Опубликовано: 1200

Малыши травятся очистителями канализации и казанов десятками

Малыши травятся очистителями канализации и казанов десятками

Как врачи спасают малышей, которые пьют ядовитую бытовую химию, получают страшные ожоги и инвалидность, рассказывает заведующий отделением гнойно-торакальной хирургии Центра детской неотложной медицинской помощи Алматы Саматбек МЫРЗАХМЕТ.

– В приемный покой детской токсикологии в день поступает от 5 до 10, иногда до 20 детей с разными отравлениями, – говорит Саматбек Мырзахмет. – Из них с ожогами пищевода обычно бывает 2–3 ребенка. Это много. Если раньше самый тяжелый ожог пищевода давали детям в основном уксусная кислота и эссенция, то сейчас они пьют средства для чистки канализационных труб, мытья казанов, отбеливатели для белья и т. д., потому что родители оставляют их в доступном месте.

Травятся в основном малыши от года и до трех лет. Они тянут в рот все, что находят.

И получают не просто отравления. В составе этих препаратов кислоты и щелочи, которые обладают сильным прижигающим действием. Они дают серьезные ожоги стенок пищевода и желудка.

– Вся эта бытовая химия часто упакована в яркие бутылочки с дозаторами, похожими на соски, и красивыми этикетками, хороша на запах...

– Да. “Приправлена” ароматами яблока, лимона и других фруктов, чтобы взрослым было приятно при уборке дома. Получается, вместо того чтобы сделать их запах отпугивающим, его, наоборот, делают привлекательным, особенно для детей. Поэтому малыши охотно берут в руки всякие чистящие порошки, пьют эти растворы, жидкости и гели, которые очень сильно прижигают!

Из практики хирургов

– Таких случаев очень много, – продолжает Саматбек Мырзахмет. – И, конечно, в остром периоде все дети поступают в очень тяжелом состоянии. Мы их лечим. Но самое проблематичное – это последствия. Потому что из-за тяжелых ожогов по мере заживления ткань рубцуется, и просвет пищевода, например, сужается. Наша задача – не допустить его полной непроходимости. Вот это лечение послеожоговых сужений пищевода и создает главную проблему. Если проглоченные малышом химические вещества в желудке и кишечнике находятся уже в достаточно разбавленном виде и перемешаны с пищей и желудочным соком, то пищевод, куда они попадают еще неразбавленными, страдает больше всего. А его слизистая сама по себе очень тонкая и нежная. Кроме того, в нем имеются три физиологических сужения, где выпитые препараты хоть на доли секунды, но задерживаются. Там и происходят наиболее глубокий ожог и последующее интенсивное рубцевание ткани.

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Фото Нэли САДЫКОВОЙ

– Получается, что до кишечника прижигающие препараты вовсе не доходят?

– Да, чаще поражается пищевод, реже желудок. Но если ребенок выпил препарата слишком много, то глубокие и сильные ожоги случаются и в нижней части желудка, там, где он переходит в двенадцатиперстную кишку. И это место тоже может рубцеваться вплоть до непроходимости.

– Что вы делаете в таких случаях?

– Оперируем. Делаем обходной анастомоз. Ниже непроходимого участка соединяем кишечник с желудком. А если при рубцевании происходит тотальное сужение пищевода, то производим бужирование. Это расширение пищевода до определенного размера при помощи гибких конусообразных пластиковых бужей. Хотя эта процедура тяжелая, она крайне необходима. Ее мы сочетаем с противовоспалительной и рассасывающей терапией.

– Как же малыши выдерживают такие болезненные операции?

– Делается это в основном под наркозом. А потом, когда детей выписываем на амбулаторное лечение, то бужируем амбулаторно. Родители приводят их к нам уже из дома. Сначала раз в неделю, потом раз в две недели, потом раз в месяц. Некоторые дети вылечиваются за 3–4 месяца. Некоторые – за полгода-год. А бывает и до двух, трех лет ходят. Если пищевод бужированию не поддается вовсе, таких малышей оперируем и замещаем пищевод фрагментом его же толстой кишки. Это колоноэзофагопластика. Как правильно лечить малышей при высокой температуре

– А те, кому сделали колоноэзофагопластику, остаются пожизненно инвалидами?

– Нет. Инвалидность получают все дети, которые получили химический ожог пищевода с последующим стенозированием, то есть сужением пищевода. Но только до их полного выздоровления. А выздоравливают они, как правило, в 3–5 лет.

Наставление родителям!

– Конечно, такие ЧП происходят из-за невнимательности, халатности родителей, – предупреждает хирург. – В основном мамы оставляют прижигающие препараты бытовой химии в доступном для детей месте и не следят за ними. Чаще всего такое случается с малышами от одного года и до трех лет, потому что они любопытны, очень подвижны, уже начинают самостоятельно ходить, все открывают, хотят попробовать на вкус. За детьми такого возраста следить надо особенно внимательно! Самый пик приходится на малышей от года до двух лет.

Из роддома – на стол к хирургу

– А вообще наше отделение называется гнойно-торакальной хирургией. У нас лежат малыши с гнойными осложнениями и всем, что касается органов брюшной полости и торакальной хирургии, то есть хирургии органов грудной клетки, – продолжает Саматбек Абдыманапович. – Есть койки и для новорожденных. Они поступают к нам сразу из роддома, если у них имеются гнойные процессы или пороки развития.

Бывает, у кого-то слепо заканчивается пищевод или кишечник. Бывает, врожденное отсутствие заднего прохода или прямой кишки. Бывает, сообщение пищевода с трахеей – трахеопищеводный свищ.

Это патологическое соединение просвета дыхательного горла с пищеводом. Бывает, малыши рождаются с дефектом передней брюшной стенки – кишечник находится снаружи, вне брюшной полости. В таких случаях при невозможности одномоментно вправить его обратно в брюшную полость восстанавливаем поэтапно. Часть кишечника погружаем, а часть оставляем снаружи, упаковав в специальный целлофановый мешочек, так называемый мешочек Шустера. А потом, по мере роста брюшной полости малыша, в течение пары недель погружаем на место остальное. Так корректируем. И дети потом полноценно растут и развиваются.

Бывает, рождаются дети с пороками развития легких, бронхо-легочной системы – кисты, эмфизематозные расширения.

Это скопление воздуха в легких, когда не работает клапанный механизм. Легкие при этом не могут сжиматься, а только расширяются. У ребенка появляется одышка, дыхательная недостаточность. Чтобы восстановить дыхание, удаляем пораженную долю легкого.

– Отчего возникают все эти врожденные пороки?

– Они были всегда. И сто лет назад и ранее. Их причина – во внутриутробном развитии плода, обычно в первые два месяца. Если в этот период беременная женщина заболела чем-нибудь, к примеру, вирусной или другой инфекцией, опасность и вероятность развития пороков очень высока. Бывает это и из-за стрессовых ситуаций, когда происходит срыв нормального развития при закладке органов.

– А как часто гибнут такие малыши?

– Раньше такие дети погибали часто. Лет десять назад доходило до 80 процентов. Но с развитием нашей медицины в последнее время выживаемость таких малышей повысилась до 90–95 процентов. Например, в этой клинике в 2012 – 2013 годах летальность была больше 100 детей в год. Из-за пороков и других проблем. В основном маленькие умирали. А в течение последних 2–3 лет эта цифра уменьшилась до 25–29 случаев. И то среди них чаще бывают травмы несовместимые с жизнью и другие очень серьезные патологии.

Но от ожогов пищевода у нас практически никто не умирает. Всех спасаем, кого к нам успели довезти. Тьфу-тьфу…

Но, пользуясь случаем, хочу сказать родителям, чтобы они были внимательными и все эти очистители канализации, казанов, моющие средства и химические препараты, которые обладают прижигающим действием, хранили в недоступном для детей месте. А еще лучше – не хранили вовсе, а использовали одномоментно и уничтожали. Потому что дети есть дети. Они везде найдут!

Я даже слышал, что в странах ближнего зарубежья, например в Узбекистане, мощные китайские очистители, которые обладают сверхсильным действием, вообще не используют.

Вот был у нас случай, когда двухлетняя девочка выпила канализационный очиститель наподобие “Крота” и получила проникающий ожог. От стенки пищевода он дошел до дыхательного горла, трахеи.

И у нее по мере заживления образовался трахеепищеводный свищ. Пришлось сначала временно вывести верхний отдел пищевода наружу через шею, чтобы слюна не засасывалась в трахею, а выводилась наружу. А к желудку провести гастростому, трубку, через которую можно кормить ребенка протертыми кашами и супами. Потом этот дефект, свищ трахеи, зашили. И пищевод снова соединили с кишечником. Сейчас, слава Богу, эта девочка жива-здорова. Ей уже около пяти лет, и готовятся снять инвалидность. Она ничем не отличается от обычного здорового ребенка и скоро пойдет в школу.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи