нетерпением ждали от Бендицкого новых скандальных разоблачений. И он оправдывал их ожидания.

Геннадий расследовал убийство оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева и сопутствовавший ему конфликт между силовыми органами. Писал об обстоятельствах трагедии на погранзаставе Арканкерген, когда рядовой Челах расстрелял своих сослуживцев. “Хоргосское дело”. Журналист требовал его возобновления в Генеральной прокуратуре. За что получал анонимные звонки с угрозами. Однако высшее надзорное ведомство, наоборот, вместо чиновников решило привлечь к ответственности самого журналиста, возбудив против Бендицкого уголовное дело о разглашении гостайны.

Геннадия несколько раз вызывали на допросы в силовые органы с требованием выдать источники информации, но он наотрез отказывался, чем еще больше вызвал симпатии не только своих читателей, но даже следователей.

Бендицкий старался всё успеть. Но ушел, не завершив многого, к чему стремился. Не дожил...

Долгое время он работал на телеканале “КТК” выпускающим редактором нескольких информационно-аналитических программ, был автором в газете “Время”, затем на “31 канале” вел авторскую телепередачу “Час Бендицкого”. Несколько лет назад организовал со своими коллегами Маратом Асиповым и Сапой Мекебаевым информационно-аналитический портал Ratel.kz.

Но свою творческую карьеру Геннадий начинал в газете “КАРАВАН” простым репортером.

Король журналистики!

– Я познакомился с ним в 1994 году, когда работал заведующим отделом информации ежедневки “Караван-блиц”, – вспоминает коллега Бендицкого Вадим Борейко. – Это была хорошая репортерская газета. Там, если не ошибаюсь, он и начал свою журналистскую биографию. Уже тогда у него были все данные, чтобы стать в будущем настоящей звездой.

Гена изначально был ориентирован только на эксклюзивную и сенсационную информацию.

После “КАРАВАНА” в конце 1990-х мы продолжили вместе работать на телеканале “КТК”. Этот период его биографии мне хорошо запомнился. С Бендицким всегда хватало всяких приключений. Помню, как однажды он готовил сюжет о незаконном отлове казахстанских соколов балобанов эмиссарами арабских шейхов, которых “крышевали” местные полицейские. Гена сумел их отснять в Алматинской области прямо за “работой”.

Его задержали. Но он каким-то чудом сумел через попутную машину передать кассету с отснятым материалом в редакцию!

В тот же вечер мы поставили этот сюжет в выпуск “Вечерних новостей”. Потом ему удалось сбежать от полицейских. И на удачу в бампере его машины “застряло” служебное удостоверение одного из полицейских, сопровождавших арабов-браконьеров. Был огромный скандал.

Гена всегда поставлял абсолютно эксклюзивные новости, натуральные “бомбы”. У него неизменно была своя собственная повестка дня. Правда, более чем часто он ставил на уши всю редакцию, поскольку сдавал материалы в самый последний момент.

Когда Бендицкий сдает материал, считай, тушите свет. Чрезвычайная ситуация! Но оно того стоило.

Последние лет двадцать Гена оставался непревзойденным мастером журналистских расследований. Можно сказать, единственным, кто занимался этим сложным и неблагодарным жанром постоянно. Его материалы всегда были первополосными. Всякое говорили о нем, в том числе журналисты: якобы его материалы были заказными и будто бы за них платили. Но при этом никто и никогда не предоставил ни одного доказательства. Всё – на уровне слухов и сплетен, за которыми, на мой взгляд, стоит элементарная зависть людей, что они никогда не смогут так жить и работать, как делал это Гена.

Он был королем журналистики. Но при этом очень скромно жил. У него обычная квартира в одном из алматинских микрорайонов. Он два десятка лет ездил на старом праворульном джипе, пока не купил хорошую машину.

Такой журналист, как Бендицкий, заставляет людей продолжать уважать нашу профессию, несмотря на то что у нас ее планомерно убивают. Но, пока жив последний солдат, крепость не считается павшей. Удастся ли “Рателю” после такой утраты оставаться на плаву? Да, как все наши проекты, сайт во многом держался на Бене, но, во-первых, в строю еще и старая гвардия, а во-вторых, в редакции работает немало классных журналистов. У нас, я считаю, самая сильная собкоровская сеть в Казахстане, и коллеги научились работать, как Гена: отважно и неподкупно. Назову Джамилю Маричеву – из Павлодара, Динару Бекболаеву – из Шымкента, Сергея Перхальского – из Караганды, Аню Калашникову – из Алматы, Анар Бекбасову и Болата Абилкасимова – из Астаны. Это люди, от которых мы теперь ждем того, чего ожидали от Гены. С Геннадием Бендицким простились в Алматы

Бендицкий – это бренд

Главный редактор “Рателя” Марат Асипов был не просто коллегой, но и близким другом Геннадия Бендицкого. О своем друге он не может говорить в прошедшем времени.

– Мы познакомились с Геной в 1997 году, когда я работал в пресс-службе акимата, – вспоминает Асипов. – Бендицкий тогда занимался расследованием очередного дела и обратился ко мне за комментариями. На встрече он задавал мне довольно-таки жесткие вопросы. Но мне повезло, потому что Гена не ставил себе задачу меня “ушатать”. Когда мы поговорили с ним, я предложил ему отужинать в ресторане. Он отказался. Причем сказал это как-то так спокойно и уверенно, что я понял: ему бесполезно такие вещи предлагать. Потом, много лет спустя, Гена признался, что то интервью ему понравилось.

Потом мы с ним работали в “КАРАВАНЕ”. У него со всеми коллегами складывались человеческие отношения.

И, несмотря на то что он моложе меня на 6 лет, я иногда у него спрашивал совета, потому что у Гены был свой взгляд на жизнь. Дело в том, что он в молодости занимался альпинизмом. Это жуткая профессия. Умение оперативно принимать решения и его характер, видимо, отложили отпечаток на профессию журналиста. Он знал, что нельзя подвести людей, которые идут с тобой в одной связке. Всё должно быть на виду, и нужно говорить только правду, поскольку от твоих мыслей зависит жизнь целой команды. Он гиперответственный человек. Помогал всем, даже незнакомым ему людям. У нас даже такая поговорка была: “Позвоните Гене, и все проблемы вы сразу решите”. Беня мог в любую минуту сорваться и проехать тысячу километров, чтобы помочь людям. Помню случай, который произошел на новогоднем корпоративе.

Наша коллега сообщила ему, что ее муж с другими водителями застрял на трассе в снежном буране. Гена сорвался с вечеринки, организовал группу спасателей и вызволил ребят из снежного плена.

Бендицкий – человек бойцовской натуры. Он не боялся трудностей, рисковал своей жизнью. Конечно, пройдет, может, много лет, прежде чем появится такой же человек. Он имел огромные связи. Люди, которые делились с ним своими секретами, знали, что Гена никогда их не сдаст и не продаст.

Бендицкий – это бренд. Его уход – большая потеря для нашей страны. Гена – батыр, который выходил в одиночку и сражался честно.

Мы – альпинисты, а это к чему-то обязывает

– Гена пришел в мой альпинистский клуб, когда был студентом журфака, молодым зеленым парнишкой, – вспоминает Казбек Валиев, президент Национального фонда альпинизма РК, первый казах – покоритель Эвереста. – Он очень увлекался альпинизмом, так же страстно, как и журналистикой, охотой и рыбалкой. Всем занимался с большим азартом, со страстью.

Он рос вместе со своими друзьями-альпинистами в своем поколении, сделал много хороших восхождений. Я думаю, что альпинизм дал ему определенную закалку характера, настойчивость. Возможно, это ему тоже помогало в творческой деятельности быть принципиальным человеком, ходить по лезвию бритвы. Его энергия и харизма были подпитаны в какой-то мере альпинизмом. Мы – альпинисты, а это к чему-то обязывает.

– Если у журналистов есть своя Вальгалла, то Гена там будет пировать с лучшими, – добавляет журналист Юрий ДОРОХОВ.

Редакция газеты “КАРАВАН” выражает свои искренние соболезнования родным и близким по поводу безвременной кончины Геннадия Бендицкого

КОММЕНТАРИИ

[X]