Опубликовано: 10900

“Мы живем как в аду”: полиция Китая не проявляет активности в расследовании гибели казахстанской студентки

“Мы живем как в аду”: полиция Китая не проявляет активности в расследовании гибели казахстанской студентки

“20 лет я растила доченьку, вкладывала в нее любовь и заботу, чтобы в конце концов завернуть мою Сандиру в 20 метров ткани”

“Вечер для меня адовый – ложишься спать, и все мысли на тебя набрасываются, слезы градом, только таблетки помогают заснуть. У мамы Сандиры – моей сестры – наоборот. За день, говорит, наревусь до усмерти, вечером падаю обессиленная. Для меня кошмар – утро: просыпаюсь и понимаю, что дочери нет, что это не сон, что не услышу ее: “Мама, доброе утро, я тебя люблю”…

Три года и один день

Родные 19-летней Сандиры СЕРИКХАНОВОЙ, погибшей при странных обстоятельствах в Китае в конце апреля, поделились с “КАРАВАНОМ” своей трагедией в надежде найти виновных в смерти родного человека.

– 7 мая Сандире исполнилось бы 20. Она старшая из четверых детей, – начинает свой рассказ тетя погибшей Альнура АГАЕВА. – Три года наша девочка училась в Чанчжоу в Jiangsu Technology University. Училась на отлично. В 16 лет начала интересоваться Китаем, культурой, языком, позже обратилась к репетитору. За полгода она освоила китайский и сразу сдала третий уровень HSK в Институте Конфуция в столице. В 17 лет решила поехать в эту страну, а родители не стали препятствовать дочери, чтобы завтра она не обвинила их в том, что ее судьба и карьера не сложились.

Три года были замечательные: Сандира усердно училась, на зимних каникулах домой не приезжала – подрабатывала переводами (девушка знала также английский), младшим братишкам-сестренкам подарки присылала. Родительские деньги студентка тратила разумно, копила вместе со своими заработками.

– В декабре – январе у Сандиры появилась знакомая – 25-летняя Баян из Тараза, которая училась в этом же университете. Мама, узнав о ней, сделала дочери замечание: что может связывать скромную 19-летнюю девушку, которая не курит, не пьет, никогда с мальчиками не дружила, с 25-летней?..

25 апреля в течение всего дня сестра и Сандира списывались и перезванивались по WeChat, мама, как обычно, узнавала: как дела, какие планы у дочери? Та рассказала, что будет готовиться к экзаменам.

– Мы по социальным сетям видели: приятелям в выходные Сандира, ссылаясь на занятость, отказывала. Но Баян каким-то образом удалось вытащить ее из кампуса.

Они пошли в бар, где к ним присоединились Данияр и Мадияр, которые, как мы выяснили по вскрытой в Instagram переписке, хотели познакомиться с Сандирой.

Все они учились на одном потоке, – воссоздает картину предшествовавших трагедии событий Альнура. – После бара, как я поняла, они пошли в квартиру Мадияра, а потом Данияр, живущий по соседству, позвал Сандиру к себе: якобы ему нужно было принести какие-то вещи. Мы не знаем, зачем наша девочка пошла… Думаю, доверилась своей подруге, ее друзьям – соотечественники как-никак, плохих мыслей и не допустила.

…По видеозаписи видно: когда Данияр и Сандира пришли в его ЖК, он входит в лифт и зовет ее, а она стоит – не решается войти. Речь не слышна, но по выражению лица понятно, что не хотела идти, рассказывал отец Сандиры.

Они поднимаются, что происходило дальше, нам неизвестно – ни на лестничных пролетах, ни в коридоре камер нет – только в лифте.

…Съемка возобновляется в момент, когда Данияр стоит у лифта на своем этаже, но не заходит – якобы ждет Сандиру. И вдруг, по его рассказам, слышит крик, бежит искать ее, подбегает к балкону, откуда видит лежащую внизу белую кроссовку. Он смотрит вниз и видит Сандиру, якобы упавшую с 17-го этажа на крышу торгового центра, расположенного на 7-м этаже. Вызывает охрану, полицию. После подбегает к лифту (это видно по камерам) и начинает записывать себя на диктофон, совершать какие-то непонятные действия.

– Мы не знаем, сколько времени девочка провела в квартире. Когда вышла из нее, по словам Данияра, она плакала, была чем-то расстроена. На вопрос отца, чем именно, если вечер так хорошо начался, парень не смог ответить – сослался, что был в состоянии шока, – рассказывает тетя девушки.

Смертельное падение

О трагедии родителям сообщили 26-го утром – позвонила куратор группы Нина.

– В течение трех часов отец Сандиры получил визу: китайцы в этом плане молодцы, подсуетились, вылетел со своим младшим братом в Урумчи, оттуда – в Шанхай, после добрался до университета. Когда зять поехал на опознание, ему показали только лицо дочери – даже прикоснуться не разрешили. Вскрытие тела, по просьбе отца, не стали делать.

Накануне похорон я сама купала Сандиру, она была целая, без особых телесных повреждений.

Я думала, наша девочка разбитая на кусочки к нам приедет, – со слезами на глазах вспоминает тетя. – В заключении о смерти указано, что гибель наступила в результате черепно-мозговой травмы. Китайская сторона сразу заявила, что наша девочка сама упала. При этом эксперты не отрицают изнасилования, но и не утверждают. Я не знаю, были ли взяты материалы.

Китайская полиция возбудила дело.

По словам Альнуры, допроса при отце Сандиры не было:

– Когда отец приехал, ему не дали поговорить с троицей с глазу на глаз – разговор происходил в университете, при представителях вуза и полицейских. Куратор им сказала: вы хотя бы отцу соболезнования принесите, а они – все трое – промолчали… Китая нужно не просто бояться, а очень бояться: откровения казашки из КНР

Насколько мне известно, по делу никто не проходит подозреваемым. Закрыто не закрыто оно – нам никто ничего не говорит, не звонит. Отец Сандиры говорит: такое чувство, что к нашему делу подошли поверхностно.

21 июня зять отправил в Генпрокуратуру Казахстана письмо с ходатайством о рассмотрении дела не в провинции Чанчжоу, а в Верховной народной прокуратуре в Пекине. Оттуда пришло уведомление, что наше письмо направили в МИД РК. Другой информации пока нет.

В гибели Сандиры много вопросов, нестыковок в деле. Не было ни очных ставок, ни проверки на детекторе лжи. По словам китайской стороны, в доме, где произошла трагедия, нет отпечатков пальцев нашей племянницы, вообще никаких отпечатков нет. Как Сандира упала? Взяла и перекинулась через перила, что ли? Тогда где отпечатки ее пальцев? Она же должна была обо что-то опереться, чтобы сделать этот шаг. По натуре она трусиха была, очень боялась высоты. А тут 17-й этаж – даже посмотреть вниз страшно, не то что шагнуть оттуда!

Мы вообще не верим в версию суицида – у нее было столько планов: собиралась в магистратуру в Японию. В самом Китае ей очень нравилось – люди, культура, как рыба в воде там себя чувствовала.

Мама всегда говорила Сандире: “Что бы ни случилось, жизнь дала тебе я, и ты не вправе решать, что с ней делать. Никогда, ни при каких обстоятельствах не опускай руки. Если что-то случится, ты с этой мыслью переспи, на эмоциях ничего не решай. В любой момент звони мне, я всегда поддержу, я – мать, подскажу, помогу”

Она за себя уже не постоит

– Университет, где училась Сандира, не хочет лишней шумихи из-за ее гибели. Это же может подорвать репутацию вуза. Китайская полиция не проявляет активности, возможно, если бы в деле был замешан местный житель, тогда расследовали бы более тщательно, – делится мыслями тетя погибшей.

– Я не знаю, по какой статье возбудили дело – связи ни с кем нет. Работники нашего посольства в КНР встречались с отцом, сопровождали, но все расходы – на проживание, доставку тела на родину – покрыл университет, вернувший также средства с депозита Сандиры.

Я читала, что в Китае вскрытие тела идет 30 дней. Но мы не могли так долго ждать. И так прождали с 26 апреля по 2 мая, когда Сандира приедет. Но МИД мог хотя бы подсказать нам, что можно провести независимую экспертизу, взять материал.

Можно было также направить в КНР наших криминалистов, чтобы они совместно с китайскими коллегами расследовали. Возможно, этими бумагами мы не оспорили бы ничего в Китае, где свои правила, но по крайней мере знали бы, что сделали всё, чтобы установить истинную причину гибели девочки.

Наши студенты вообще не защищены за границей, мне говорили, что чуть ли не каждый месяц оттуда приходит груз 200, только это не предается огласке.

Ни сами однокурсники Сандиры, ни их родители – никто за все это время не попросил у нас прощения, не высказал слова соболезнования. Если человек до последней минуты был рядом, как он может быть не причастен? Даже если было самоубийство, к смертельному шагу ведь подтолкнули?

Я предполагаю, что, возможно, Данияр начал приставать к Сандире на этаже, возможно, она его отталкивала или он ее толкнул. Может, в коридоре дома между ними завязалась борьба. И непонятно, почему нет свидетелей, почему никто из соседей, услышав шум, не выглянул из квартир.

Я с этим парнем списывалась в соцсетях (сразу после гибели Сандиры он и Баян удалили нашу девочку из друзей, сделали страницы закрытыми), спрашивала: “Ты понимаешь, какого масштаба произошла трагедия? Ты намеренно позвал Сандиру к себе. Для чего? Не просто ведь сходить за вещами. Почему Сандира плакала в твоем доме? Значит, ты либо что-то сделал, либо попытался сделать, повел себя очень грубо, раз она так отреагировала. Вы втроем скинули вину за происшедшее на Сандиру, потому что сама она за себя уже не постоит…”.

Живем как в аду

– С момента ее гибели мы живем как в аду. На прошлой неделе было ровно 60 дней, как не стало нашей девочки. 30 июня она должна была прилететь на каникулы домой вместе со всеми студентами-казахстанцами…Когда сообщили 14-летнему братику Сандиры о беде, ему стало плохо с сердцем, скорую вызывали. А ее младшие сестренки – 5 и 2 лет – по-прежнему ждут любимицу, терзают маму расспросами: “Почему няня не звонит, давайте позвоним, куда она пропала?”. Недавно сестренка сказала: “Уеду к няне – вы меня ругаете”. А малышка, видя слезы, бежит за полотенцем, – с дрожью в голосе говорит тетя Сандиры. Мама Томирис Байсафы Жанна Ахметова: Правда по этому делу найдет нас!

В поисках помощи родные погибшей студентки обратились к Жанне АХМЕТОВОЙ, в прош­лом году также потерявшей дочь при невыясненных обстоятельствах.

– Я долго не решалась, но все-таки позвонила маме Томирис БАЙСАФЫ. Обе рыдали в трубку… Жанна просмотрела все записи: кому звонила после трагедии с дочерью, с чего начинала. Она нас поддержала, сказала: пишите, не молчите. Дело о гибели 21-летней Томирис до сих пор не сдвинулось, мама уже год бьется. А мы только начали…

Странно, но факт – после гибели Сандиры в Китае мама Томирис в Нур-Султане дает ас по дочке, всё происходит с разницей в несколько дней. А спустя время мы, не зная об этом, выбираем тот же ресторан для поминок…

“20 лет я растила доченьку, вкладывала в нее любовь и заботу, чтобы в конце концов завернуть мою Сандиру в 20 метров ткани”, – эти горькие слова сестры до сих пор режут мне сердце, – сказала нам на прощание тетя погибшей студентки.

P. S. Как сообщила Альнура, участники рокового вечера 30 июня, возможно, не вернулись в Казахстан, а остались работать в Китае.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи