Опубликовано: 770

От политического тяжеловеса Тасмагамбетова до реформаторов: кто и как менял образование в Казахстане

От политического тяжеловеса Тасмагамбетова до реформаторов: кто и как менял образование в Казахстане Фото - Тахира САСЫКОВА

За 30 с небольшим лет независимости в Казахстане было всего 14 замен на посту министра, отвечающего за образование. И практически каждый отметился тем или иным новшеством для школьников, студентов или ученых.

А следующий, ничтоже сумняшеся, начинал новые реформы. В этой чехарде уже и впрямь сложно вспомнить, кто и что предложил, внедрил, отменил и упразднил. Но мы всё же решили это сделать. Тем более что благодаря министру просвещения Асхату АЙМАГАМБЕТОВУ нас ждет новая череда реформ.

90-е: выжить любой ценой

Первый министр народного образования независимого Казахстана и по совместительству последний министр народного образования КазССР – Шайсултан Шаяхметов. Занимал он этот пост с 1988 по 1993 год.

Времена были сложные, поэтому одно из главных решений Шаяхметова – учителя школ несут личную ответственность за то, чтобы казахстанские дети доучились хотя бы до 9-го класса. Сколько потом под это дело на бедных учителей было возложено функций – и вспоминать не хочется, но в те годы иначе было просто нельзя.

Кроме того, на долю Шаяхметова выпало написание первого национального Закона “Об образовании”, внедрение изучения национальной истории, языка и литературы, возрождение школ с казахским языком обучения. Также именно при нем в Казахстане стали открываться первые частные школы.

Самая “вышка”

В 1993–1995 годах пост министра образования занимает Ережеп Мамбетказиев. Выходец из вузовской среды, свой реформаторский пыл Мамбетказиев сосредоточил именно на этой ступени образования. При нем в Казахстане начала внедряться Болонская система, в которой привычные советскому человеку доктора наук сменились PhD, а устный экзамен для поступающих в вуз – тестированием. Причина банальна – слишком много коррупции стало в приемных комиссиях. Критики тестирования до сих пор говорят, что отмена устного экзамена на уровень коррупции практически никак не повлияла, а вот вести грамотную полемику студенты совершенно разучились. Кроме того, министр подписал указы об открытии университетов в регионах и о старте программы международных стипендий “Болашак”.

Скандал разразился уже при следующем министре – Марате Журинове. Он руководил образованием в 1995–1997 годах. И тоже сосредоточил реформаторский пыл на “вышке” и науке: при нем Академия наук РК утратила свой статус, а в процессе проверок выяснилось, что по программе “Болашак” за госсчет учатся зачастую не талантливые выходцы из аульских школ, а дети блатных.

В то же время начальное и среднее образование загибалось от нехватки денег. В эти годы закрываются детские сады и школы в регионах, учителя работают по советским учебникам и иногда, если родители могут купить, по российским. Свои в стране – только учебники истории Казахстана, казахского языка и литературы. Все они нередко критикуются учителями и родителями за излишнюю академичность, опечатки и откровенные ошибки.

Время политических тяжеловесов

В 1997 году на пост министра образования ненадолго заступает Имангали Тасмагамбетов. Эту должность политик совмещает с вице-премьерством и, что вполне логично, о детях почти не думает. Некогда.

Ему на смену приходит Крымбек Кушербаев. Руководит ведомством он почти три года, трижды меняя должность: сначала – министр образования, культуры и здравоохранения, потом – здравоохранения, образования и спорта и, наконец, министр образования и науки. С тех пор функционал ведомства не менялся вплоть до 2022 года.

Но запомнился Кушербаев на посту не только этим. При нем приняли новый Закон “Об образовании”, провели экспериментальное ЕНТ, внедрили образовательные гранты для подготовки специалистов по нужным экономике профессиям и открыли школы для одаренных детей.

Эксперименты над школой

В начале века на пост министра образования заступил Нуралы Бектурганов. Он руководил ведомством с 2000 по 2002 год и больше всего запомнился как министр, который впервые озвучил идею 12-летнего школьного образования. Также при нем впервые заговорили о таком школьном предмете, как “Самопознание”. Пока – в качестве эксперимента.

Следующим министром стала Шамша Беркимбаева – первая женщина и первая без ученой степени, но с солидным стажем работы в школе. Прежде всего, она отложила внедрение 12-летки, честно сказав, что отечественные школы не готовы. Повсеместно нет базы для подготовки старшеклассников по рабочим специальностям, а кое-где – и учеников. Также она начала проверку расплодившихся за последние годы частных вузов. В результате 12 из них были закрыты.

В 2003–2004 годах ведомство возглавил Жаксыбек Кулекеев. Он реанимирует идею 12-летнего школьного образования, выбивает из бюджета финансирование на развитие материально-технической базы школ. Обещает добавить школьникам год учебы всего через три года, пока же – внедряет ЕНТ, ратует за повышение стоимости обучения в вузах. На последнем, собственно, и погорел: региональные и центральные универы, вдохновившись призывами министра, подняли годовую стоимость обучения в два раза, чем спровоцировали массовое недовольство студентов и их родителей. Кулекеев подал в отставку.

Вместо него пришла Бырганым Айтимова. Экс-вице-премьер рулила образованием и наукой почти три года. За это время ведомство вновь отложило 12-летку, приняло новый Закон “Об образовании”, который предполагал новую систему лицензирования для профтехлицеев и колледжей. Одна беда – ни типовых учебных программ, ни госстандартов ведомство разработать не успело, и среднее профессиональное образование на какое-то время стало фактически вне закона.

Под эгидой НИШ

Разбираться с этой проблемой выпало уже следующему министру – Жансеиту Туймебаеву. Он руководил ведомством с 2007 по 2010 год. Помимо прочего, Туймебаев повысил проходной балл ЕНТ, что вызвало недовольство родителей, предложил проводить аттестацию учителей, что, естественно, не вызвало особых восторгов со стороны педагогов. При нем в стране появились Назарбаев Интеллектуальные школы. Последней каплей стали новости о хищениях и некачественном строительстве школ в рамках программы “100 школ, 100 больниц”.

Вместо Туймебаева на пост заступил Бакытжан Жумагулов. Вдохновившись результатами НИШ, Жумагулов решил построить образование по их образу и подобию во всех остальных школах страны. Затею уже тогда многие считали провальной: на каждого ученика НИШ выделяется в 10 раз больше денег, чем на ученика общеобразовательной школы. Как следствие, в НИШ на уроке по несколько учителей и не более 15 учеников.

Но с министром образования в Казахстане спорить не принято: началась масштабная разработка учебников под руководством учителей НИШ. Также Жумагулов стал первым, кто заговорил о необходимости внедрения трехъязычия в школах и проекта "e-learning". На оснащение казахстанских школ новейшими компьютерными технологиями выделили более 200 миллиардов тенге. Но в 2013 году выяснилось, что современные классы во многих учебных заведениях так и не появились, а в некоторых школах не оказалось даже Интернета.

Всех помирим

Продолжил говорить о важности изучения трех языков и следующий министр – Аслан Саринжипов. Он рулил ведомством в 2013–2016 годах. Саринжипов на посту старался в первую очередь формально решить самые обсуждаемые в обществе проблемы. Школьники стонут от ЕНТ и на фоне стресса совершают попытки суицида? Давайте сгладим: в аттестат пойдут не только набранные баллы, но и школьные оценки, а само тестирование можно сдавать несколько раз.

Надо вводить 12-летку – не вопрос! Только дополнительный класс будет не 12-й, а нулевой. Правда, в итоге предшкола работает далеко не везде. Выяснилось, что пятилетним детям нужны больше игровые комнаты, чем классы, место для отдыха и отдельная столовая. А в стране уже и без того многие школы переполнены.

Что ни день – так что-то новенькое

Самым большим реформатором школьного образования до сих пор считается Ерлан Сагадиев, который правил образованием с 2016 по 2019 год. При нем школы перешли на обновленку – учебники теперь дают не просто академические знания, но в первую очередь – навык и понимание того, где эти знания можно применить. Привычные контрольные заменили СОРы и СОЧи, спектр оценивания расширился с 5 до 10 баллов.

По мнению министра, всё это должно стать залогом будущего успеха казахстанской молодежи. Многие родители оптимизма не разделили еще в 2017 году, когда впервые увидели обновленные учебники. С каждым разом всё хуже результаты казахстанских школьников и в международных независимых тестах типа PISA. Но в министерстве с выбранного курса сворачивать не собираются.

Не отказался он и от предложенного коллегами трехъязычия. Более того, перешел от слов к делу: отправил предметников на курсы изучения английского языка. Позже стало очевидно, что способности учителей кто-то явно переоценил – ну не может человек за три месяца в совершенстве овладеть иностранным языком! Но деньги на затею уже были потрачены.

Было, конечно, и хорошее. Именно при Сагадиеве чиновники поняли, что учителя должны только учить. А вот ходить на митинги и субботники могут исключительно по желанию. Кроме того, труд педагога достоин куда более щедрого вознаграждения. И зарплаты в школах не без оговорок, но стали расти.

Проработавшая в должности министра чуть более трех месяцев Куляш Шамшидинова никакой собственной реформы внедрить не успела. Хотя в ее планы входило дальнейшее повышение статуса и, как следствие, зарплат педагогов. Зато она успела отменить распоряжение Сагадиева о переходе на трехъязычие.

Новый министр со старыми подходами

С лета 2019 года образованием заведует Асхат Аймагамбетов. В первые годы своего руководства министерством Аймагамбетов боролся с коррупцией в школах и вузах, повышал зарплаты педагогам, в связи с карантином спешно вводил цифровизацию в школах.
Не без критики, но в целом работу Аймагамбетова и учителя, и сторонние эксперты оценивают положительно.

Но недавно высшее образование и науку было решено передать в отдельное ведомство, а Асхат Аймагамбетов как министр просвещения теперь может целиком и полностью направить свой реформаторский пыл на школьников. И он решил реализовать мандат по полной. Недавно педагоги узнали что, во-первых, в школах больше не будет “Самопознания”. А это, к слову, отдельный предмет, за которым во многих школах закреплен отдельный учитель. Во-вторых, сокращается количество часов физкультуры, английского языка, а также русского – в казахских классах. Это значит, что сокращается в том числе и зарплата учителей этих предметов. Станут ли образованнее без английского и русского языков школьники – вопрос до сих пор спорный. В минпросвещения уверяют, что обязательно. Столь же благотворно, если верить чиновникам, на школьников повлияет сокращение каникул и рабочей недели до стандартных пяти дней.

И, возможно, они даже правы, но родителей, которым за последние годы пришлось глубоко погрузиться в образовательный процесс, а иногда и самим заменить учителя на удаленке, смущает то, что в очередной раз реформы образования сваливаются на них как снег на голову.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи