Опубликовано: 35600

Вирус беспечности страшнее: как алматинец отбывал карантин в двух больницах

Вирус беспечности страшнее: как алматинец отбывал карантин в двух больницах

В “КАРАВАН” обратился читатель, Канат Аукенович ДЖАЙЛАУБЕКОВ, и поведал свою историю пребывания во время карантина в двух алматинских стационарах: Центральной городской клинической больнице (ЦГКБ) и в Больнице скорой неотложной помощи (БСНП).

– Своими впечатлениями и размышлениями делюсь ради того, чтобы народ знал, что за себя и свое здоровье надо бороться, – пояснил мужчина.

“А вы в курсе, что у нас карантин?”

– 30 марта в 11 ночи я попал в Центральную больницу (в простонародье именуемую 12-й) с повышенным давлением 200 на 90 и сильным головокружением. Всё это у меня на фоне наследственного сахарного диабета, из-за которого отказали почки, и я принимаю процедуры диализа, – рассказывает Канат Джайлаубеков. – Врач клиники меня осмотрел и выразил намерение отправить обратно домой. Тогда между нами состоялся диалог: “Вы же видите, что я даже до двери сейчас не дойду, могу упасть?”. Отвечает: “Да, вижу”. – “А как же вы меня отправляете домой?” – “Ну, таблетками вылечитесь!”. Сообщаю: “Меня из дома три человека спускали, поскольку я не в состоянии двигаться!”. Он с неохотой: “Ладно, я вас положу. Сейчас сдадите анализ крови. Полежите здесь”.

Лежу 10 минут... 20 минут… Надоело. Встаю, вижу, медсестры с водителями общаются. Говорю:

– Мне сказали кровь сдать и что сейчас ко мне подойдут. Почему никто не подходит?

– А, это вы, что ли? – отвечает медсестра.

– Да!

– Ну, садитесь, – какие-то свои вещи на столе в сторону отодвинула, берет иглу. Я говорю, извините, может быть, вы перчатки наденете или антисептиком руки себе обработаете и потом будете мне укол ставить? С недовольным лицом пошла, помыла руки.

Ложусь в отделение неврологии. Назначили систему.

Замечаю, что одна из медсестер подходит ко мне без маски. Интересуюсь: “Почему без маски?”. “Вот сейчас придет старшая медсестра, и мы их получим”, – без перчаток берет салфетку, спирт, иглу. Я спрашиваю: “И перчаток, и антисептика руки обработать у вас тоже нет?”. Отвечает: “У меня руки чистые”.

Сжимаю зубы, чтобы не ругаться. Она укол сделала, систему поставила, ушла. Тут, смотрю, санитарки пришли уборку делать – все без масок! На руках что-то вроде резиновых перчаток или варежек, и этими варежками они полы, подоконники моют, открывают, закрывают двери. Я говорю, девушки, а вы в курсе, что у нас карантин? Молча уходят.

Так с первого дня, с первой секунды моего пребывания в 12-й больнице я наблюдал нарушения. Карантин и строгий режим из-за коронавируса в Алматы были введены с 16 марта, но впечатление такое, что 12-й городской больницы это тогда не коснулось, будто она находится где-то на территории Беларуси, до последнего не признававшей этого заболевания.

“Был у нас в палате спирт, мы смешали его с перекисью и водой, сделали себе антисептик”

– Еще ситуация. Нас, пациентов больницы, пригласили в столовую. Смотрю, людей не так много, но человек 10 есть, у некоторых в наличии нет масок. Ушел к себе в палату, дождался, пока все поедят, потом пришел отдельно. На второй день в столовую прихожу, буфетчица кричит: “Быстрей давайте на ужин, мне на автобус успеть надо!”. То есть мы всей толпой должны туда зайти. Я заходить не стал. И всем троим ребятам из своей палаты сказал: “Не ходите, рисковать не надо”. Буфетчица наши порции еды приготовила и ушла. Потом, когда все уже поели, мы свое забрали и в микроволновке разогрели.

– А сама буфетчица и повара были в масках?

– Ни одна не была в маске! Я со своими замечаниями подошел к старшей медсестре, рыженькая такая, неплохой специалист, и говорю: знаете, сейчас в городе коронавирус и карантин, вы должны принимать меры безопасности для больных. Не могли бы вы выдать им, особенно пожилым, бабушкам и дедушкам, маски. Отвечает: мы не можем, нам самим не хватает.

Антисептиков там тоже не было. А на этом этаже прямой открытый коридор проходит через 2 или 3 отделения! У меня фотографии есть, где антисептики пустые. В общем, был у нас в палате спирт, мы смешали его с перекисью и водой, сделали себе антисептик и им обрабатывали руки.

“Почему он так кашляет?”

– На второй день меня отправили на УЗИ сосудов шеи, выяснить, почему головокружение.

Вижу, параллельно медсестра везет на коляске мужчину. Тот держится за голову, вытирает с лица полотенцем пот и очень сильно кашляет. Прямо, на нет!

Я медработника спрашиваю: “Почему он так кашляет?”. Она отвечает: “У него на нервной почве”. Я говорю: “Он прошел тест на коронавирус?” – “Зачем? Он сказал, что это у него на нервной почве”. В общем, с ними я в лифт не сел, пошел вниз пешком. Потом мы оба опять встретились в отделении УЗИ. Его осмотрели. Я прошу: “Замените мне, пожалуйста, простыню после этого пациента”. Медсестра: “У нас нет. Не хотите – не проходите УЗИ”. – “Тогда, – прошу, – вообще уберите эту простыню, я без нее лягу”.

Выписался я из ЦГКБ 8 апреля, когда получил очередной диализ. А после этого 12-го мне звонит врач-нефролог диализного отделения и говорит: “Вы должны пройти тестирование на коронавирус, потому что лежали в нашей больнице. Нашу больницу закрывают на карантин!”.

Я сдал у них тест 13 апреля, и по сей день его результатов нет. Сообщили только, что придется лечь в БСНП как контактному.

“Я первую ночь спал, накрыв голову полотенцем”

– В БСНП, – продолжает рассказ Канат Аукенович, – меня поместили в палату с одним мужчиной. Познакомились, спрашиваю, что с ним. Говорит: “Я на диализе. Ходил туда же, куда и вы”. – “Тест на коронавирус сдали?” – “Сдал, результатов тоже пока нет”. Стоят ли два миллиона того, чтобы заболеть коронавирусом и 10, чтобы умереть: откровения инфекционистов

На следующий день к нам пришел врач. Я спрашиваю, есть ли мои результаты? – “Нет, мы их еще не получили. Сейчас здесь возьмем у вас тест”. Говорю: “Но как вы можете помещать нас вдвоем в палату, не имея на руках результатов наших тестов? Может, я больной, а может, он. Между нами расстояние 1 метр. Ни шторы, ни ширмы нет, чтобы мы друг друга не “заразили”. – “А что мы можем сделать, – отвечает врач, – я попытаюсь что-то предпринять”.

Видя такое дело, интересуюсь у медсестры: “У вас есть дополнительная палата?”. – “Нет, поэтому и положили вас вдвоем без анализа”. – “Но перед тем, как положить людей в одну палату, сначала надо тест взять, узнать, если у обоих отрицательный, тогда – да. А если один больной, другой здоровый, тогда пропадут оба! Итак, я первую ночь спал, накрыв голову полотенцем, грубо говоря, как трупы накрывают, потому что маска уже уши надавила.

– А в 12-й больнице в какой палате лежали?

– В пятиместной!.. И никому по прибытии тестирование на коронавирус не делали, хотя обязаны…

– То есть неудивительно, что в ЦГКБ случилось массовое заражение?

– Да, это из-за халатности всего персонала.

– А в БСНП ходят в масках?

– О! Здесь медработники, как космонавты, экипированы полностью. Теперь нам сказали, каждые 3 часа измерять температуру тела. У меня пока стабильно 36,3–36,6 градуса. А у соседа на второй день температура поднялась до 37,3 градуса. И он кашляет. Я говорю: прости, дорогой, я от тебя ноги делать буду. Обратился к медсестре: “Уважаемая, ищите, где хотите, бокс, хоть в коридоре поселите, но я спать с температурящим пациентом в одной палате не буду!”.

Интересно еще, что весь медперсонал БСНП ходит в комбинезонах, спецобуви, перчатках, очках. А нас, диализников, на процедуру из палаты через всю клинику везут только в одной маске.

Мы заходим в лифт, где перед этим могли везти коронавирусного больного. Ходим по этажам и коридорам без спецодежды. Так что пациенты здесь легко могут заразиться контактным путем. Такая же беда и с инватакси, в которых пациентов на процедуры и домой положено доставлять по одному, а их возят всех вместе.

И я хотел бы, чтобы этот мой рассказ вы опубликовали в газете, потому что чем больше людей будет знать свои права, тем лучше! Ведь из-за такого попустительства у нас столько проблем и столько больных!

“Там написано: “Перловка с котлетой”!.. Я чуть не обалдел! Как хорошо, что потребовал!”

– А что предлагаете делать с нашей бедной медициной?

– Соблюдать инструкции, прекратить кумовство. Первым делом поднять заплату младшему медперсоналу, санитаркам и медсестрам. Они же приходят на работу голодными! Не исключаю возможность, что из-за этого люди и работают не как положено. А потом мы получаем заключения, где написано, что, оказывается, я столько-то процедур получил. А на самом деле их было раза в два меньше!

И эта беда будет продолжаться, пока медикам не поднимут зарплату минимум в три раза. Тогда люди будут ценить свою работу и знать, что за нарушение инструкции уволят!

И еще в столовой мы потребовали вывешивать меню, которого там нет. На ужин нам обычно давали немного каши, а когда принесли меню, там написано: “Перловка с котлетой”!.. Я чуть не обалдел! Как хорошо, что потребовал! Или положено молоко и яйцо – яйцо в сторону. Положено с булочкой – булочки нет. Это мы увидели в меню на два дня, которое нам предоставили, и были поражены.

– Сколько вам еще в больнице находиться?

– Дней десять. Но скажу одно, после того, как я требования ужесточил, мне уже здесь нравится! Приносят ужин, оставляют на тумбочке, сами в палату не заходят. Регулярно интересуются, что необходимо, предлагают чай. Мне кажется, завотделением здесь молодец, дал всем нагоняй и поставил работу на уровень.

Главное, я хотел бы сделать акцент, чтобы люди не молчали. Чтобы выходили в соцсети, ставили проблему. Если этого не делать, то бардак так и будет длиться годами.

Ну а я, учитывая, что у меня еще трое детей на ноги как следует не встали, халатно относиться к своему здоровью не имею права!

***

Зная историю с массовым заражением медиков и пациентов в Центральной городской клинической больнице Алматы, мы обратились к новому ее руководителю Марату АБДУЛЛАЕВУ. И вот что он сказал:

– Времени на интервью у меня сейчас нет, поскольку я вместе со своими коллегами очень занят проблемой заражения коллектива и пациентов коронавирусом. Передо мной поставили задачу – эту ситуацию решить и победить. И мы этим сейчас занимаемся. Зона очага инфекции сейчас локализована, выявлены контактные первого и второго уровней. Люди проходят повторные тестирования, увеличено количество антисептических и дезинфицирующих средств, решаем вопрос по обеспечению питанием.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи