Опубликовано: 2700

"Нашлись люди, кто называл меня "заразой" - откровенный рассказ заболевшей коронавирусом

"Нашлись люди, кто называл меня "заразой" - откровенный рассказ заболевшей коронавирусом

Когда алматинка Анастасия ЗАХАРОВА получила результаты ПЦР-теста, где значилось “COVID-положителен”, она испытала шок.

Но, чтобы побороть вирус, который поразил сразу оба легких, ей пришлось взять себя в руки и принять ситуацию. Она – одна из немногих, кто открыто заявил о своем статусе.

Она молодая, красивая и отчаянная, проехала на байке с подругой Вьетнам по диагонали, стала инструктором дайвинга на Красном море, служила в армии, любительница экстрима и адреналина. Казалось, ничего не может испугать ее и выбить из колеи. Но встреча с коронавирусом стала настоящим испытанием, и дело не только в здоровье. Инфекция бьет по самому больному, превращает людей в изгоев, заставляет испытывать чувства вины, страха, обиды, пугает неизвестностью.

Человек, который получает положительный результат на COVID, по словам Анастасии, проходит три стадии: шок, отрицание и смирение. Она испытала это на себе. И теперь готова поделиться опытом, чтобы другим, кто окажется в подобной ситуации, было легче.

– Я изначально к вирусу отнеслась достаточно серьезно. Но, как и многие, думала, что это происходит только “у них” и до нас не доберется. Просто продолжала следить за новостями и информацией о количестве зараженных в Китае и Италии. Как раз вернулась из поездки по Вьетнаму и добровольно устроила себе самоизоляцию, – рассказывает Анастасия. – Я привыкла ко всему относиться с большой ответственностью. Во время объявленного в стране чрезвычайного положения практически не выходила из дома, лишь сбегала пару раз в магазин и выбросить мусор. А потом возникла острая необходимость выехать в город по делам, и одной этой поездки хватило для того, чтобы столкнуться с вирусом.

Знаете, очень обидно, ведь куча людей до сих пор не верит в вирус, не соблюдает карантин. Но такова, наверное, судьба. И каждый проходит то, что должен пройти.

Первые симптомы были очень стертыми, я почувствовала недомогание и подумала, что меня просквозило. На следующий день проснулась с температурой 37,3, немного заложило нос в районе гайморовых пазух. Была несильная головная боль. Я быстро сходила в аптеку и купила обычные лекарства от простуды. Но после меня насторожило, что перестала чувствовать запахи. Решила на всякий случай сдать тест.

Когда “положительно” – очень отрицательно

– Я зашла на сайт одной из городских лабораторий и подала заявку на ПЦР и экспресс-тест. Через какое-то время позвонила девушка и назначила мне время, место недалеко от дома. Процедура взятия анализа оказалась абсолютно безболезненной и совсем не похожа на те кошмары с видео, что гуляют в социальных сетях, где людям засовывают палку в нос и рот на метр, и они извиваются в муках. Забор занимает всего несколько минут.

В этот же день пришел результат экспресс-теста. Он показывал наличие антител в крови. И он был отрицательным. Я вздохнула спокойно, настроение улучшилось. Но на следующий день я получила результат ПЦР-теста, и он оказался, к моему сожалению, положительным. Я очень сильно испугалась. Подобное со мной вообще редко происходит, обычно я всегда контролирую ситуацию. Сама позвонила в скорую помощь, спросила, что мне делать и чем лечиться. Они выслали бригаду ко мне домой.

Кто-то молится, кто-то кричит, а я плакала…

– Приехали люди “в скафандрах”, полностью закрытые, они сопровождают тебя везде – в этот момент сложно сохранять спокойствие. Меня повезли в больницу, чтобы сделать компьютерную томографию. О госпитализации речи не было. Я быстро схватила свой рюкзак, телефон, документы, и мы поехали в новый мобильный инфекционный госпиталь в Алатауском районе.

Меня разместили в палате в “бессимптомном отделении”, пришла лечащий врач, представилась, оставила свой номер телефона для связи.

А поздно вечером в этот же день мне прислали SMS с результатами обследования, которые заставили меня впасть в панику: оказалось, что у меня двусторонняя пневмония. Я расплакалась. Было какое то чувство безысходности, обиды, страха, всё смешалось.

Уже потом я видела и слышала, как по-разному люди реагируют на этот диагноз. Кто-то молился, кто-то кричал, выплескивая свой негатив на медперсонал. Но потом я успокоилась, взяла себя в руки, и в голову пришли даже позитивные мысли: хорошо, что я вовремя узнала о пневмонии и теперь нахожусь в больнице, где меня будут лечить. Ведь огромное количество историй заканчивается намного печальнее, люди оказываются в реанимации, уже с большим поражением легких, и стоит вопрос о выживании. Старалась держаться молодцом, но иногда негатив все-таки захлестывал меня: а что, если этот вирус оставит серьезные последствия в организме, какая реабилитация потом потребуется после лечения? Как долго всё это продлится?

Некоторые называли меня “заразой”

Сложнее всего оказалось пережить реакцию общества на этот диагноз, признается Анастасия:

– Этот вирус показал, кто есть кто на самом деле. Спасибо моим друзьям, которые вовремя пришли на помощь. Быстро организовали мне передачу с вещами первой необходимости в больницу, помогали добрым словом. А кто-то повел себя вообще неадекватно, не стеснялся в выражениях, называя меня "заразой". В этот момент, кстати, на многих открылись глаза – кто друг, а кто просто так. Когда я отсюда выйду, буду совсем другой. Эти мысли и помогли мне собраться, не раскисать, взять себя в руки. Я твердо решила бороться. Ведь у меня столько целей в жизни, мне еще замуж выходить и рожать детей.

Я прошла стадию отрицания, как и все другие. Поняла, что это естественно. Сначала сомневалась в результатах ПЦР-теста, потом не верила в наличие пневмонии у меня, так как признаков и симптомов никаких не было. И даже получив на руки снимок КТ, думала, что он не мой

Встреча с министром Биртановым

– Вообще хотелось бы сказать несколько слов о медперсонале, – продолжает Анастасия. – Они выслушивают каждый день столько негатива от пациентов... и просто молча это проглатывают.

Некоторые врачи во время обходов успокаивают, поддерживают. Санитары и медсестры шутят и поднимают настроение. А ведь им тоже тяжело. Они тоже живые люди, которые на время пандемии отрезаны от своих семей, близких и родных, живут в спецобщежитии. Некоторые не выдерживают и уходят. Я очень удивилась, что при поступлении в больницу всё быстро организовали, заселили меня, приступили к лечению, чувствуется, что работа идет по четкому алгоритму. Никаких задержек не было. Единственное, хотелось бы получать больше информации о том, как проходит лечение, ведь мы все напуганы, и нам необходимо знать, есть ли улучшения.

Изначально у меня возникли проблемы с получением результатов КТ-обследования. Но так совпало, что в день, когда я их ждала, в больницу приехал министр здравоохранения БИРТАНОВ. Он поинтересовался моим здоровьем. Я тут же попросила предоставить мне данные КТ, и через полчаса они были у меня на руках.

В двух словах хотелось бы упомянуть об условиях в больнице. В каждой палате – душ и туалет, холодильник и кондиционер. Есть палаты трехместные, есть четырехместные.

Еда была вкусной. Я читала комментарии некоторых, что есть ее невозможно. Это неправда.

Конечно, если вы до этого ели устриц три раза в день, то вам не угодишь. Всё питание раздается в одноразовой посуде.

Хотелось бы рассказать о лечении, этот момент очень многих пугает. Ведь используют препараты для лечения малярии, у которых огромный перечень побочных действий. Мне повезло, никаких проблем не возникло, я принимала этот препарат по схеме в течение 5 дней. Также пациентам делают массаж легких с помощью специального аппарата. Он посылает вибрирующие волны и как бы растрясает легкие, начинает выходить мокрота.

Это страшный, но все-таки опыт в моей жизни. Скоро выписка. Вы думаете, что все страхи остались позади? Нет. Тем, кто болеет или уже переболел, все-таки нужна помощь психологов, огромная поддержка близких и родственников. Я знаю, что люди будут сторониться нас, это очень обидно и неприятно.

Боюсь, что некоторые из нас могут стать изгоями в обществе, социум не примет нас, пока процент переболевших не станет значительным.

Пока ученые не изучат вирус настолько, чтобы сказать: мы знаем о нем всё, он неопасен! Поэтому многие будут молчать о том, что переболели. Но я рассказала о своем статусе, это мой осознанный выбор.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи