Опубликовано: 7800

Меня выкинули умирать на морозе - жуткие откровения казахстанки, пережившей насилие в детстве

Меня выкинули умирать на морозе - жуткие откровения казахстанки, пережившей насилие в детстве

25 ноября каждого года планета отмечает Международный день против насилия над женщинами и детьми.

Движение против насилия “Не молчи” в рамках 16 оранжевых дней, посвященных этому событию, презентует книгу “Ляззат – навстречу судьбе” о судьбе казахстанки, пережившей насилие в раннем детстве.

…А маму повесили

Свою книгу Ляззат Ракишева написала в соавторстве с украинской писательницей Ириной Агапеевой. На вопрос о том, как она решилась рассказать о своей непростой судьбе, ответила:

– Мне хочется, чтобы мои дети, узнав о моей непростой судьбе, учились “держать удар”. Идея написать книгу тоже пришла благодаря им. Я стараюсь быть в курсе дел каждого своего ребенка, и если вижу в них наклонности к чему-то, всегда хочу помочь развить их. У младшей дочери увидела, к примеру, тягу к сочинительству стихов. Стала искать литературные курсы для детей, но в Алматы не нашла таких. Попыталась искать через Интернет и наткнулась на украинскую писательницу Ирину Агапееву. Прочитала ее женские романы и решила написать книгу о себе. На Ирину вышла в надежде, что она научит меня азам писательства. Она откликнулась на мое письмо. Сказала, что пишет сама, но учить других не пробовала. А я ей говорю: “Давайте я вам свою биографию наговорю на диктофон, и вы что-нибудь сделаете с этим”. Отправила аудиозапись, где рассказала все, что со мной случилось, после того как меня, шестимесячную малышку, выкинули морозной ночью на улицу. Через неделю она дала согласие. Когда рукопись была уже готова, я попросила Ирину написать аннотацию к книге. Она посоветовала обратиться к лидеру единственного в СНГ движения против насилия “Не молчи” Дине Смаиловой. Пострадавших казахстанок насилуют дважды

Сказать, что была совсем не знакома с Диной на тот момент, я не могу. Я читала ее пост о том, что с ней случилось 25 лет назад. Подумала тогда: надо же какая смелая женщина!

И мне, как и ей, хотелось создать фонд, но теперь уже в защиту детей, подвергшихся насилию. Я ведь одна из таких, но никогда никому ничего не рассказывала. Просто замкнулась в себе на много лет и болела, болела...

Что со мной случилось? Когда я родилась, папа работал старшим следователем РОВД в Восточно-Казахстанской области. Бабушка по маме рассказывала мне потом, что он, расследуя одно громкое дело, довел до скамьи подсудимых очень влиятельных людей. Их родственники не простили ему этого. Когда отец был в командировке в Алма-Ате, некие люди ворвались ночью в наш дом, нанесли маме удар по затылку тупым предметом и, инициируя самоубийство, повесили, а колыбельку вместе со мной выкинули февральской ночью на улицу, где утром меня нашли соседи. Брат, старше меня на шесть лет, к счастью, был в это время у родителей отца.

Папа сам взялся расследовать дело, но старики-родители, боясь, что и дальше те будут мстить, упали перед ним, единственным сыном, на колени.

…И я стала бельмом на глазу

После смерти мамы кто только нас с братом не воспитывал – дед с бабкой, соседи, дальние родственники… В общем, болтались от одного дома к другому. Когда мне было четыре годика, папа женился.

Когда меня изнасиловали (это случилось летом 1979 года, мне тогда не было и шести лет), умер кто-то из родственников мачехи, и она, оставив меня со старшим братом-шестиклассником, уехала.

В тот день я с утра играла во дворе. Устала, зашла домой и прилегла на старый продавленный диван в коридоре. Сквозь полудрему слышала, что кто-то зашел. Думала, брат. Почувствовав, что кто-то наклонился ко мне, открыла глаза и увидела двух взрослых парней. Одного из них я знала. Это был сын соседей. Потом меня накрыли подушкой – дальше ничего не помню. Брат-подросток вернулся домой вечером. Измотанный игрой в футбол, он даже не посмотрел на меня, а сразу свалился спать. Не знаю, кто унес меня в кроватку. На другой день то приходила в себя, то снова теряла сознание. Папа, собираясь на работу, спрашивал мимоходом: “Что случилось, балам? У тебя головка болит?”. Я молчала, а ему некогда было допытываться. "Он сказал, что меня уроет". Исповедь девушки, которую с восьми лет насиловал отчим

Потом начались кошмары, я кричала по ночам, не могла выносить мужской запах, меня тошнило от всех мальчиков.

Но ребенок есть ребенок. Помню, после того как это случилось, я забежала к соседям, родителям одного из насильников. В селе они считались благополучной семьей. Но с единственным среди трех дочерей сыном носились, как с куском золота. Не знаю, как на других действует вседозволенность, но он вырос избалованным хамом.

Его мама, жалея вечно голодных сирот, подкармливала нас с братом. В тот раз она на улице жарила баурсаки, от них шел такой аромат… И тут заходит он, ее ненаглядный сынок, с тремя своими друзьями. “Иди в дом, сними трусики, – прошептал он мне. – Я тебе конфеты дам”. Побросав баурсаки, я кинулась бежать домой.

Потом поняла, что если бы не тетя, младшая сестра мамы, у которой я была, меня бы насиловали постоянно, и я бы стала инвалидом, если не физически, то по голове точно. Она бы и раньше забрала меня, но папа не отдавал. А в тот раз она увезла меня к себе в Аягуз под предлогом, что бабушка хочет видеть меня перед смертью. Я прожила у нее почти шесть лет. Все эти годы она меня лечила, но все без толку. Энурез не проходил, ночные кошмары продолжались. Незадолго до смерти бабушка сказала моей тете: может, мол, сводить к знахарке? Но та хотела отмахнуться: “Какая знахарка, если дипломированные специалисты не могут вылечить?!”. Но бабушка настояла. И что вы думаете? Помогло!

Не успели мы к ней зайти, как старушка-лекарка, бросив на нас мимолетный взгляд, увидела, что ребенка, то есть меня, мучает страх. Она что-то прочитала, поплевала по углам, повесила на шею амулет. И в ту ночь впервые за много лет моя постель была сухой, а кошмары прекратились.

Моя теперь уже покойная тетя была боевой и сильной женщиной. Она не побоялась уйти с маленьким сыном на руках от мужа-пьяницы. Две взрослые женщины – она и бабушка – поняли, что со мной что-то случилось. Они обе так меня любили, давали столько ласки, что я снова научилась улыбаться, стала разговорчивее. Если, не дай бог, кто-то обижал меня, тетя не стеснялась устраивать громкие разборки. Сколько классов и школ в нашем городке мы поменяли! Замкнутый круг для жертвы бытового насилия

Моя счастливая безмятежная жизнь под крылышком бабушки и тети закончилась после 6-го класса.

Папа скучал по мне сильно. Я ему напоминала маму. А тут бабушка умерла, тетя стала сильно болеть. Потом она приезжала к нам в Маканчи, просила вернуться, но отца я не могла ослушаться.

К счастью, тетя не просто любила меня, она сделала меня такой же боевой, как сама. Лет мне было немного, всего 12, но теперь я могла кому угодно дать сдачу. И тех парней, вздумай они приставать ко мне еще раз, убила бы не задумываясь!

Один из них, тот самый соседский сын, уже женился к тому времени на молоденькой девушке. Но не по любви – он ее тоже изнасиловал. Умер в 45 лет: пьяным свалился зимой в канаву и замерз.

…Детей у нас любить некогда

А мой папа словно опомнился и понял, что девочек надо оберегать от грязных взглядов и прикосновений. Стесняясь, пряча глаза, говорил, чтобы никому не доверяла. Иначе, мол, замуж в хорошую семью не возьмут. Я соглашалась с ним, а сама, переживая, думала: “Поздно уже. Кому я теперь такая буду нужна?”.

В общем, не успев вырасти, я на себе поставила крест.

Первый раз вышла замуж, можно сказать, за первого встречного. Очень уж хотелось своего маленького женского счастья. Не сложилось. После развода переехала в Алматы. Окончила техникум, потом академию. Вышла еще раз замуж, родила троих детей. Сейчас работаю главбухом в одной фирме.

…Что хочу сказать своей книгой? Чтобы родители любили своих детей. Когда муж с женой ссорятся, а потом разводятся, дети отходят на второй план.

У нас, вообще, детей любят мало, а если любят, то какой-то безалаберной, невнимательной любовью – в “свободную минутку”. Будь любви много, откуда бы взялись насильники и изнасилованные ими дети?

Сама я, пройдя через это, детей своих с малолетства приучала к тому, чтобы они рассказывали мне все, что происходит с ними. Запретных тем у нас нет. Они уже с 8 лет знают, откуда берутся дети. Со мной ведь никто об этом не говорил. Как сейчас помню, когда проходили в 8-м классе репродуктивные органы человека, учительница, постеснявшись рассказывать нам об этом, велела 42-й параграф прочитать самостоятельно. В итоге, рожая первого ребенка, я даже не знала, откуда он у меня должен появиться. К чему ведет развод родителей?

А папу своего я не осуждаю. Он до сих пор мучается тем, что не отомстил убийцам моей мамы. Да и любит он меня по-своему. У него был инсульт, когда я разводилась с первым мужем. Не знаю, что с ним будет, когда он узнает, что меня изнасиловали в 6 лет, но не рассказать об этом миру я не могла... Пусть это станет уроком для всех родителей.

P. S. “Ляззат – навстречу судьбе” выходит в свет на четырех языках – казахском, русском, английском и китайском. Книга также будет издана в цифровом и печатном формате сразу в нескольких странах мира. Большая часть вырученных от ее продажи средств пойдет на борьбу с насилием и поддержку детей, переживших это, и их семей.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи