Опубликовано: 1600

Не только "Симпсоны": как в книгах и фильмах предсказали наше будущее

Не только "Симпсоны": как в книгах и фильмах предсказали наше будущее Фото - Для перемещения по городу будущего необходим R-код. Кадр из фильма “Пятый элемент”

Сейчас реальность всё больше напоминает сюжет какого-то фантастического романа. Поэтому любопытно будет узнать, что фантасты давно описали наши дни с поразительной точностью.

Чумовая игрушка

Рекордсмены по пророчествам – авторы мультсериала “Симпсоны”. За 3 десятка лет создатели мультика касались разных тем, и неудивительно, что многие кадры воплотились в реальность.

Особо стоит отметить 4-ю серию 21-го сезона. В ней китайский рабочий чихает в посылку, которая должна отправиться в США, и весь мир в считаные дни охватывает эпидемия.

В одном из кадров крупным планом показывают сам шипастый вирус. Сейчас этот силуэт знаком каждому, а в 1993-м, когда пророческая серия вышла на экраны, о РНК-вирусах с шиповидными отростками знали только микробиологи.

В 2012 году при создании компьютерной игры Plague Inc. (Корпорация “Чума”) микробиологи действительно помогали разработчикам, поэтому ее пророчества самые точные. По сюжету, игрок должен создать свой вирус и заразить им всё человечество. Самый легкий способ победить в игрушке – поселить вирус в Китае. По-настоящему мощную заразу можно создать только в платной версии, но для вируса с параметрами COVID-19 достаточно и халявного варианта.

Первое совпадение поражает. Еще весной 2020-го игра сообщала, что вакцина будет разработана в США, России и Индии через год после начала пандемии, а последний больной исцелится через 3 года, то есть летом 2024-го. Если верить счетчику смертей, коронавирус унесет 11 миллионов жизней.

Но самое интересное – лента с вымышленными новостями. Они практически не влияют на игру, а предназначены для того, чтобы игрок не скучал.

Так, в ленте мелькают новости об отмене Олимпиады из-за вируса, народных волнениях в США и Восточной Европе через год после пандемии.

Все мы помним, что происходило в Минске и Вашингтоне. С Беларусью совпадение было точным, а вот с США игра промахнулась на полгода.

Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью

Впрочем, об эпидемиях сняты сотни фильмов, написаны тысячи книг, и неудивительно, что среди них попадаются сюжеты, точно описывающие наши реалии. Вирусы тысячелетиями терзали род человеческий, и коронавирус тут не новичок. Гораздо любопытнее просмотреть творчество фантастов, угадавших другие события.

В одной из стран Скандинавии живет сумасшедшая девочка Грета. У нее кроткое лицо, за что люди считают ее святой, но речами она напоминает фюрера. Грета очень любит природу и ненавидит людей. Вокруг девочки собрались тысячи ее фанатов.

Это не описание иконы экодвижения Греты Тунберг, страдающей синдромом Аспергера, а завязка романа “Нет прощения!” питерской писательницы Ольги Славнейшевой. Далее поклонники святой Греты превращаются в террористов, взрывают технику, по их мнению, угрожающую природе, устраивают теракты для устрашения и жестко убивают врагов природы. Роман увидел свет в 1997-м, за 6 лет до рождения Греты Тунберг.

Американский писатель Ингерсолл Локвуд не писал фантастику. Цикл “Чудесные подземные путешествия барона Трампа” был начат в 1896-м и закончен в 1909 году.

По сюжету, туповатый барон из глубинки России, с типично русской фамилией Трамп, отправился покорять Америку. Интеллектом барон не отличался, зато имел торгашескую жилку и редкую беспринципность.

Эти качества помогли стать ему… президентом Америки. Но занял высокий пост барон Трамп не сам, а с помощью России. Помогали ему в этом анархисты, сам царь-батюшка, а особо старался некий князь Владимир. Чем это всё закончилось, можно представить, прочитав название последней книги из саги. Она называется “Трамп – последний президент Америки”. Но тут Ингерсолл промахнулся. Однофамилец барона, миллиардер Дональд Трамп, последним президентом США не стал. А вот народные бунты, инфляция в последней книге упоминаются. Локвуд писал сатирический роман, пугая янки страшилками о том, куда могут довести игры демократов. 

А вам не кажется, что ваше место возле параши?

В 1975 году грузинский писатель Чабуа Амирэджиби принес в журнал “Детектив и политика” свой роман “Дата Туташхия”. Советская цензура пропустила творение только потому, что оно бичевало “загнивающий Запад”. По сюжету, бывший заключенный, да еще и “опущенный”, полез в политику. Свою программу он начал с защиты прав гомосексуалистов и лесбиянок, что помогло ему сделать головокружительную карьеру и занять высокий пост в Калифорнии. Его поддерживали все извращенцы США. Роман писал кавказский мужчина, да еще с советским воспитанием, так что никакой толерантностью тут не пахнет. А мало ли сейчас политиков, продвигающих популистские идеи насчет сексуальной свободы?

А в 1977 году американец Орсон Скотт Кард в рассказе “Игра Эндера” тоже помянул “добрым” словом толерантность. По сюжету, Землю атакуют агрессивные инопланетяне, похожие на мерзких насекомых. Политики и олигархи быстро смекнули, что союзничество с “жукоидами” принесут им фантастические барыши и теплые кресла, вот только электорат содрогается от одного вида пришельцев. Тогда коллаборационисты идут на хитрый шаг.

Общественное мнение в мире будущего формируют не СМИ, а независимые авторы, размещающие новости в глобальной Сети (до создания “Фейсбука” оставалось еще 27 лет, а до Интернета в привычном нам виде – лет 15).

Пораскинув мозгами, коллаборационисты решили подкупить самых популярных авторов, чтобы те писали о милашках “жукоидах”. Потом олигархи наняли тысячи подростков, чтобы те поливали грязью в Сети противников инопланетян. Так, автор предвидел не только продажных блогеров, но и будущие “фабрики троллей”. В рассказе закончилось всё печально – “жукоиды” поработили землян, но сперва расправились с коллаборационистами. К сожалению, в 1986-м рассказ этот по заказу издательств переписали в большой роман, где политические интриги ушли на второй план, а большая часть посвящена батальным сценам битвы с “жукоидами”.

Мой порядковый номер – на рукаве

Иногда создается впечатление, будто чиновники за вдохновением обращаются к антиутопиям.

Первый раз номер вместо имени упоминается в немецком фильме “Метрополис” (1927 г.). То есть имена у людей там есть, но так к человеку обращаются только родные и приятели.

Для любого взаимодействия с социумом, например, покупок, необходим цифровой код. Точь в точь, как сейчас ИИН.

У Айзека Азимова индивидуальные коды тоже упоминаются, но тут они не просто набор цифр, а код, позволяющий узнать пол и возраст по комбинации чисел даже без специальных устройств. В казахстанском ИИН первые 6 цифр говорят о дате рождения, и узнать по ним возраст человека несложно.

У Владислава Крапивина в повести "Гуси-гуси, га-га-га..." (1988) код уже биологический. Его вкалывают еще младенцам в виде вакцины. Участь того, кто избежал укола “Индекса”, печальна. “Безинды” (так презрительно зовут непривитых) содержатся в закрытых учреждениях, напоминающих лепрозории. Но если у кого-то и получится сбежать оттуда, ничего хорошего человеку не светит. Без “Индекса” нельзя ничего купить, двери заведений не открываются, а любой полицейский тут же засечет “безинду” специальным устройством. Кстати, еще любопытный факт: после инъекции “Индекса” ребенок пару дней сильно болеет, а взрослый может даже умереть.

А правительство на другой планете, родной

У Олдоса Хаксли в антиутопии “О дивный новый мир” (1932) инъекции в обязательном порядке делают еще эмбрионам. От вида препарата зависит, к какой из 5 каст будет принадлежать человек. “Альфы” получают лучший препарат, и перед ними все двери открыты, а “эпсилонам”, обработанным худшим препаратом, доверяется только чистить сортиры господ.

Спорить о преимуществах той или иной вакцины от коронавируса могут только медики, но тот факт, что со “Спутником V” или "КазВаком" по свету не покатаешься, зато перед "Пфайзером" открыты все страны, очевиден. В роли же “эпсилонов”, которым даже находиться в одной комнате с элитой нельзя, сейчас выступают невакцинированные.

Правда, в романе участь невакцинированных не лучше, чем в нашей реальности. Их отправляют на далекий остров, где порой не хватает еды, а единственная работа – развлекать “альф”, приезжающих туда на уикенд.

Есть еще любопытный факт. В романе все печали лечатся безвредным наркотиком “сомой”. Его делают на той же фармацевтической фабрике, что и препараты для элиты. В реальной жизни и вакцину "Пфайзер", и второй по популярности в развитых странах антидепрессант “Золофт” разрабатывали в одном и том же центре фармкомпании в г. Гротон, штат Кентукки.

Если визатор показал “красный” статус, то пацак обязан носить намордник. Кадр из фильма “Кин-дза-дза”

Если визатор показал “красный” статус, то пацак обязан носить намордник. Кадр из фильма “Кин-дза-дза”

Фильм "Кин-дза-дза" (1986) засмотрен до дыр и пересказывать его нет смысла. Однако эпизоды, где на судьбу человека влияют красная и зеленая точки визатора, уже не кажется таким смешным, как 30 лет назад. Пацак с “красным” статусом не может посещать общественные места, его не пускают в вагонетку, заставляют носить намордник и приказывают радоваться, согласно последнему постановлению господина ПЖ.

АКТОБЕ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи