Опубликовано: 212300

Кошмар в раю: исповедь казахстанки, отсидевшей в тайской тюрьме

Кошмар в раю: исповедь казахстанки, отсидевшей в тайской тюрьме

От сумы и тюрьмы не зарекайся – в этом алматинка Алина С. убедилась на своем горьком опыте. Отправившись работать по контракту вместе с супругом в королевство улыбок и орхидей, женщина даже не предполагала, что окажется за решеткой.

Отдельные подробности ее жизни уже вошли в бестселлер известной израильской писательницы Дины Рубиной “Русская канарейка”.

– Когда Алина с мужем купили билеты в Таиланд, собрали чемоданы, я им даже немного позавидовала, – откровенничает сестра Алины Света (имена главных героинь изменены по их просьбе. – Прим. авт.). – Алина звонила, а потом вдруг пропала. Спустя две недели позвонил ее супруг и оглушил сообщением – сестра в тюрьме. Ситуация там вышла нелепая, скандал в магазине, до драки дошло. Прошло уже несколько лет. У сестры все хорошо, сейчас она учится в Европе и о своем злоключении пишет книгу…

“Все улыбались, но моя судьба была предрешена”

С Алиной мы связались по скайпу. Разговор затянулся на три часа.

– Свою книгу я издам на нескольких иностранных языках, хочу, чтобы не только казахстанцы, но и европейцы, американцы знали, чем может обернуться их пребывание в Таиланде, насколько опасны случайные знакомства, незнание менталитета и элементарных вещей – что можно, а чего нельзя, просьбы людей, посещение злачных мест, баловство с наркотическими таблетками, – говорит женщина. – Я и сама не поняла, как оказалась в полицейском участке. Да, погорячилась. Позже узнала – “разводить” надо до того, как тебя привезут в участок задержавшие тебя полицейские. У меня просто не было при себе запрошенной ими суммы – 500 долларов.

Женский коррекционный центр (так официально называется женская тюрьма) расположен в Бангкоке. На тот момент в нем находилось около 8 тысяч человек. Делится он на две половины: в одной сидели за тяжкие преступления, предусматривающие долгие сроки наказания. В основном отбывали наказание женщины за убийства, но 90 процентов – за наркопреступления. Были там актрисы, барменши, официантки, в том числе пожилые женщины. Многих подставили их мужчины.

В Таиланде синтетические наркотики можно купить за доллар – “яба яха”, “дурная таблетка” переводится. Привыкание моментальное. Удивило, что сидят старухи – 80-, 90-летние. Оказалось, внуки-наркоторговцы упекают их в тюрьму вместо себя. Потом приносят передачи. От логики молодых я в шоке: какая разница, где старухе умирать – дома или в тюрьме?

– Моя камера была, так сказать, интеллектуальная, – продолжает Алина. – Здесь сидели проворовавшиеся бухгалтеры, игравшие на бирже, за финансовые махинации, невыплаченные кредиты и так далее. Многие с высшим образованием, владели иностранными языками. Узники Поднебесной: китайская полиция предвзято относится к казахстанцам

Суд надо мной состоялся на следующий день после ареста. Все улыбались, переводчик переводил мои слова, полицейские что-то писали, но, думаю, моя судьба была предрешена. Я согласилась с тем, что якобы виновна, – по тайским законам признание вины смягчает срок. Мне еще повезло, если можно так выразиться, что скандал в магазине произошел до 16.00. После этого времени те же деяния приравнивались к более тяжким, и срок заключения был бы выше!

Нет денег – будешь есть помои

– У меня забрали вещи, выдали футболку и юбку с запахом сырости, – продолжает собеседница “КАРАВАНА”. – Камера – просторная комната без мебели, только стопка тонких одеял. В ней ночуют человек 60.

Все лежат, как шпроты в банке, на деревянном полу. Голова – к ногам, рядами. Сидят на нем же. Спасал только теплый климат.

Туалет – за кафельной перегородкой, дверей нет. Душ принимали вместе, партиями. На это дается время, пока надзиратель считает до 10. Затем следующая партия. Не успел – твои проблемы.

Спали при свете. Подъем в четыре часа утра. Надзиратель проходит и будит всех ударами дубинки по железным прутьям окна (стекол нет). После освобождения этот звук долго снился мне по ночам. Сразу после подъема всех выводят во двор.

Кто-то строится в колонну – принять душ, кто-то несется за кипятком стоимостью один бат, чтобы сделать кофе.

Двор без крыши, ты видишь пролетающие над головой самолеты, слышишь песнопения в буддистском храме, птички поют, кругом цветы, бабочки. Но ты в тюрьме!

– Какую работу выполняли заключенные?

– Женщины целый день вышивали, делали искусственные цветы, кто-то – десерты. За это не платили. Некоторые пекли хлеб в тюремной пекарне. Адский труд. Зато в месяц положены буханка хлеба и 1 тысяча бат.

В 16.00 загоняют обратно в камеру, и делай что хочешь. Интернета, компьютера, газет не было, только старые книги на тайском и английском. Телевизионный канал показывал официальные новости, местные сериалы. Ты отрезан от мира.

Многие покупали открытки, бумагу, писали письма родным, друзьям. Часто к нам приходили миссионеры-христиане. Свидание с родными разрешали хоть каждый день, но ровно пять минут, через решетку в специальной комнате. А личное свидание в отдельной комнате – раз в три месяца, всего на час.

– А как кормили?

– Была общая столовая для тех, у кого нет денег. Давали коричневый рис и траву, сваренную на воде. Все это больше напоминало помои. Перед едой – молитва или чтение тюремных правил. У кого есть деньги (их заменяли здесь бумажные талоны, эквивалентные деньгам, переведенным от родных на тюремный счет), те покупали вполне приличную еду – курицу, жареное яйцо, макароны, фрукты…

Я питалась на 10 бат в день. Это очень мало. За три месяца похудела на 12 килограммов.

Когда заключенным приходили посылки, все угощали других. Как-то я заболела, попала в медпункт. Девочки-славянки из другой части тюрьмы передали мне новое нижнее белье, сгущенку, кофе.

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ
Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Никакого интима!

– Как складывались отношения между женщинами?

– Я сразу подружилась с Нилой, уроженкой Одессы. Ее подставил любимый мужчина с наркотиками. Нилу приговорили к пожизненному заключению. Но сейчас она на свободе, вышла по амнистии. Мамарум – староста камеры – ничего лишнего себе не позволяла. Вообще, к белым здесь относились с уважением. Несколько раз дрались вьетнамки, но их быстро разнимали. Персоналу с дубинками до тебя нет дела, они просто находятся рядом.

– Были ли среди заключенных романы?

– Здесь вообще нет интима, все на виду. Ты даже, извините, на унитазе не можешь побыть одна. Все время кто-то рядом. Может, и были романтические связи, но в глаза это не бросалось.

“Смотрела на сроки женщин, и было страшно…”

Я попросила Алину рассказать, кто были ее сокамерницы.

– Англичанки, американки, австралийки, украинки, россиянки, тайки, узбечки, – вспоминает Алина. – От некоторых историй волосы вставали дыбом. Самые громкие аресты казахстанцев за рубежом

Сидела женщина Ирина, из интеллигентной еврейской семьи. Она родом из России, живет с семьей в Новой Зеландии. С мужем, внучкой летела через Бангкок. Зашла в дьюти-фри. У нее очень плохое зрение, при себе трое очков.

В магазине примеряла солнцезащитные очки и положила их в кофр вместо своих. Ее арестовали. Суд назначил ей год заключения.

Посчитали, что она покусилась на имущество покойного ныне короля, которому принадлежали аэропорт и магазины.

18-летняя тайка Понг оказалась в тюрьме из-за парня. Он убегал от полиции на мотобайке, когда его догнали, толкнул стража порядка. Тот упал, ударился головой о камень и скончался в больнице. Парень сдуру примчался к Понг. Там их задержали. На суде он плакал, говорил, она ни при чем. Но ее посадили как соучастницу убийства. Она уже освободилась, завела семью, пишет письма. Мечтает приехать и увидеть снег.

Китаянка Джессика из Гонконга, красивая, высокая, образованная, вместе с компанией набирала в дорогих бутиках продукцию и расплачивалась фальшивыми карточками. Сначала ее приговорили к смертной казни, потом снизили срок до 25 лет. Недавно она вышла по помилованию.

У всех женщин на бейджах обозначен срок. У некоторых 50, 100, 200 лет… Я смотрела на сроки, и мне было страшно.

Раз в месяц заключенный может написать прошение о помиловании, но это письмо в пустоту. Иногда сроки снижают, например, вместо 100 лет дают 90.

– Трансвеститы были?

– Они сидят в мужской тюрьме. Многие таким образом зарабатывают – разбивают витрину в магазине и садятся в тюрьму на несколько месяцев. За что казахстанцев сажают в узбекские тюрьмы

“Лайфхаки” для туристов

– Оказаться в тюрьме Таиланда можно по нелепой случайности, – заключает Алина. – Например, повсюду продают сувениры – голову Будды. Оказывается, она запрещена к вывозу, и в аэропорту могут возникнуть проблемы. Сидела беременная англичанка, которая с мужем приехала работать по контракту. В том подъезде, где пара снимала квартиру, торговали наркотиками. Когда проходила операция, английскую семью загребли вместе с наркоторговцами.

Доказать что-то тайскому правосудию очень сложно. В любом конфликте с тайцем виноват будешь ты.

Если тебя кинули тайцы с какой-то услугой и ты требуешь свои деньги обратно, может получиться так, что тебя обвинят в вымогательстве. Удивляюсь, как многие ведутся на обещания аферистов подзаработать в Таиланде или другой азиатской стране перевозкой наркотиков. Очнитесь! Вас тут же сдадут. Наркоторговцы сами охотно сдают “фарангов” – так здесь называют всех европейцев. Нюансов много. Поэтому береженого Бог бережет.

P. S. В 2017 году в Королевстве Таиланд привлечено к уголовной ответственности двое граждан Казахстана.

Алматы

Почему в Казахстане разрешили к показу скандальный фильм Алексея Учителя - "Матильда"?

  • 1. Потому что нынешняя территория Казахстана входила в состав Российской империи при царе Николае II

    107
  • 2. Мы - независимая страна и сами решаем, что показывать и смотреть

    396
  • 3. Это - потенциальный шедевр мирового киноискусства

    64
  • 4. Потому что - потому что...

    110
  • 5. Мне безразличен этот фильм, я смотрю только отечественное кино

    92
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 769

КОММЕНТАРИИ

[X]