Опубликовано: 3300

Людмила Прокашева: Над нашими конькобежцами проводят эксперименты

Людмила Прокашева: Над нашими конькобежцами проводят эксперименты

Конфликты внутри команды, взаимные обиды, низкие результаты – такое сегодня неприглядное лицо сборной Казахстана по конькобежному спорту

С Олимпиадой сезон у конькобежцев не заканчивается. В весенней части международного календаря стоят чемпионаты мира по спринтерскому и классическому многоборью, финал Кубка мира. Тем не менее наши спортсмены уже разъехались по домам.

– Никто из них не отобрался на заключительные старты сезона. Одна только Катя Айдова могла выступать в Китае на спринтерском чемпионате мира. Однако она вместе со своим личным тренером Сергеем Сургутановым решила на соревнования не ехать. Говорят, визы долго оформлять и тому подобное, – объяснила “КАРАВАНУ” главный тренер сборной Казахстана по конькобежному спорту, бронзовый призер Олимпиады-1998 на дистанции 5 000 м Людмила ПРОКАШЕВА.

Противоречивая Айдова

– У Айдовой был лучший среди наших конькобежцев результат на Олимпиаде – 18-е место на 1 500 м…

– Да, но свои коронные дистанции – 500 м и 1 000 м – она пробежала хуже, чем раньше. При этом Катя обещала хорошие результаты, если ее наставника возьмут в Пхёнчхан. Ну а после выступления в интервью сказала, что нет такого тренера, который мотивировал бы ее на высокие результаты. Для этого ей нужна иностранная тренерская команда. Так что Айдова сама себе противоречит.

Знаете, если человек летом не тренируется в полную силу, ему никакие тренеры не помогут. Я провела с Катей целый год и видела ее подготовку.

Говорю Сургутанову: “Валерьич, только ты можешь помочь. Она лишь тебе подчиняется”. Хотя получается, что это больше Сургутанов Катю слушается.

– Что делать в такой ситуации?

– Кате действительно нужен тренер, который ее, скорее, не смотивирует, а заставит работать. Айдова – одаренная спортсменка, но в наших тренерах не видит потенциала, считая, что они могут довести максимум до мастера спорта, не дальше. На это могу только сказать: “Закончишь бегать – иди в тренеры. Вот тогда и посмотрим, что ты сможешь сделать”.

У Креча всегда кто-то виноват

– Как обстоит дело с мотивацией у мужчин, чьи результаты были даже хуже Катиных?

Станислав Палкин и Артём Крикунов пробежали по максимуму (первый занял 24-е место на 500 м и 29-е место на 1 000 м, второй – 25-е место на 500 м. – Прим. ред.). Они справились с волнением и достойно представили наше подрастающее поколение. Оба, кстати, выступают за Караганду, как и Айдова.

Другое дело – Роман Креч. Когда он вышел на старт 500-метровки, его было не узнать. Роман выглядел каким-то потерянным. Это не только мои наблюдения, но и тех, с кем я смотрела забег.

На результат Креча больше влияет не физическое его состояние, а психологическое. Это и не позволило ему бороться за высокие места.

Читала интервью Креча, в котором он говорит, что на этапе Кубка мира в Германии чуть ли не инсульт перенес. Понять не могу, как можно после этого тренироваться? Еще он пишет, что у него пропали коньки. Роману в этом сезоне заказали три пары коньков. Кроме того, предоставили массажиста, которого он хотел и который работает только с ним. Замечу, что все просьбы спортсменов были услышаны руководством нашего спорта.

– У Креча были вопросы и по прошлому сезону, когда сборная неудачно выступила на домашней Универсиаде и Азиатских играх в Японии…

– Я его просила перед Универсиадой не ехать на Кубок мира в Берлин, а готовиться к Студенческим играм. Тем более что премиальные были очень хорошими – по 15 тысяч долларов за первое место.

Выиграй две дистанции, и пару лет будешь жить безбедно.

“Нет, поеду в Берлин, – уперся. – Обещаю вам, Людмила Вячеславовна, что вернусь и выиграю Универсиаду”. В итоге не выиграл ничего ни в Берлине, ни в Алматы. И все время у него кто-то виноват. К Азиатским играм тоже не смог подготовиться. Сакен Мусайбеков (вице-министр культуры и спорта. – Прим. ред.) говорит: “Я же не могу его за это выгнать из команды”. “Его – нет, но у него есть тренер, которого вы могли бы приструнить. Спортсменами же мы разбрасываться не можем, у нас нет резерва”. “Ну, давай подождем”. Вот и подождали. Роман Креч: Для кого-то я стал врагом номер один

Обидчивый Бабенко

– Наш единственный бегун на длинные дистанции, Дмитрий Бабенко, выступал на трех Олимпиадах, но в Пхёнчхан не отобрался…

– Начну с того, что нашу сборную поделили пополам: пятерых конькобежцев отдали тренеру-консультанту Вадиму Саютину, а пятерых – мне. Хотя я шла в сборную, как главный тренер, который не работает на льду со спортсменами: Сакен Жунусбекович (Мусайбеков. – Прим. ред.) просто просил навести порядок. Так вот, летом все шло хорошо. В сентяб­ре Бабенко вдруг обижается на какую-то мою фразу, сказанную вообще не в его адрес. Вместо того чтобы напрямую подойти ко мне, он просто затаился.

При встрече здоровался, но другим спортсменам запретил ко мне подходить. Это я от самих ребят узнала.

Еще Бабенко получает колоссальную поддержку от своего земляка по Северному Казахстану Серика Жарасбаева (председатель комитета по делам спорта и физической культуры. – Прим. ред.), с которым вместе учился. Тот, пользуясь служебным положением, давил на меня, когда я не взяла на Азиатские игры Татьяну Климчук из Петропавловска.

А я жила с ней в одном номере и видела, как она до 3–4 часов утра сидела в телефоне, а потом просыпала завтрак.

Прежде чем упрекать, ты сначала спроси, на каком основании я ее отстранила.

Потерянные круги Кузина

– Что случилось с Денисом Кузиным, чемпионом мира 2013 года?

– Начиная с 2011 года, когда он стал в Алматы чемпионом Азиады на “полуторке”, его результаты становились всё хуже и хуже. В 2013-м в Сочи он ехал фаворитом на 1 500 м, но перегорел. Решив, что на этом чемпионат мира для него завершен, Денис вышел на “тысячу” раскрепощенным, технически пробежал ее идеально и победил, хотя эта дистанция не его. Однако с каждым сезоном у Кузина “пропадали круги”. Сначала он перестал доезжать третий круг, потом заканчивались силы на втором. Сейчас его хватает только на 500 метров – разгон и круг. Это проблема не Дениса, а программы тренера, которая ориентирована чисто на спринт.

Говорю Кузину: “Подойди к Саютину, скажи, что тебе нужна другая программа”. – “Не буду этого делать. Все равно он меня не слушает”.

В прошлом году в Минске встретилась с Сергеем Клевченей, который тоже в свое время был тренером-консультантом в нашей сборной. Ребята говорили, что при нем они всегда бежали. Однако Саютин его каким-то образом выжил. Видимо, хотел единолично возглавлять команду. Так вот, говорю: “Серега, у меня в группе Катя Айдова, подкорректируй план”. И показываю ему план Саютина. “О, так это же я писал. Кате по нему надо нагрузку втрое больше давать”. И тут у меня пазл сложился.

Я еще удивлялась, почему Саютин, будучи средневиком, готовит спринтеров? Так он просто работает по чужим планам, которые применяет ко всем подряд.

Я об этом говорила и Кайыргельды Жанпеисову, когда тот еще возглавлял ДШНК, и Мусайбекову. Но все осталось по-прежнему. Саютин хорошо умеет убеждать. После его звонков мне говорили, что надо делать так, как хочет Вадим Александрович. Вадим САЮТИН: Сборной нужна конкуренция

Время все расставит по своим местам. Конечно, я могу сказать, что Саютин получил то, к чему шел. Но мне очень жаль, что к этому пришли и наши спортсмены, которые, в принципе, не такие уж и молодые. Им под 30, а в таком возрасте на них нельзя проводить эксперименты.

Тепличные спортсмены

– Как можно изменить это положение?

– Есть только один способ. Нельзя всю подготовку зацикливать на одном-двух тренерах. Должны быть мужской и женский тренер, спринтерской и многоборской направленности. Разговаривала я с Сакеном Жунусбековичем и по поводу кандидатуры тренера-консультанта из дальнего зарубежья. Сначала он вроде положительно к этому отнесся, но после Олимпиады изменил свое мнение. Значит, постараюсь поднять этот вопрос уже перед Тимуром Кулибаевым (президент Национального олимпийского комитета. – Прим. ред.). Чувствую, что он действительно хочет добиться высоких результатов в зимних видах.

Результаты лидеров сборной Казахстана на олимпиадах

– Вы готовы продолжать работать в нынешних условиях?

– Уже проскальзывала мысль, что, может, это не мое. Не люблю, когда говорят и обещают одно, а по факту получается абсолютно другое. Настроение, конечно, угнетенное из-за того, что происходит.

Знаете, у нас руководство слишком много слушает спортсменов. Тех, кто занимает 30-е места, надо не выслушивать, а заставлять работать. Они же к этому не приучены.

Я не имею в виду Креча. Он профессионал до мозга костей. Это иногда играет с ним злую шутку. Когда надо отдохнуть, он продолжает делать больше, чем нужно. Людмила ПРОКАШЕВА. О преданности, тормозах для спорта и олимпийском духе

Когда сама выступала, то даже подумать не могла, чтобы звонить Анатолию Кожекеновичу (Кульназаров, в то время председатель комитета по туризму и спорту. – Прим. ред.). Знала, что если будет результат, то будут и поездки. Сегодняшние же спортсмены привыкли к тепличным условиям. Это, наверное, одна из причин, по которой они не могут конкурировать на международной арене.

Сейчас у нас спорт­смен получает в пределах 300–500 тысяч тенге в месяц, привык много времени проводить за рубежом, сладко кушать и мягко спать.

Медалей нет, зато по три-четыре квартиры, несколько машин. Не хочу никого обидеть, но как подготовились к Олимпиаде, то и получили.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть