Опубликовано: 190

Отогреться душой

Отогреться душой

Волонтерство – крайне сложное занятие и требует от человека, не побоюсь этого слова, настоящего призвания, он должен нести веру в добро, надежду на будущее и любовь к окружающим! А быть волонтером или равным консультантом в организации, где человек узнает о таком непростом и пугающем диагнозе, как ВИЧ-инфекция, сложно вдвойне.

Добровольцы в своей деятельности движимы не просто потребностями “по Маслоу”, а нравственными ценностями. В них должно быть то, что мы хотим видеть в обществе, семьях и в себе лично. Поэтому настоящий волонтер – это пример толерантности и сотрудничества, здорового образа жизни, осознанности и бескорыстия, о чем говорит Всемирная декларация добровольцев.

“Чувствую, что нужен этим людям...”

Я решила взять интервью у человека, который на деле доказывает, что для него работа добровольца занимает не последнее место в жизни. По понятным причинам специфики своей профессии я не могу назвать его фамилию. Только имя.

– Сергей, на твой взгляд, кого можно назвать волонтером?

– Человека, который делает работу не за деньги, а по велению души. Но бесплатность труда является лишь признаком, а не сутью добровольчества. Это будет слишком низко – оценивать настоящего волонтера тем, требует ли он плату за работу или нет.

– Чем подлинное добровольчество отличается от трудовой деятельности?

Волонтерство – это служение и помощь нуждающимся. Хочу помогать таким же, как я – людям со статусом ВИЧ. В Кокшетау приехал из Алматы, и там именно ребята-волонтеры меня очень поддержали, когда я узнал о своем статусе. Они проводят добровольные дежурства по очереди в Алматинском центре СПИД, общаются со всеми, кто имеет такой статус, рассказывают о своей жизни, своем опыте. А это так вдохновляет, когда видишь человека, который живет с ВИЧ, как и ты, не опускает руки, развивается, открывает для себя новые возможности. Им не платят за это деньги, они делают это по велению души.

Я и до того, как узнал о своем статусе, занимался этой деятельностью в среде ребят наркозависимых. Это моя задача, моя миссия, посланная Богом, если хотите.

Но я могу и хотел бы совмещать свое желание помогать с возможностью зарабатывать на жизнь. Даже сейчас берусь за любую работу, но с оговоркой на то, чтобы у меня был гибкий график и я мог бы встречаться и общаться с людьми, нуждающимися в моей поддержке.

– Чем, если так можно выразиться, выгодно добровольчество лично для тебя?

– Конечно, это мой духовный рост в первую очередь. Я – как инструмент в руках Бога, он меня предопределил. Это мой путь.

Ну а потом добровольчество – это школа воспитания человечности, благодаря ему можно стать зрелой личностью, создать крепкую семью и воспитать детей через свой собственный пример. Но, кроме того, добровольчество – это стартовая площадка для твоего профессионального роста, расширения социальных связей и опыт осуществления реальных проектов.

Прежде чем здесь оказаться, я прошел долгий путь, и историями из моего прошлого нельзя гордиться. Для меня волонтерство – это не просто слова: не нужно быть наркоманом или еще какой то антисоциальной личностью, чтобы делать то, что ты делаешь, надо просто быть человеком с верой в сердце.

И сейчас я нахожу себя здесь, этим живу, чувствую, что нужен этим людям...

Жизнь продолжается

При центре СПИД существует группа взаимопомощи – это тоже одна из форм волонтерской работы. Ведь в тяжелые моменты жизни, когда человек остро ощущает свое одиночество и беспомощность перед свалившейся на него проблемой, особенно ценна помощь кого-то, кто находится в таком же положении, а потому может поддержать, как никто другой. Они ищут ответы на одни и те же вопросы, преодолевают те же трудности. Среди объединенных общей трагедией легко делиться своими мыслями, здесь с радостью и пониманием примут любой опыт и по достоинству оценят успехи. В этом вся суть группы взаимопомощи.

Я задала такие же вопросы, как Сергею, участникам группы поддержки нашего центра СПИД, а также спросила у них, что для них значит сообщество “New life”, и получила следующие ответы.

“Мне сложно находиться и общаться среди людей, которые считают себя “здоровее, чем я”, я испытываю негативное отношение к себе особенно, если они знают о моем статусе. Особенно сильно ощутил это за последний год, находясь в больнице, они смотрят на меня не то чтобы с жалостью, а как на какую-то нечисть. А вот в группе я чувствую себя легко и свободно, могу говорить обо всем, без какой-то оглядки по сторонам, с уверенностью, что меня всегда здесь поймут”. Три истории жизни с ВИЧ

“Для кого-то из нашей группы это возможность построить личные отношения, создать семью, найти друзей...”.

“Я вступил в группу для того, чтобы найти девушку, а в дальнейшем, может, и жену. Пока результаты не увенчались успехом, но я не теряю надежду”.

“В нашем обществе очень сложно построить отношения для человека со статусом, да и самому говорить об этом каждому встречному не станешь – многих отпугивает. А здесь в группе всё гораздо проще, даже говорить о своих потребностях”.

“Я со статусом живу уже 5 лет, и до прихода в группу всю информацию получала из Интернета, была погружена в себя, всегда находила сто причин не думать о проблеме, не говорить об этом. А вот как попала на встречу с ребятами, познакомилась с Сергеем, то сразу поняла, что я не одна. Тут начала общаться с мальчиками, девочками, все такие классные, дружелюбные. Так что жизнь продолжается, а потому всё круто и классно”.

В нашем центре группа поддержки проходит два раза в месяц, ребята собираются, чтобы поделиться своими успехами и трудностями, оказать новичкам любую помощь. Такая форма работы имеет огромное значение для людей с положительным ВИЧ-статусом, ведь узнав о своем диагнозе, они сразу оказываются зачастую один на один со своей проблемой, и наша группа это место, где каждый из них может отогреться душой.

Маргарита РЫБИНА, психолог Акмолинского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД, КОКШЕТАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи