Опубликовано: 9500

Крик души “малодетной” мамы: “Дайте возможность жить, а не выживать!”

Крик души “малодетной” мамы: “Дайте возможность жить, а не выживать!”

“У меня трое детей, а многодетными, по нашим законам, считаются семьи, в которых четверо детей. А трое это что – малодетные?! Куда я только не писала и не обращалась за эти годы! Везде меня футболили, одни отписки. Сил нет больше!

Я одна поднимаю детей, на мне кредиты – брала не от хорошей жизни… Долг по алиментам – более двух миллионов тенге, но мужа даже не ищут. Сколько раз слышала, что создаются новые законы для защиты матерей. И где же они в действии?” – написала в “КАРАВАН” алматинка Индира ДЖУМАГУЛОВА.

В редакцию 32-летняя женщина пришла с огромным пакетом бумаг – многолетней перепиской с госорганами, банками, судебными решениями и многим другим.

Рассказала, что воспитывает 12-летнюю дочь и 10-летнего сына от первого брака и дочку – четырех с половиной лет от второго. С первым мужем брак не сложился, и в 2010 году вышел судебный приказ о выплате алиментов. Пара развелась официально только через три года.

“Судисполнители руками разводят – что с него взять?”

– Таких матерей, как я, в Казахстане тысячи, ситуации, проблемы у нас похожие, – говорит Индира. – Постановление о задолженности в сумме 731 тысяча тенге я смогла получить только через пять (!) лет. До этого не могла вообще найти концов, бывший муж просто исчез. Писала в прокуратуру, Администрацию Президента, минюст, судебным исполнителям. Последние постоянно менялись. То дело в Жамбылскую область передавали, так как бывший муж там прописан, то в Алматы. Только в мае 2015 года его нашли в Жамбыле. Он стал выплачивать алименты раз в несколько месяцев, по 5, 10 тысяч тенге. Недавно решила с ним месяц пожить ради детей. Думала, начнет им помогать. Разводы в Казахстане должны быть делом дорогим и утомительным - эксперт

Дело в том, что у сына недовес сильный. А после сотрясения мозга он падает в обмороки, кровь из носа идет. У старшей дочери тоже проблемы со здоровьем. Нужны лекарства, диагностика.

Но муж за месяц переночевал дома четыре раза. Ушел. Со вторым супругом мы когда-то развелись. Он дочке помогает. Ее алименты я тяну на троих. Это примерно 30–40 тысяч тенге в месяц.

На руках у Индиры постановление частного судебного исполнителя исполнительного округа города Алматы Изместьева О. В. об определении задолженности. На 30 апреля 2018 года долг по алиментам составляет 2 миллиона 130 тысяч 985 тенге.

– Я за пять лет так устала! – продолжает Индира. – Писала много раз в прокуратуру. Приходят ответы, что дело передано судебному исполнителю. Судебные исполнители руками разводят – имущества, машины у бывшего мужа нет, прописка у бабушки где-то в ауле. Мол, что с него взять?

В одной из последних переписок судисполнитель заявил, что подаст в суд на выдачу постановления на розыск алиментщика, так как его телефон отключен. В итоге написал, что суд отказал в розыске, а сам он этим заниматься не будет.

А мне что делать? В департаменте юстиции Алматы ответили, что решение, действие (бездействие) судебного исполнителя подлежит обжалованию в судебном порядке.

Читала, слышала выступления чиновников, что казахстанских алиментщиков будут строго привлекать к ответственности. Но мой пример, как и многих женщин, говорит об обратном! Я говорила судебным исполнителям: устройте бывшего мужа через центр занятости дворником и взимайте с его зарплаты деньги. Ответили: да, мы так и сделаем. Но все осталось на словах.

“Кредиты душат”

– Несколько раз я обращалась в райсобес, чтобы мне какое-нибудь пособие оформили, когда еще сидела с маленькой дочкой, – рассказывает Индира. – Нет таких пособий. Обратилась в ЦОН за помощью. Сказали принести справку о доходах всех членов семьи, прописанных в квартире. Но там, где я прописана с детьми, есть еще бабушка-пенсионерка, дядя-инвалид, у которого психическое заболевание. На тот момент дедушка был жив. Мама прописана. Тетя прописана, но живет отдельно.

Получается, большая семья, у всех – пенсии. Но моя семья – я и мои дети! В общем, помощь нам не положена…

– Последние годы мы буквально выживаем, – продолжает моя собеседница. – Я работаю, но нас душат кредиты. Еще до рождения третьего ребенка работала учительницей, потом устроилась в банк. Детсад стоил на двоих 54 тысячи тенге в месяц. Уходила вся зарплата, не хватало ни на что. Маме делали операции несколько раз на коленях, чтобы она ходить могла.

Пришлось взять кредиты – на садик, операции. Домой стиральную машину купили, тоже в кредит. Брали один кредит, досрочно погашали другой, а на разницу жили.

Потом в банке меня повысили. Но произошло ДТП, в которое я попала со вторым супругом. Долго была на больничном, не могла ходить. Сказали – увольняйся. В качестве пострадавшей в уголовном деле меня не оказалось. Никакой компенсации, помощи от виновных в этой аварии я не получила.

По словам мамы троих детей, каждый месяц она выплачивает суммы по банковским кредитам. Но пеня не дает возможность вздохнуть свободно. За те годы, пока сидела дома с грудной дочерью, набежала приличная сумма. Микрокредитная макрокабала: как один кредит может пустить жизнь под откос

– Сейчас на вас сколько кредитов?

– Пять: три в одном банке, два – в другом. Общая сумма около трех миллионов тенге. Это в основном пеня. Несколько раз банки арестовывали мои карты, хотя я им писала заявление, что на нее приходят алименты. Потом разблокировали.

Я стараюсь оплачивать по кредитам, но возникают непредвиденные расходы.

У старшей дочери проблемы по неврологии – то глаз дергается, то головные боли. У младшей – пострахитический синдром, килевидная деформация грудной клетки, проблемы с ножками, ей необходимы гимнастика, плавание, диагностика. Это все платное.

“Отцы детей в бегах, и никто ничего не может с этим сделать!”

По словам Индиры, когда-то в школе ей пару раз помогли купить школьную форму, было бесплатное питание для детей младших классов.

– Мои дети, другие школьники жаловались, что кормят невкусно, и когда снова предложили, мы отказались, я им все равно еще деньги на пирожки и другую еду давала, – говорит женщина. – Тут еще такой момент – дети выросли, хотят быть как все. Стесняются, не хотят выглядеть ущемленными…

Мама троих детей рассказала и такой эпизод из своей жизни. Как только забеременела третьей дочкой, обратилась в районный центр занятости, попросила найти работу, чтобы могла оплачивать кредиты:

– Ходила, отмечалась как безработная. Мне сказали: мы вам будем выплачивать ежемесячно по 26 тысяч тенге на основании того, что раньше были пенсионные отчисления. Пособие я получала, но с работой мне не помогли.

Через три года меня вызывают в центр: вы нам должны 67 тысяч тенге, мол, наш сотрудник ошибся и перечислил вам большую сумму.

Я сказала: ваш сотрудник виноват, с ним и разбирайтесь. Написала заявление, что отказываюсь выплачивать. Через полгода на меня подали в суд о взыскании незаконно полученной социальной выплаты. Якобы я не являлась в центр, не отмечалась. В таком случае, если я не являлась, почему центр выплату не приостановил? Куда делся журнал, в котором я отмечалась? Были заседания. В итоге суд оставил исковое заявление Государственного фонда социального страхования о взыскании с меня суммы без рассмотрения. Мама, зачем ты меня родила? Казахстанка бросила работать, чтобы не платить алименты сыну

– Я хочу, чтобы меня услышали, – говорит женщина. – Дайте возможность одиноким мамам жить, а не выживать! Если бы с первого супруга взыскали алименты, я получала каждый месяц деньги на содержание детей, у меня не было бы столько проблем.

Женщины вынуждены влезать в кредиты, вкалывать на нескольких работах, оставлять малышей одних. А отцы детей в бегах, и никто ничего не может с этим сделать!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Arina0607 11 марта

Да видимо не от хорошей жизни не платят алименты. Скорее всего просто нет работы. Нет рабочих мест...ну и дальше по списку....А страдают дети, и матери сердце рвут на части, здоровье садят из за нервов

Новости партнеров