Опубликовано: 2700

Как в казахстанской армии исковеркали главный закон

Как в казахстанской армии исковеркали главный закон Фото - Тахир САСЫКОВ

В армии принято обращаться к командующим, главнокомандующим, министру обороны по должности – “господин командующий!” и так далее. И несдобровать тому солдату, сержанту или офицеру, кто обратится к занимающему эти должности генералу по званию.

Хотя в статье 159 общевоинских уставов черным по белому написано: “Подчиненные и младшие, обращаясь по службе к начальникам и старшим, называют их по воинскому званию с добавлением слова “господин/ госпожа”.

На наш соответствующий запрос “КАРАВАНУ” ответил вице-министр обороны Талгат МУХТАРОВ, который вроде бы признал правомочность этого требования, но в то же время заметил, что “запрета на обращение по воинской должности нет”. Он добавил, что есть начальники, которые в воинском звании ниже, чем их подчиненные. “Поэтому в целях соблюдения воинского этикета практикуется обращение по воинской должности”, – ответил генерал-лейтенант. По его словам, обращение не по званию, а по должности при проведении торжественных мероприятий “основано на устоявшихся воинских традициях”, но не написал каких. Может, генерал-лейтенант Мухтаров имел в виду обращение к высшим офицерам в довоенные годы: товарищ командарм (комкор, комдив, комбриг)? А в конце своего письма он резюмировал, что это нисколько не является нарушением воинской дисциплины и соответственно за это нельзя привлечь к ответственности.

“КАРАВАН” попросил юриста Сергея Уткина прокомментировать ответ военного ведомства.

– В законодательстве есть такое понятие – императивная и диспозитивная норма, – начал юрист. – Диспозитивные нормы в основном встречаются в гражданском законодательстве. Например, если законом или Гражданским кодексом предусмотрено какое-то правило, а потом пишут: “если иное не предусмотрено договором”, то правило можно изменить, потому что это позволяет сам закон. Как воспитать будущего защитника Отечества

А императивная норма – это как написано, так и должно быть, нет другого толкования, нельзя вильнуть ни вправо, ни влево. Нравится или не нравится, но все это должны выполнять.

В данном случае норма статьи 159 устава внутренней службы четко говорит императив: военнослужащие должны обращаться друг к другу по воинскому званию с добавлением слова “господин”. Но не по должности.

Слова замминистра, где он говорит, что, раз уставом не запрещено, значит, можно, и ссылается на какие-то традиции – это просто слова. Такое обращение является нарушением устава внутренней службы. Абсолютно классическое нарушение.

И если за нарушение устава нельзя привлечь к ответственности, то за что же тогда привлекать? Какая разница, как ты будешь нарушать устав – мягко или грубо? Наоборот, минобороны должно очень скрупулезно обеспечивать соблюдение общевоинских уставов, ведь их утвердил указом глава государства.

Не нравится – пишите свои докладные записки, сделайте проект указа о внесении изменений в общевоинские уставы, и если Президент согласится и подпишет, то, пожалуйста, – с момента, как они вступят в законную силу, обращайтесь по должности, а не по званию.

У военных огромное количество норм – а в уставах они практически все императивные – и нигде не написано, что по-другому запрещается. И если в каждой фразе писать сначала правило, а рядом писать, что “все по-другому запрещается”, то законодатель просто устанет, когда все это будет писать, а мы – все это читать. Кому из нынешних офицеров и контрактников ВС РК светит крыша над головой

– По логике минобороны, тогда в роте можно разместить, к примеру, сауну? Ведь в уставе внутренней службы, где перечисляются помещения роты, не прописан запрет на ее размещение. Или, раз нет запрета на ношение спортивной одежды, тогда вместо армейской формы можно носить спортивку и кроссовки?

– Да, именно так!

Я окончил Московское ВОКУ, дослужился до капитана и командира роты, поэтому мне эта сфера знакома. Из практики прекрасно помню, когда к начальнику в звании подполковника подчиненные полковники так и обращались: “Товарищ подполковник”, а он им: “Товарищ полковник”. Сейчас, правда, употребляется слово “господин”. И все было, как по уставу. Ну и что с того, что начальник воинским званием ниже? Он же по должности старший.

Их военные юристы или из своих каких-то ощущений писали ответ, или они запутались, или понятия не имеют, что такое правовой акт.

Дело, можно сказать, пустячное, но в армейской среде это недопустимо. Ведь там, как известно, все должно быть четко, точно, строго, согласно уставу, приказу, положению или инструкции. И, конечно, однообразно – раз к одним военнослужащим обращаются по воинскому званию, то почему к другим – по должности?

Кстати, про “однообразно” есть одна армейская присказка, по которой обучали армейским порядкам новобранцев: Когда все кирзовые сапоги, за исключением одного, стоящего на подоконнике, находятся на полу, – это плохо. А вот когда все сапоги стоят на подоконнике – это хорошо! Хоть и безобразно, зато однообразно.

АЛМАТЫ

КОММЕНТАРИИ

[X]