Опубликовано: 580

Лето обещают жаркое: что делают в Казахстане, чтобы не повторилась прошлогодняя засуха

Лето обещают жаркое: что делают в Казахстане, чтобы не повторилась прошлогодняя засуха Фото - Тахир САСЫКОВ

Грабли – подходящий советчик. Но не всегда. Если верить Казгидромету, жара проявится уже на днях в Кармакшинском районе Кызылординской области и в Мангистауском – одноименной области. “Умеренная засуха ожидается в окрестностях Степногорска Акмолинской области, в районе им. Магжана Жумабаева и в Аральском районе Кызылординской”. На июнь прогноз еще жестче. Что делают центральные и местные власти, чтобы не повторилась

история прошлого года?

Госорганы регулярно получают сводки от властелинов погоды. Насколько адекватные меры принимают? Прошлые годы показали, что далеко не всегда и не везде. Все самые “горячие” точки в стране известны. Написаны центнеры бумажных планов и программ. Но проблема с водообеспечением областей, подверженных засухам, похоже, решается по капле в год.

Семь бед – один ответ

В начале марта вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов Серик Кожаниязов на пресс-конференции сказал, что, согласно поручениям Президента Токаева, ведомство начало цифровизировать и автоматизировать управление гидротехническими сооружениями, наладило распределение, учет и мониторинг водных ресурсов. Попутно вице-министр заметил, что “глобальное потепление привело к испарению влаги на водосборах, уменьшению ледникового стока, который обеспечивает до 50 процентов в вегетативный период земли сельхозназначения”. Ну и перечислил самые жаждущие регионы.

Это было сказано через год после поручения главы государства. Что сделано? Наконец-то где-то укрепили и очистили русла рек, худо-бедно отремонтировали отдельные ГТС. Ну и определили главные все угрозы – в количестве семи штук. Это, прежде всего, сокращение водных ресурсов из-за изменения климата. Зависимость от поступления стоков из-за рубежа – Узбекистана, Китая, России. Нерациональное и неэффективное водопользование (нет полного учета). Далее – низкая укомплектованность комитета по водным ресурсам и его бассейновых инспекций. Отмечено снижение экологически безопасного и экономически оптимального уровня водопользования для сохранения и улучшения жизненных условий населения и окружающей среды. Два последних пункта – сильная изношенность и аварийность гидротехнических сооружений – плотин, дамб, водохранилищ. И еще слабое научное сопровождение управления водой и дефицит кадров. Кто мешал заняться этим раньше?

Комментарии экспертов сразу пошли девятым валом.

Под лежачий камень…

Во-первых, вопрос дефицита воды и откуда у него ноги растут – они поднимали еще лет 20 назад. Но тогда уголь, металл и другие полезные ископаемые стояли на первом плане. Хотя еще в конце 90-х годов многие мировые ученые предупреждали, что нехватка Н2О к 2025–2030 годам станет самой острой проблемой на Земле.

Во-вторых, все переговоры с зарубежными хозяевами трансграничных рек еще ни разу не привели к положительному результату для Казахстана. В-третьих, ни региональные исполнительные органы, ни минсельхоз, по сути, все эти годы не готовили кадры для этого сектора экономики. Водой заправляли местные мирабы, которые, по сути, сделали фермеров своими вассалами. В-четвертых, когда государство перестало контролировать этот сектор, который ухнул в черную дыру без уплаты налогов (а тут миллиарды тенге в масштабах страны), правительство и парламент не сразу отреагировали – потеряли время и возможности решить проблемы вовремя и дешевле, чем сейчас.

Предложение минэкологии “обеспечить участие водопользователей в управлении водными ресурсами”, по мнению гидроинженера Валерия Бажина, “местами выглядит наивным и бессмысленным. Как это возможно, если хозяева воды и районные власти чаще всего, по сути, иногда местная госкомпания”?

В январе 2020-го тогдашний министр экологии Магзум Мирзагалиев, презентуя концепцию программы управления водными ресурсами на 2020–2030 годы, заявил, что госпроект “Smart water” (в переводе – “Умная вода”) позволит “экологически оптимальное использование ресурсов”.

Прошло полтора года. Много воды и денег утекло черт знает куда. А где работа над ошибками? Как весна – борьба с паводками. Как лето – борьба с засухой. Старые грабли опыта не прибавляют?

Ну да, граблями водохранилища не выкопать.

Вода дороже денег

В 2018–2019 годах минэкологии докладывало, что в течение 10 лет в стране построят 29 новых водонакопителей. В 2020–2021-м – что надо уже 39. Долго искал, что и где построили. Полной картины так и не увидел. Хотя только регионам на это два года выделяли от 10 до 20 миллиардов тенге. Куда они делись? Засуха стала источником финансирования госчиновников?

В конце 2016-го эколог Алимжан Хазеев заявил, что из-за дефицита воды минсельхозу и минэкологии таки придется поднять вопрос о сокращении посевов в республике самых водопрожорливых культур – хлопка и риса. А они у нас там, где влаги не хватает. Как в омут смотрел. И еще он заметил, что рано или поздно придется создавать специальное ведомство, которое будет отвечать только за воду. Потому что ее дефицит будет нарастать с каждым годом. Ну и затраты на ликвидацию последствий засух – тоже.

Так что у продолжения романа “Вода и жара” будет продолжение.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи